Autoren

918
 

Aufzeichnungen

130582
Registrierung Passwort vergessen?
 » Autoren » Boris_Bim-Bad

Бим-Бад Борис

Несколько месяцев до моего рождения 28 декабря 1941 года и всю оставшуюся жизнь после него я, Борис Михайлович Бим-Бад, прожил в Москве. Родился же не в Москве, а в городке Илецкая Защита (после 1945 г. — Соль-Илецк), что на речке Илек, впадающей в Урал. Это нас с мамой вывезли из опасной военной Москвы "в эвакуацию". Как только отогнали от Москвы фашистов, мы сразу же вернулись домой — на Никольскую, рядом с Красной площадью.
Несколько месяцев до моего рождения 28 декабря 1941 года и всю оставшуюся жизнь после него я, Борис Михайлович Бим-Бад, прожил в Москве. Родился же не в Москве, а в городке Илецкая Защита (после 1945 г. — Соль-Илецк), что на речке Илек, впадающей в Урал. Это нас с мамой вывезли из опасной военной Москвы "в эвакуацию". Как только отогнали от Москвы фашистов, мы сразу же вернулись домой — на Никольскую, рядом с Красной площадью.

Вырос я у стен Кремля. Александровский сад знал наизусть, как и "Нашу древнюю столицу" Натальи Кончаловской. В детский филиал Исторической библиотеки (под крышей Исторического музея) бегал так же охотно, как по зубчатым стенам Китай-города.

В школу тогда брали по географическому принципу. Шалопаи с Красной площади в 1948 году попали в 177-ую "мужскую", что расположилась в том самом дворе по Никольской, где когда-то было здание овеянной Ломоносовской славой Славяно-греко-латинской академии и церковь при ней.

В 1958-ом я окончил среднюю школу, не ту, в которую поступал, а иную — совместную, с девочками, — и, разумеется, безнадежно влюбленный. Эта 167 московская школа была совершенно необыкновенной, редкой. Во главе ее стояла Лидия Петровна Мельникова, выдающийся, как я сейчас полностью понимаю, педагог, мудрый и величавый. Она подобрала учителей, одного лучше другого - словесников Сергея Михайловича Флоринского и Феликса Александровича Раскольникова, математика Эльфриду Моисеевну Абезгауз. Да все без единого исключения учителя были любимы школьниками.

На филфак МГУ меня не взяли, пошел работать, на следующий год стал заочником, затем — вечерником, и, наконец, дневником Петрозаводского университета, от любви начал слагать вирши, через пару лет вернулся из Карелии домой.

В Петрозаводске подрабатывал почтальоном, истопником и лектором. В Москве, учась, репетиторствовал. В 1963 г. женился на сокурснице, у нас родилась дочь. Красавица.

Годом позже окончил исторический факультет московского пединститута, где мне повезло у Нины Михайловны Демуровой учиться английскому языку.

Год ушел на действительную солдатскую службу (в пединституте не было военной кафедры), и с осени 1965-го я стал учить детей литературе, истории, искусству перевода, обществоведению, начал работать над диссертацией и писать статьи по педагогике в "Учительскую газету" и в "Преподавание истории в школе".

В тайны и хитрости методики истории меня посвящали кудесники из ленинского пединститута Пётр Васильевич Гора и Ирина Павловна Шепетовская. Скоро меня заметил историк, методист, дидакт Исаак Яковлевич Лернер и пригласил работать в сектор дидактики под руководством Михаила Николаевича Скаткина.

Так, с апреля 1968-го (рокового для "оттепели" года) моя судьба связалась с Академией педагогических наук (ныне Российская академия образования), академиком (действительным членом) которой я был избран в июне 1992 года.

В 70-м защитил кандидатскую по современной зарубежной методике истории, а сам переключился на теорию и историю образования. Научился читать еще и по-немецки, подолгу сидел в спецхране Ленинки (как старший научный сотрудник), где, подписавши обещание не распространять обретенное знание, получил доступ к запретным тогда гуманитарным классикам ХХ века — и нашим, и зарубежным.


Среди них были и педологи — герои человековедения (child study, Kinderforschung). Много прежде я увлекся педагогической антропологией Ушинского, а под влиянием Эвальда Васильевича Ильенкова еще и классической философией человека (Канта, Фихте и Гегеля по преимуществу).

Так что природа человека и ребенок как отец человека окончательно заняли пространство моих раздумий, разысканий, наблюдений. И при первой же возможности возродить к жизни педологию под именем педагогической антропологии, это и сделал ("Советская педагогика", 1988, № 11). Так что докторскую диссертацию защитил по педантропологии.

Ильенков привлек меня также к работе со слепоглухими студентами психфака МГУ, что предопределило мой семнадцатилетний путь. Путь, пройденный совместно с детским домом для слепоглухих детей в Загорске (ныне Сергиев Посад) и с лабораторией в дефектологическом институте. Её возглавлял удивительно серьезный и глубокий учёный, увы, ныне покойный, Валерий Николаевич Чулков.

Перестройка вдохновила меня на участие в теоретической разработке образовательной стратегии сначала во ВНТК "Школа-1" под эгидой академика Е.П. Велихова (фактически этим коллективом руководил замечательный математик и педагог Алексей Львович Семёнов), а затем во ВНИК "Школа" под руководством Э.Д. Днепрова. Почти всё, что мы тогда обосновали, власть, в конечном счете, не востребовала, а то немногое, что разные госкомитеты и министерства признали и реализовали, было постепенно обезображено до неузнаваемости, превращено в свою противоположность.

Я создал тогда вольный университет, он назывался Российским открытым университетом (РОУ), зарегистрировал его как "малое предприятие" в 1989 году. До января 1992 года поступление в РОУ было свободным для всех, без каких-либо конкурсов, отборов и экзаменов, вне зависимости от уровня образования абитуриента, места проживания и гражданства, состояния здоровья и социального статуса, юридической правоспособности. Для поступления в РОУ достаточно было прислать заявление с просьбой о зачислении в тот или иной колледж или на кафедру. Полностью освобождались даже от очень небольшой платы за обучение в РОУ инвалиды, неработающие пенсионеры, школьники, заключённые и беженцы.

В первые три года жизни РОУ у меня училось более 100 000 человек.

Гиперинфляция съела активы РОУ. Пришлось ввести ощутимую плату за обучение, и число студентов резко сократилось. А постепенно и каток законодательства в области образования и его налогообложения сравнял с землей почти все мои новшества.

Благодаря инициативе и содействию первого президента Российской академии образования — Артура Владимировича Петровского — РОУ слился с Институтом повышения квалификации педагогов и психологов при академии. Он стал называться "Университет Российской академии образования" (УРАО).

УРАО жив до сего дня, хотя с августа 2003 года я уже не работаю в нём. Сейчас в нём учится около 17 000 студентов, стажеров, аспирантов.

Мне никогда не удавалось быть только историком и теоретиком педагогики, я всегда был и остаюсь практиком. Школьный учитель, учитель-экспериментатор, лектор Института повышения квалификации работников образования, преподаватель для слепоглухих, организатор высших учебных заведений, руководитель рядом университетов, заведующий кафедрами, преподаватель собственных и иных вузов, — я един во всех этих лицах. Так что смело обсуждайте со мной вопросы воспитательной и учебной практики, а не только философии образования.

Сколько бы я за долгую жизнь ни написал книг, брошюр, статей, газетных заметок, сказок и стихов, главные всё же впереди. Благодетели с сайта www.reability.ru любезно создали настоящий официальный сайт для меня, и я собираюсь размещать на нем плоды моих трудов, как опубликованные, так и совсем новые.

Для желающих обсуждать эти тексты, а также проблемы общей, отраслевой и прикладной антропологии, педагогики, животрепещущие темы воспитания, обучения, образования и самые разные вопросы жизни, на сайте опубликован адрес моей электронной почты bim-bad@yandex.ru или ihtojegoznaiet@mail.ru. Пожалуйте!

Б. Б.свернуть
Land: Россия
www: http://www.bim-bad.ru/index.php
Язык: Русский
Событий: 9
Land: Россия
www: http://www.bim-bad.ru/index.php
Язык: Русский
Событий: 9
Land: Россия
www: http://www.bim-bad.ru/index.php
Язык: Русский
Событий: 9

Несколько месяцев до моего рождения 28 декабря 1941 года и всю оставшуюся жизнь после него я, Борис Михайлович Бим-Бад, прожил в Москве. Родился же не в Москве, а в городке Илецкая Защита (после 1945 г. — Соль-Илецк), что на речке Илек, впадающей в Урал. Это нас с мамой вывезли из опасной военной Москвы "в эвакуацию". Как только отогнали от Москвы фашистов, мы сразу же вернулись домой — на Никольскую, рядом с Красной площадью. ... Еще
Несколько месяцев до моего рождения 28 декабря 1941 года и всю оставшуюся жизнь после него я, Борис Михайлович Бим-Бад, прожил в Москве. Родился же не в Москве, а в городке Илецкая Защита (после 1945 г. — Соль-Илецк), что на речке Илек, впадающей в Урал. Это нас с мамой вывезли из опасной военной Москвы "в эвакуацию". Как только отогнали от Москвы фашистов, мы сразу же вернулись домой — на Никольскую, рядом с Красной площадью.

Вырос я у стен Кремля. Александровский сад знал наизусть, как и "Нашу древнюю столицу" Натальи Кончаловской. В детский филиал Исторической библиотеки (под крышей Исторического музея) бегал так же охотно, как по зубчатым стенам Китай-города.

В школу тогда брали по географическому принципу. Шалопаи с Красной площади в 1948 году попали в 177-ую "мужскую", что расположилась в том самом дворе по Никольской, где когда-то было здание овеянной Ломоносовской славой Славяно-греко-латинской академии и церковь при ней.

В 1958-ом я окончил среднюю школу, не ту, в которую поступал, а иную — совместную, с девочками, — и, разумеется, безнадежно влюбленный. Эта 167 московская школа была совершенно необыкновенной, редкой. Во главе ее стояла Лидия Петровна Мельникова, выдающийся, как я сейчас полностью понимаю, педагог, мудрый и величавый. Она подобрала учителей, одного лучше другого - словесников Сергея Михайловича Флоринского и Феликса Александровича Раскольникова, математика Эльфриду Моисеевну Абезгауз. Да все без единого исключения учителя были любимы школьниками.

На филфак МГУ меня не взяли, пошел работать, на следующий год стал заочником, затем — вечерником, и, наконец, дневником Петрозаводского университета, от любви начал слагать вирши, через пару лет вернулся из Карелии домой.

В Петрозаводске подрабатывал почтальоном, истопником и лектором. В Москве, учась, репетиторствовал. В 1963 г. женился на сокурснице, у нас родилась дочь. Красавица.

Годом позже окончил исторический факультет московского пединститута, где мне повезло у Нины Михайловны Демуровой учиться английскому языку.

Год ушел на действительную солдатскую службу (в пединституте не было военной кафедры), и с осени 1965-го я стал учить детей литературе, истории, искусству перевода, обществоведению, начал работать над диссертацией и писать статьи по педагогике в "Учительскую газету" и в "Преподавание истории в школе".

В тайны и хитрости методики истории меня посвящали кудесники из ленинского пединститута Пётр Васильевич Гора и Ирина Павловна Шепетовская. Скоро меня заметил историк, методист, дидакт Исаак Яковлевич Лернер и пригласил работать в сектор дидактики под руководством Михаила Николаевича Скаткина.

Так, с апреля 1968-го (рокового для "оттепели" года) моя судьба связалась с Академией педагогических наук (ныне Российская академия образования), академиком (действительным членом) которой я был избран в июне 1992 года.

В 70-м защитил кандидатскую по современной зарубежной методике истории, а сам переключился на теорию и историю образования. Научился читать еще и по-немецки, подолгу сидел в спецхране Ленинки (как старший научный сотрудник), где, подписавши обещание не распространять обретенное знание, получил доступ к запретным тогда гуманитарным классикам ХХ века — и нашим, и зарубежным.


Среди них были и педологи — герои человековедения (child study, Kinderforschung). Много прежде я увлекся педагогической антропологией Ушинского, а под влиянием Эвальда Васильевича Ильенкова еще и классической философией человека (Канта, Фихте и Гегеля по преимуществу).

Так что природа человека и ребенок как отец человека окончательно заняли пространство моих раздумий, разысканий, наблюдений. И при первой же возможности возродить к жизни педологию под именем педагогической антропологии, это и сделал ("Советская педагогика", 1988, № 11). Так что докторскую диссертацию защитил по педантропологии.

Ильенков привлек меня также к работе со слепоглухими студентами психфака МГУ, что предопределило мой семнадцатилетний путь. Путь, пройденный совместно с детским домом для слепоглухих детей в Загорске (ныне Сергиев Посад) и с лабораторией в дефектологическом институте. Её возглавлял удивительно серьезный и глубокий учёный, увы, ныне покойный, Валерий Николаевич Чулков.

Перестройка вдохновила меня на участие в теоретической разработке образовательной стратегии сначала во ВНТК "Школа-1" под эгидой академика Е.П. Велихова (фактически этим коллективом руководил замечательный математик и педагог Алексей Львович Семёнов), а затем во ВНИК "Школа" под руководством Э.Д. Днепрова. Почти всё, что мы тогда обосновали, власть, в конечном счете, не востребовала, а то немногое, что разные госкомитеты и министерства признали и реализовали, было постепенно обезображено до неузнаваемости, превращено в свою противоположность.

Я создал тогда вольный университет, он назывался Российским открытым университетом (РОУ), зарегистрировал его как "малое предприятие" в 1989 году. До января 1992 года поступление в РОУ было свободным для всех, без каких-либо конкурсов, отборов и экзаменов, вне зависимости от уровня образования абитуриента, места проживания и гражданства, состояния здоровья и социального статуса, юридической правоспособности. Для поступления в РОУ достаточно было прислать заявление с просьбой о зачислении в тот или иной колледж или на кафедру. Полностью освобождались даже от очень небольшой платы за обучение в РОУ инвалиды, неработающие пенсионеры, школьники, заключённые и беженцы.

В первые три года жизни РОУ у меня училось более 100 000 человек.

Гиперинфляция съела активы РОУ. Пришлось ввести ощутимую плату за обучение, и число студентов резко сократилось. А постепенно и каток законодательства в области образования и его налогообложения сравнял с землей почти все мои новшества.

Благодаря инициативе и содействию первого президента Российской академии образования — Артура Владимировича Петровского — РОУ слился с Институтом повышения квалификации педагогов и психологов при академии. Он стал называться "Университет Российской академии образования" (УРАО).

УРАО жив до сего дня, хотя с августа 2003 года я уже не работаю в нём. Сейчас в нём учится около 17 000 студентов, стажеров, аспирантов.

Мне никогда не удавалось быть только историком и теоретиком педагогики, я всегда был и остаюсь практиком. Школьный учитель, учитель-экспериментатор, лектор Института повышения квалификации работников образования, преподаватель для слепоглухих, организатор высших учебных заведений, руководитель рядом университетов, заведующий кафедрами, преподаватель собственных и иных вузов, — я един во всех этих лицах. Так что смело обсуждайте со мной вопросы воспитательной и учебной практики, а не только философии образования.

Сколько бы я за долгую жизнь ни написал книг, брошюр, статей, газетных заметок, сказок и стихов, главные всё же впереди. Благодетели с сайта www.reability.ru любезно создали настоящий официальный сайт для меня, и я собираюсь размещать на нем плоды моих трудов, как опубликованные, так и совсем новые.

Для желающих обсуждать эти тексты, а также проблемы общей, отраслевой и прикладной антропологии, педагогики, животрепещущие темы воспитания, обучения, образования и самые разные вопросы жизни, на сайте опубликован адрес моей электронной почты bim-bad@yandex.ru или ihtojegoznaiet@mail.ru. Пожалуйте!

Б. Б.

01.01.1945 – 01.01.1950
Мама читала мне Есенина, когда мы шли по улицам. Потом я понял: помещениям мама не доверяла, поскольку стихи Есенина были под государственным запретом и в свое время ее выгнали из комсомола и из института за произнесение вслух “Песни о собаке” в рубежанском общежитии...Ещё
28.11.2018 в 11:02
01.01.1947 – 01.11.1947
Это было совсем недавно. 1947 год. Я – уже большой, мне почти шесть. Папе досталось чудо науки и техники – компактная белая двухкомфорочная газовая плита, украшенная значком «800 лет Москве». Незабываемое событие, и ещё 18 лет плита в нашей комнатке напоминала, что Москве стукнуло 800...Ещё
28.11.2018 в 11:11
Меня взяли в первый класс, когда я не дорос еще до семи лет, и меня как низкорослого всегда ставили первым в ряд входивших в классную комнату. По той же причине сиживал я неизменно на первой парте. Довольно быстро я привык к тому, что я — «первый», первый во всех смыслах...Ещё
28.11.2018 в 11:14
Мне было года три. Помню первый праздник пасхи. Мы с мамой сидим на крыльце и ничего не делаем. Но мне очень захотелось поработать. Я беру пустую консервную банку, тряпку, намачиваю ее в кадке с дождевой водой и хочу начать чистить в песке эту банку...Ещё
28.11.2018 в 11:34
Уже в начале 1957 года на улице Горького открыли студию звукозаписи, в которой мы с братом Макаром начитали поздравительное письмо нашей маме. Макару было 11 лет, мне — почти 15. Получилась грампластинка минуты на 2 звучания — с трогательным фортепьянным сопровождением штатной таперши...Ещё
28.11.2018 в 11:07
Памяти Владимира Федоровича Матвеева...Ещё
28.11.2018 в 11:30
Быль об Артуре Владимировиче Петровском – сказ про богатыря духа...Ещё
28.11.2018 в 11:18
01.01.1975
И все же я был без ума от счастья. На первую улыбку дочери я написал сонет, начинавшийся так: «Ты человек: ты улыбнулась мне. Еще в пеленках, раздаешь награды. И даришь царственно — смеющегося взгляда Волшбою и любовью наравне»...Ещё
28.11.2018 в 11:36
Памяти сотрудников ВНИКа: О. С. Газмана, В. В. Давыдова, И. К. Журавлева, И. Я. Лернера, А. В. Петровского, А. Н. Тубельского и В. В. Фирсова...Ещё
28.11.2018 в 11:31
1-9 из 9


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame