авторов

923
 

событий

131100
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Yagello_V_P

Ягелло Владимир Павлович

Вступительная заметка.
«Род наш мы ведем от литовского князя Гедимина…» Далеко не каждый русский дворянин мог начать таким образом свои воспоминания. Гедиминовичи по знатности и древности рода соперничали с Рюриковичами. Достаточно назвать — из тех, кто на слуху, — князей Голицыных, Трубецких, Куракиных... И как бывало в подобных ситуациях, от основного древа шли многочисленные ответвления. Одно из них — дворянский нетитулованный род Ягелло. Фамилия хорошая — великий литовский князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и объединил Русско-Литовское княжество с Польским королевством. Так была заложена основа мощной Речи Посполитой, а Ягайло принял католичество и стал Ягелло...Еще
Вступительная заметка.
«Род наш мы ведем от литовского князя Гедимина…» Далеко не каждый русский дворянин мог начать таким образом свои воспоминания. Гедиминовичи по знатности и древности рода соперничали с Рюриковичами. Достаточно назвать — из тех, кто на слуху, — князей Голицыных, Трубецких, Куракиных... И как бывало в подобных ситуациях, от основного древа шли многочисленные ответвления. Одно из них — дворянский нетитулованный род Ягелло. Фамилия хорошая — великий литовский князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и объединил Русско-Литовское княжество с Польским королевством. Так была заложена основа мощной Речи Посполитой, а Ягайло принял католичество и стал Ягелло...

Его дальний потомок Владимир Павлович Ягелло (1907—2000) — из православной русской ветви рода — написал очень своеобразные по жанру воспоминания. Это не просто его личная история и история семьи с ближними и дальними родственниками. Это и краткая история Запорожской Сечи, это история и быт городов, в которых служил полковник Павел Денисович Ягелло, отец мемуариста.

Семья была военной. Дед автора провел тринадцать месяцев на знаменитом 4-м бастионе Севастополя — шестнадцать осколочных ранений.

Четыре дяди мемуариста тоже были офицерами. Как, впрочем, и большинство родственников мужчин. Были среди них и генералы, занимавшие значительные посты: «Брат бабушки, генерал Жолтановский <...> в 1905 году был назначен Екатеринославским генерал-губернатором и, только прибыв в Екатеринослав, был сразу убит террористами по дороге с вокзала». Такие краткие, но полные смысла сюжеты, разбросанные по пространству повествования, точно воссоздают эпоху.

Семья была многочисленная, и, соответственно, воспоминания вбирают в себя множество судеб, очерченных иногда несколькими выразительными фразами. Так возникает целый мир — жизнь русского предреволюционного дворянства.

Владимир Павлович владеет пером. Он умеет просто и зримо представить, например, с детства ему знакомый военный быт.

«Прохождение артиллерийской бригады по городу — одна поэма. В воздухе специфический запах смеси колесной и орудийной смазки и конского пота. Скрипят колеса и бушматы на коленях ездовых на уносах. На передках и зарядных ящиках сидит прислуга-номера. По бокам каждой батареи едут младшие офицеры. Идет обоз и сзади всех дымят походные кухни, так как сразу по прибытию на стоянку надо кормить людей. Завершает колонну коляска командира бригады, и скачут адъютанты. И, наконец, на замке едет фельдфебель бригады — сверхсрочно — служащий солидный дядя с шевронами на рукаве. Все это в облаках пыли, топанья копыт и скрипа».

В этой бригаде служил отец мемуариста...

Владимиру Павловичу не суждено было продолжить семейную традицию — службу в русской армии. Началась мировая война. Полковник Ягайло, проделал поход в Восточную Пруссию и уцелел в катастрофе, постигшей армию Самсонова.

Мы публикуем ту часть мемуаров, действие которой начинается в 1916 году — в канун революции, и завершается эвакуацией армии Врангеля из Севастополя.

Мемуаристу было в то время тринадцать лет. Но позже, в конце жизни, пройдя испытания эмиграцией и, в частности, долгий немецкий плен как солдат французской армии, он сумел восстановить в памяти катастрофу, постигшую Россию, и трагедию Белого движения и рассказать об этом просто и достойно.

Воспоминания Владимира Ягелло, безусловно, заслуживают внимания читателя, а мемуарист — нашей благодарности. (Автор Яков Гордин)свернуть
Даты жизни:15.07.1907 – 26.02.2000
Страна: Россия
Город:Москва
Источник: https://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=3653
Язык: Русский
Событий: 15
Даты жизни:15.07.1907 – 26.02.2000
Страна: Россия
Город:Москва
Источник: https://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=3653
Язык: Русский
Событий: 15
Даты жизни:15.07.1907 – 26.02.2000
Страна: Россия
Город:Москва
Источник: https://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=3653
Язык: Русский
Событий: 15

Вступительная заметка. «Род наш мы ведем от литовского князя Гедимина…» Далеко не каждый русский дворянин мог начать таким образом свои воспоминания. Гедиминовичи по знатности и древности рода соперничали с Рюриковичами. Достаточно назвать — из тех, кто на слуху, — князей Голицыных, Трубецких, Куракиных... И как бывало в подобных ситуациях, от основного древа шли многочисленные ответвления. Одно из них — дворянский нетитулованный род Ягелло. Фамилия хорошая — великий литовский князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и объединил Русско-Литовское княжество с Польским королевством. Так была заложена основа мощной Речи Посполитой, а Ягайло принял католичество и стал Ягелло...... Еще
Вступительная заметка.
«Род наш мы ведем от литовского князя Гедимина…» Далеко не каждый русский дворянин мог начать таким образом свои воспоминания. Гедиминовичи по знатности и древности рода соперничали с Рюриковичами. Достаточно назвать — из тех, кто на слуху, — князей Голицыных, Трубецких, Куракиных... И как бывало в подобных ситуациях, от основного древа шли многочисленные ответвления. Одно из них — дворянский нетитулованный род Ягелло. Фамилия хорошая — великий литовский князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и объединил Русско-Литовское княжество с Польским королевством. Так была заложена основа мощной Речи Посполитой, а Ягайло принял католичество и стал Ягелло...

Его дальний потомок Владимир Павлович Ягелло (1907—2000) — из православной русской ветви рода — написал очень своеобразные по жанру воспоминания. Это не просто его личная история и история семьи с ближними и дальними родственниками. Это и краткая история Запорожской Сечи, это история и быт городов, в которых служил полковник Павел Денисович Ягелло, отец мемуариста.

Семья была военной. Дед автора провел тринадцать месяцев на знаменитом 4-м бастионе Севастополя — шестнадцать осколочных ранений.

Четыре дяди мемуариста тоже были офицерами. Как, впрочем, и большинство родственников мужчин. Были среди них и генералы, занимавшие значительные посты: «Брат бабушки, генерал Жолтановский <...> в 1905 году был назначен Екатеринославским генерал-губернатором и, только прибыв в Екатеринослав, был сразу убит террористами по дороге с вокзала». Такие краткие, но полные смысла сюжеты, разбросанные по пространству повествования, точно воссоздают эпоху.

Семья была многочисленная, и, соответственно, воспоминания вбирают в себя множество судеб, очерченных иногда несколькими выразительными фразами. Так возникает целый мир — жизнь русского предреволюционного дворянства.

Владимир Павлович владеет пером. Он умеет просто и зримо представить, например, с детства ему знакомый военный быт.

«Прохождение артиллерийской бригады по городу — одна поэма. В воздухе специфический запах смеси колесной и орудийной смазки и конского пота. Скрипят колеса и бушматы на коленях ездовых на уносах. На передках и зарядных ящиках сидит прислуга-номера. По бокам каждой батареи едут младшие офицеры. Идет обоз и сзади всех дымят походные кухни, так как сразу по прибытию на стоянку надо кормить людей. Завершает колонну коляска командира бригады, и скачут адъютанты. И, наконец, на замке едет фельдфебель бригады — сверхсрочно — служащий солидный дядя с шевронами на рукаве. Все это в облаках пыли, топанья копыт и скрипа».

В этой бригаде служил отец мемуариста...

Владимиру Павловичу не суждено было продолжить семейную традицию — службу в русской армии. Началась мировая война. Полковник Ягайло, проделал поход в Восточную Пруссию и уцелел в катастрофе, постигшей армию Самсонова.

Мы публикуем ту часть мемуаров, действие которой начинается в 1916 году — в канун революции, и завершается эвакуацией армии Врангеля из Севастополя.

Мемуаристу было в то время тринадцать лет. Но позже, в конце жизни, пройдя испытания эмиграцией и, в частности, долгий немецкий плен как солдат французской армии, он сумел восстановить в памяти катастрофу, постигшую Россию, и трагедию Белого движения и рассказать об этом просто и достойно.

Воспоминания Владимира Ягелло, безусловно, заслуживают внимания читателя, а мемуарист — нашей благодарности. (Автор Яков Гордин)

02.12.1916 – 30.10.1917
Приехали мы с денщиком и кухаркой и всякими запасами, которых в Москве не знали, такие как сушеные синие баклажаны и прочие наши южные специи. Поселились у Петровских ворот...Ещё
25.10.2020 в 12:27
01.11.1917 – 01.03.1918
Наступил голод, хлеб по карточке по 1/4 фунта (100 гр.) в день, черный, с соломой. Ни мяса, ни масла — была соленая треска и вобла. Все это противного вкуса. Занятия в реальном училище кое-как продолжались, и я был уже в первом классе...Ещё
25.10.2020 в 12:31
Выехали в довольно прохладную весну 18-го года, а тут повеяло теплом и стало даже жарко, появились милые названия станций — Рубливка, Знаменка, Раздельная, и послышался мягкий, певучий украинский говор. Ночью добрели до Александрии...Ещё
25.10.2020 в 12:34
В декабре красные перешли в наступление и вторглись в Украину. У нас появились «червонi козаки», это были настоящие ужасные бандиты, которые стояли у нас 16 дней. Нам поставили пять человек с лошадьми. Надо было их кормить «каклетами», чтобы все двери были открыты, и ежедневно делали обыски...Ещё
25.10.2020 в 12:37
Помню, впереди ехал парень в дамской каракулевой шубе, в одной руке держал колбасу вместо нагайки, а в другой — черный флаг с надписью «Смерть буржуям, прах капиталу, нож жидам» — это была их программа...Ещё
25.10.2020 в 12:39
01.01.1919
В Пологах мы жили в помещении железнодорожной школы, кроме нас были еще старушка, директриса школы, и ее внучка, хорошенькая гимназистка восьмого класса Валечка. Она кокетничала с папиным адъютантом...Ещё
25.10.2020 в 12:48
Подошел сентябрь, и меня определили в 3-й класс в гимназию в Пологах, но я успел пойти только два-три раза, так как отца перевели в Александровск. Впоследствии, когда мы были в Александровске, махновцы неожиданно сделали налет, и мы едва успели спастись, бросив все имущество...Ещё
25.10.2020 в 12:52
Затем мы переехали в реквизированную квартиру на Одесской улице. Меня сразу определили в реальное училище в 4-й класс и одновременно письменно зачислили в Одесский корпус. Слава богу, мне не пришлось доехать до Одессы...Ещё
25.10.2020 в 13:02
01.10.1919
После Полог и Александровска мы приехали опять в Таганрог, где некоторое время жили у товарища отца — войскового старшины Кульгавова. Там было очень весело, так как было у них четверо отчаянных казачат, а рядом три девочки — Инна, Пимма и Римма. Кульгавовы жили на улице Полугорка...Ещё
25.10.2020 в 12:56
В Севастополе было большое скопление военных и беженцев. На Приморском бульваре ежедневно была музыка или какое-нибудь выступление. Ставили «Царя Эдипа» — но я, конечно, ничего не понял...Ещё
25.10.2020 в 13:05
15.11.1920
Не говоря никому ни слова, мы встали рано утром и пошли пешком в Ялту за 25 верст. По дороге, возле дворца эмира Бухарского, нас взял татарин на арбу, и таким образом мы добрались до Ялты. Денег у нас не было...Ещё
25.10.2020 в 13:10
У всех одинаково сжималось сердце от мысли, что мы покидаем Родину и неизвестно, когда вернемся. Луч скупого ноябрьского солнца сквозь туман осветил берег, Севастопольскую бухту, Северную сторону, освещенную заревом горящих складов. Вскоре все стерлось в тумане, и осталось только безбрежное море...Ещё
25.10.2020 в 13:14
Очень благодарю свою любимую супругу Наталочку за помощь с печатанием текста и затем сыновей своих за общее оформление сей памятки...Ещё
25.10.2020 в 13:16
26.12.1920
Наша семья была направлена в Славонию, в местечко Винковцы. Отец и братья работали на железнодорожной станции. Меня определили в кадетский корпус в Сараево, где король Александр предоставил генералу Врангелю целую казарму...Ещё
25.10.2020 в 13:19
10.12.1926 – 01.10.1999
Трудно описать 50 лет семейной жизни в Париже, все переживания, связанные с учением и успехами детей, затем внуков и правнуков. Нашей ежедневной заботой была всегда Россия, и мы вместе переживали все, что там происходит. Большим событием была поездка в Россию моего сына Владимира в 1963 году...Ещё
25.10.2020 в 13:25
1-15 из 15
Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Мы в соцсетях: