Autoren

1208
 

Aufzeichnungen

165668
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » masvegla » Глава 18. «…Та девочка Руфиною звалась», часть 2

Глава 18. «…Та девочка Руфиною звалась», часть 2

01.04.1997 – 01.09.2006
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
Из второй книги Бориса Попова

- Мы с отцом отправились в «Изумруд», но зашли в магазин не сразу, а сначала присели в тенёчке во дворе дома, - рассказываю я сыну.

            - Выпить? – усмехается Ваня.

            - Собраться с мыслями.

……………………………………………………………………………………………………

 

…Та девочка Руфиною звалась.

И проживала рядом, за Степною.

Не помню всех подробностей, но власть

она всегда имела надо мною

и всю ее использовала всласть!

Уже не помню глаз, и губ, и рук.

Всё отошло, осталось только имя,

как будто бы хрустальный, тайный звук,

смущение мгновенное - а вдруг

мы перестанем зваться молодыми!

Та девочка... Да вовсе ничего

и не было. Была, росла, пропала.

И я её припомнил оттого,

что это имя вновь ко мне припало…

 

            Как произошло знакомство поэта Бориса Попова с продавщицей ювелирного магазина, я себе не представляю. Ну не могли в «Изумруде» проходить  встречи с литераторами и художниками. В книжном магазине «Глобус», который находился в этом же доме – ещё куда ни шло, но об этом очаге культуры история умалчивает.

Представить, как Борис заходит в «Изумруд» и подбирает себе новую золотую печатку и запонки или стильную серебряную серьгу в ухо – тоже нонсенс: дорогостоящие побрякушки были ему не по средствам. Общих знакомых у них, как выяснилось, тоже не наблюдалось.

Обратимся же к картине,  нарисованной самим художником:

 

День стоял в седой полуде.

От жары газон горел.

В распроклятом «Изумруде»

Я Руфину усмотрел.

Средь агатов и алмазов,

И подделок под алмаз -

Я её приметил сразу.

У меня хороший глаз.

Из какой же ты породы -

Ведьма или ангелок?

От порога до порога

Меня ветер доволок!

Среди этих украшений -

Хоть все залы обойди -

Вожделеннее мишени

Знатоку и не найти!

 

            В ювелирный салон идти мне совсем  не хотелось - но Борис настаивал.

            И вот мы в «Изумруде». Стараясь сохранить решительность и твёрдость,  прошёл он к Руфине  – черноволосой красавице, топчущей периодически посадки Ольги Бусс. Не желая вмешиваться, я остановилась на входе.

 

…и вновь

К тебе возвращаюсь, а чайник заране заварен.

И я говорю - просыпайся, голубка моя и любовь,

Ты будешь пить чай, а я буду играть тебе песни на нашей кифаре.

Как Дафнис и Хлоя... но там не бывает зимы.

И эта идиллия нам не подходит, наверно.

А коль подошла бы, то это бы были не мы…

 

            Не испытывая к этой красивой, ухоженной женщине никакой ревности (мне было только двадцать пять, и впереди у меня была целая жизнь!), я даже прониклась к ней некоторым сочувствием:

 

Много хлопот у женщины сорока лет:

встать чуть пораньше, подкраситься, к сроку сварить обед.

Мужа воспитывать, дочку любить и ждать.

Ах, эта ссорная сорокалетняя благодать!

……………………………………………………………………………………………………...

 

              По законам жанра, она должна была бы выплеснуть мне в лицо стакан воды, говорю я.

              Мам, да откуда у неё за прилавком вода, - возражает сын.

……………………………………………………………………………………………………...

 

            Если бы описываемые события происходили в наши дни, возможно, что вода всё-таки нашлась бы. И Руфина бросилась бы ко мне и вцепилась в волосы, чтобы выдрать прядь и изготовить куклу для низведения молодой соперницы, или даже - чем чёрт не шутит! - вызвала бы Бориса Попова на детектор лжи к самому известному в России полиграфологу Роману Устюжанину. Согласился бы Борис принимать участие в программе «На самом деле»?

 

Ты столько красного надела,

сжигая тело.

И вот пришла, как ты хотела, -

ночь без предела.

 

А за окном лишь снег летящий,

простор безмерный.

...Здесь нету жизни настоящей

без нас, наверно.

 

Ты столько красного надела -

спалим друг друга.

Взлетим вдвоем над индевелой,

сквозной округой.

 

Дмитрий Шепелев вопрошает Бориса Попова, указывая на Руфину:

 Вы любите эту женщину?  

– Борис, смОтрите перед собой. Отвечайте только «да» или «нет», - говорит Роман Устюжанин.

 

Колодец ночи нем и глух,

глубок и влажен.

Пусть тополиный тонкий пух

на плечи ляжет,

на плечи нежные твои...

Прощай, Руфина!

Отпели наши соловьи

непоправимо.

 

Роман Устюжанин:

            – Хорошо, мы идём дальше. Вы любите Светлану?

            И Борис отвечает, повернувшись ко мне:

 

Я ревную тебя к холодам и к жаре,

к перегляду подруг, тяжело, беспричинно.

К перекрёстному граду, к протяжной заре

и к любому прохожему — если мужчина.

 

            Дмитрий Шепелев продолжает приподнимать завесу тайны:

            – Вы хотите задать свои вопросы, Светлана? И главный вопрос – любит ли Борис эту женщину, сидящую напротив Вас?

Нет, не хочу, как бы иронично ни улыбалась сейчас блистательная Сабина Пантус. Даже если за кулисами находится ещё одна женщина - и уже через мгновение она войдёт в эту студию…

            Я  постаралась бы уберечь Бориса от участия в этом шоу. Любовь – это, прежде всего, свобода, никак не обладание. Состояние влюблённости и восхищения нужно поэту как воздух. Иначе ему не пишется.

 

            Хотя, конечно, вопросы к Борису у меня есть.

И первый из них – как получилось так, что стихотворение «Попытка прощания», опубликованное с посвящением С. Гладковой во второй книге «Под знаком Весов» (1993),  в третьей книге («На уровне разлуки», 1994) напечатано с посвящением Руфине? А из третьей книги Николай Якшин, редактор серии «Литература Магнитки. Избранное» перетащил это посвящение в четвёртую книгу «Вторая половина четверга» (2008).

 

Ну, насчёт Якшина вопросов у меня нет – видимо, отбирал стихи для серийного сборника по третьей книге, особо не озаботившись тем, чтобы просмотреть первую и вторую, связаться с правообладателями и уточнить детали, возможно, попросить что-нибудь из архивов, не вошедшее в прижизненные издания. Ладно, как есть, хотя сборник получился и не лучший. А по третьей книге у нас что –   техническая ошибка или сознательно сделанная правка?

Помню, мы обсуждали этот вопрос с Ильясовым. «Такое бывает, - сказал он мне. В смысле, поторопились, где-то что-то перепутали, не перепроверили. А исправлять уже поздно».

 И добавил:

– Ну не идти же на кладбище предъявлять претензии к памятнику?!

 

После памятного похода в «Изумруд» Руфина более не появлялась в нашей жизни.

17.02.2019 в 13:44


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame