Autoren

1208
 

Aufzeichnungen

165669
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » masvegla » Глава 17. «…Та девочка Руфиною звалась» (1989 год)

Глава 17. «…Та девочка Руфиною звалась» (1989 год)

29.03.1997 – 31.08.2006
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
Борис Попов. "Окно на первом этаже и пыльный кактус..." (1989)

Окно на первом этаже и пыльный кактус,

и трепетанье лёгких штор, шум за углами.

Ну да, конечно, я болтун, пропойца – каюсь,

но отчего же бог меня снабдил крылами.

Ты моешь пол на склоне дня, хозяйка дома,

хозяйка сердца моего и вдохновенья.

И смотришь ты совсем не так, и по-другому

влетают в комнату весь день звонки и тени.

 

            Громкий стук и последовавший за ним звонок  резко оборвали идиллию нарождающейся совместной жизни и счастливых семейных переживаний.

            В подъезде - никого. Лишь хлопнувшая входная дверьподтверждала - несколько секунд назад здесь кто-то был. И стремительно ушёл.

            И этот кто-то оставил мне тайное послание!

На пороге лежал маленький узелок.

            Не поднимая его, я выбежала следом за неизвестным. На лавочке у подъезда несли вахту возрастные соседки, одну из которых мы с сестрёнкой называли между собой «мосолокидалкой»: с балкона своей квартиры на 5-м этаже она бросала бездомным собакам остатки еды, в том числе и кости - женщина была добрая.

            Мосолокидалка заголосила:

             Через палисадник побежала! Все цветы вытопчет, зараза!..

            В палисаднике соседка Ольга Бусс посадила жёлтые розы. Ольга была закадычной подругой моей матери - они перестукивались через стенку (мы жили в разных подъездах на первом этаже), вместе пили кофе по выходным дням и следили за Ольгиным мужем, подсматривая через щель между шторами в нашей кухне. У Ольги с Валерой было трое сыновей - у них рождались только мальчишки, но Валерка очень хотел дочку. И тут, как во всякой приличной мелодраме, у Ольги пропали новые золотые сережки - и она была уверена, что муж подарил их своей любовнице, которая уже - будто бы - ходила беременной (дочкой!), и - по нашим предположениям, базирующимся на слежке через зашторенное кухонное окно - жила в соседнем доме.

            Итогом стали жёлтые розы под  нашими общими окнами – символ измены и печали…

 

Более четверти века прошло, как переехала Ольга с семьёй из своей квартиры в частный дом: они с Валерой по-прежнему вместе, нянчат внуков, и все эти придуманные измены – просто игры. Да и мама моя поменяла квартиру. Но розы растут, напоминая о бушевавших тут некогда страстях:

 

Но тянет тени и зовет любовный промысел,

и ревность бьет в колокола, рождая молнии.

 

……………………………………………………………………………………………………...

 

            Зараза, о которой доложила мосолокидалка – стройная черноволосая женщина – прячась под окнами в тени кустов роз и шиповника, проскользнула к первому подъезду и там, уже вылетев из маленького дворика, смешалась с прохожими.

            Я вернулась в подъезд и подняла узелок. Внутри была земля. На коврике у входной двери я обнаружила также моток черной нити с узлами и иглой.

            Ничего не понимая, ничего - впрочем - не испугавшись, я показала находки Борису.        – Это Руфина, - только и сказал он.

 

            Я выбросила тайные послания - но не смогла не поделиться волнующими событиями со своей подругой Ириной Стрельбицкой и написала ей в Киев подробное и красочное письмо.

Ира отнеслась к происшествию серьёзно. «Это подклад, – писала она мне, – иголки и булавки обматывают нитками, наговаривая на них. Землю берут с кладбища и подсыпают для скорой смерти того, кого хотят извести».

 

В старших классах на уроках, вызывающих у меня откровенную скуку, я прочитала немало интересных книг, пряча их под крышкой парты. Одна из них – «Золотая ветвь» Джеймса Джорджа Фрэзера.

Думая о Руфине, я представляла, как она берёт волосы Бориса и изготавливает куклу. В течение семи ночей она медленно сжигает куклу над лампой со словами магического заклинания из исследования британского учёного:

 

О, я не воск, не воск растапливаю тут,

А сжигаю печень, сердце и селезенку такого-то.

 

После седьмого раза куклу окончательно растапливают - и жертва «умирает»…

 

Не дождавшись результата, Руфина вновь напомнила о себе. На этот раз всё было проще, до обидного обыденно – письмо, подброшенное под дверь.

 

Замедленная раскадровка августа –

воспоминание, напоминание,

письмо туманное без подписи, без адреса,

без обращения и знаков препинания.

Окно распахнутое, горн и горло города,

бензинный запах сладковатый, обязательный.

…Письмо, написанное зло, коряво, коротко,

но вместе с тем влюблённо и признательно.

 

            Проигнорировать подобного рода послание, как предыдущий подклад, Борис не смог - и пригласил меня в ювелирный магазин «Изумруд».

11.02.2019 в 12:43


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame