Autoren

1208
 

Aufzeichnungen

165669
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » masvegla » Глава 19. В ожидании первой книги. Свидетели (1991 год)

Глава 19. В ожидании первой книги. Свидетели (1991 год)

10.08.1997 – 05.10.2006
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
"Магнитогорский рабочий" от 16.04.1988

«Меня с Ванечкой выписывают из роддома 3 октября. Я передаю свёрток с сынишкой Борису и говорю - это подарок тебе ко дню рождения - 5 октября мужу исполняется 45 лет».

(Из рассказа «Ни за что, никогда мне уже не вернуться в былое!..»).

 

Владимир Мозговой и Ольга, его вторая жена, пришли поздравить Бориса с днём рождения и посмотреть малыша. Они принесли огромный, сладкий, хрустящий арбуз. Владимир внимательно рассматривал пальчики на руках у Ванюшки и рассказывал, как боялся постригать ноготочки своим детям, когда они были такими же маленькими.

 

Когда гости ушли, я спросила Бориса:

- Что для тебя главное в жизни?

Ни секунды не сомневалась я в ответе: «Ты и Ваня».

И я услышала:

- Мои стихи. Моя книга.

 

            «У Бориса Попова первая книга могла выйти лет пятнадцать назад. Наверное, тот сборник стихов был бы слабее, чем вот этот, о котором сейчас пойдёт речь. Но ведь крылья! Они нужны, когда юность торопит в полёт. Как важен своевременный старт! Тогда и крылья крепнут на многие годы, и дыхание – глубже и ровнее».

            (Из рецензии Юрия Костарева «О, юность наша!» на книгу Бориса Попова «Светает в шесть…». «Магнитогорский рабочий», 28 августа 1992 года).

 

Первое упоминание о том, что книга Бориса Попова готовится к выходу в Южно-Уральском книжном издательстве, появилось в «Магнитогорском рабочем» 16 апреля 1988 года:

            «Недавно бюро Челябинского отделения Союза писателей СССР рекомендовало Южно-Уральскому книжному издательству рукопись книги магнитогорского поэта Бориса Попова. Событие неординарное, не столь частое в жизни магнитогорских литераторов».

 

Борису на тот момент почти 42.

 

«Надо издавать поэта молодым! Горячим, косноязычным, угловатым, наивным, влюблённым в мир и в себя, неумелым и окрылённым, искренне верящим, что мир будет добр к нему и что без его поэзии этот мир несовершенен и не полностью счастлив».

(Из рецензии Юрия Костарева «О, юность наша!»).

 

«От Попова ждали многого. Его заметил и поддержал прекрасный поэт Борис Ручьёв – с рекомендацией именитого тёзки молодой поэт поступил в Литературный институт им. Горького на факультет поэзии. Но… институт оставлен, намечавшийся выход поэтического сборника не состоялся. Да, конечно, зигзаги молодости, да, конечно, лишился поддержки (умер Б.А. Ручьёв). Но, думается, не это главное. Просто – инерция «оттепели» сошла на нет, в ходу стали серые, трескучие стихи, изначально неопасные для Системы. Трудно стало публиковать настоящие стихи тем, кто успел утвердить своё имя в поэзии, практически невозможно – начинающим. Ибо Система всенародного оптимизма  не приемлет проходящего через боль поиска истины, поиска человеческого в человеке – того, что и составляет суть поэзии».

(Из статьи Юрия Ильясова «Поиск человека (О творчестве Бориса Попова. Попытка анализа)». «Магнитогорский рабочий», 19 апреля 1991 года).

 

Слово самому Борису:

«После ввода советских войск в Чехословакию судьба многих изменилась. Я бросил от страха Литинститут. После этого я два раза восстанавливался, но мне уже было неинтересно без прежних товарищей. Так, в конце концов, я оказался в одном семинаре с Р. Дышаленковой у В. Сидорова. В. Сидоров мне был совершенно безразличен как поэт, я снова ушёл. Кстати, документы так до сих пор и лежат в Литинституте…

В начале семидесятых в Магнитке тоже начали закручивать гайки. «Красное солнышко» было распущено по неизвестным причинам, хотя у Н. Голланда, В. Пономаренко вышли первые тощие книжонки. У трёх представителей «Красного солнышка» -  Б. Попова, Ю. Костарева и Р. Дышаленковой были взяты подписи о невыезде. Стало нарождаться новое поколение. Поколение с хорошей биографией – тогда это очень ценилось. Доминирующим стал не сам факт дарования, а незапятнанная биография. Но биография и судьба – это разные вещи».

(Из статьи «Сумерки новой жизни, или Ностальгия по 60-м…». «Магнитогорский рабочий», 3 августа 1991 года).

 

Юрий Ильясов:

«Несложившаяся в те годы поэтическая судьба Б. Попова в чём-то типична. Одни из пишущих оставили творчество, другие пробовали ужиться с Системой, насилуя свой дар, балансируя на канате иносказательности. У Бориса Попова были и в так называемые застойные годы публикации в журналах «Юность», «Молодая гвардия», «Урал», «Смена», в альманахах и центральных газетах. В тех подборках есть интересные стихи, трогающие душу читателя, оригинальные в техническом исполнении. Но лучшие стихи, написанные им тогда же, в печать не пошли».

(Из статьи «Поиск человека (О творчестве Бориса Попова. Попытка анализа)»).

 

Борис Попов:

«Ностальгия по шестидесятым годам мучает теперь многих. Ах, какими смелыми казались те времена – но только не на периферии. На местах царила командно-бюрократическая система. В отделении Союза писателей Челябинска висел портрет безвременно погибшего, не очень даровитого поэта В. Богданова, но имена А. Еранцева и Ю. Фооса не упоминались вовсе. Подражание подражательности продолжалось. Время изменяло людей. Ярый поклонник Е. Евтушенко В. Пономаренко стал нападать на своего кумира, вошёл в семью «заединщиков», стал спасать Россию от жидо-масонов. Много, много переменилось. Поувял естественный, свежий, земной дух А. Павлова, ушёл из поэзии Ю. Костарев, куда-то исчез Н.Голланд…».

( «Сумерки новой жизни, или Ностальгия по 60-м…»).

 

«Прошло время разбрасывать камни.

Пришла пора собирать их.

Кто будет в ответе, если в литобъединение придёт новый Рубцов – и не найдёт отклика? Кто будет виноват, если мы не примем и не поймём нового Бродского? Да ещё, не дай бог, исключим его из своих рядов – основания найдутся. Ни в коей мере не сравнивая себя с опальным поэтом, скажу: такие прецеденты у нас в городе были. В 1974 году автор этих строк единогласно был исключён из рядов членов литобъединения. Причины одни и те же, исход один».

(Из статьи Бориса Попова «Чем оправдать тебя, распад?». «Магнитогорский рабочий», 2 февраля 1991 года).

 

Рукопись первой книги стихов Бориса «Светает в шесть…» после одобрения и рекомендации её к изданию на бюро отделения (советских) писателей пролежала в столах около 5 лет. За эти годы она прошла сквозь зоркие очи трёх редакторов и несметного количества рецензентов.

Почему же столько времени она томилась взаперти? Ответа на это уже никто не даст – только догадки, домыслы, круги на воде…

 

 «Борис! …Машковцев был у меня, рассказывал о ваших трениях, Нина Ягодинцева привезла вырезки из газет. Конечно, всё это сфабриковано, всё это грязно…»…

(Из письма Николая Годины Борису Попову).

 

17.02.2019 в 14:05


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame