Autoren

923
 

Aufzeichnungen

131100
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Black Man » Разоблачение одного разоблачения или СТАЛИНСКИЕ МАТРЁШКИ

Разоблачение одного разоблачения или СТАЛИНСКИЕ МАТРЁШКИ

28.08.1948
Москва, Moscow region, СССР
Лидия Тимашук недолго оставалась героиней-разоблачительницей

Подготовка к последней сталинской провокации - "делу врачей" - началась летом 1952 года. В ноябре прошли аресты, а 13 января 1953 г. в сообщении ТАСС под заголовком "Арест группы врачей" говорилось о подвиге врача Лидии Тимашук, разоблачившей кремлевских "убийц в белых халатах".

     Ее немедленно наградили орденом Ленина. Но уже 4 апреля, через месяц после смерти Сталина, вышло постановление президиума ЦК о реабилитации арестованных врачей и лишении Тимашук ордена. Лидия Тимашук вошла в историю как знаменитая доносчица. Причем официальная. Кажется, ее единственную разоблачила и дискредитировала сама советская власть.

     Тем удивительнее, что и эта, казалось бы, очевидная история при рассмотрении оборачивается чем-то прямо противоположным. Не так давно были опубликованы письма Лидии Федосеевны Тимашук, которая до самой смерти (1983) боролась за возвращение себе доброго имени.

     Тимашук с 1926 г. работала в лечебно-санитарном управлении Кремля врачом-кардиологом. Вместе с группой врачей (академиком Виноградовым, проф. Егоровым, проф. Василенко) 28 августа 1948 г. она была на самолете доставлена к заболевшему Жданову на его дачу на Валдае. В ее задачу входило сделать больному кардиограмму. Дальнейшее ясно из текста того самого знаменитого "доноса":

     "...около 12 ч. дня сделала А.А. ЭКГ; по данным которого мною диагностирован "инфаркт миокарда в обл. левого желудочка и межжелудочковой перегородки!, о чем тут же поставила в известность консультантов. Пр. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это ошибочный диагноз и они с ним не согласны, никакого инфаркта у А.А. нет, а имеется "функциональное расстройство на почве склероза и гипертонич бни и предложили мне переписать заключение, не указывая на "инфаркт миокарда"...

     29/VIII у А.А. повторился (после вставания с постели) сердечный припадок, и я вторично была вызвана из Москвы, но по распоряжению акад. Виноградова и пр. Егорова ЭКГ 29/VIII в день сердечн приступа не была сделана, а назначена на 30VIII, а мне вторично было в категорической форме предложено переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда...

     Считаю, что консультанты и леч врач Майоров недооценивают безусловно тяжелое состояние А.А, разрешая ему подниматься с постели, гулять по парку, посещать кино, что и вызвало повторный приступ и в дальнейшем может привести к роковому исходу. Несмотря на то, что я по настоянию своего начальника переделала ЭКГ, не указав в ней "инфаркт миокарда", остаюсь при своем мнении и настаиваю на соблюдении строжайшего постельного режима для А.А.

     29/VIII-48 г.

     Передано майору Белову А.М. 29/VIII-48 г в собственные руки".

     Письмо через Белова, начальника охраны Жданова, попало к начальнику Главного управления охраны МГБ СССР Н.С.Власику - начальнику охраны Сталина. То есть к самому Сталину.

     В этот момент Жданов еще был жив. Но на следующий день, 30 августа, он умер, и вскрытие показало инфаркт. 7 сентября Тимашук отправила еще одно письмо - уже секретарю ЦК А.А.Кузнецову. Описав всю историю с фальшивым диагнозом, Тимашук рассказывает, как ее вызвал начальник Лечсанупра Кремля проф. Егоров и начал запугивать: "Я коммунист, и мне доверяют партия и правительство и министр здравоохранения, а потому ваш документ мне возвратили. Это потому что мне верят, а вы, какая-то Тимашук, не верите мне и всем высокопоставленным консультантам с мировым именем и пишете на нас жалобы. Мы с вами работать не можем, вы не наш человек!..." После чего Тимашук перевели на работу из самого Кремля в филиал кремлевской поликлиники.

     Через четыре года, летом 1952 г., Тимашук неожиданно вызвали в МГБ и попросили рассказать все, что ей известно о болезни и смерти Жданова. А в 1953 г. Лидия Федосеевна внезапно для себя и очень ненадолго стала всесоюзной героиней, а потом на всю жизнь - доносчицей.

     В 1956 г. Тимашук написала Хрущеву письмо с просьбой восстановить справедливость и снять с нее обвинение в клевете на кремлевских врачей. Тимашук вызвали в ЦК и объяснили, что ее вопрос "поднимать сейчас не время". В 1966 г. Лидия Федосеевна опять обратилась к партийному руководству: "Прошло 13 лет, а мое положение в обществе до сих пор неясное. В народе существует мнение, что "дело о врачах" возникло вследствие того, что я якобы оклеветала честных врачей и профессоров... Эти кривотолки продолжаются и до сих пор, постоянно травмируя меня". Тимашук сохранила в своем архиве все документы, включая электрокардиограммы Жданова, подтверждающие ее правоту, но так ничего и не добилась.

     *

     В этой истории загадочно все. Во-первых, ясно, что доноса не было. Был протест добросовестного врача, которого заставили подписать  фальшивый диагноз и который озабочен жизнью больного. Мужественный поступок, так как выступление против титулованного начальства в сталинское время могло кончиться чем угодно. Самое удивительное, что не кончилось ничем.

     Получается так, что высокопоставленные врачи все-таки уморили Жданова. То есть и вправду были убийцами. Конечно, не по собственной воле, а по приказу свыше. Надо полагать, что и не один раз. Зная Сталина, трудно предположить, что он не пользовался таким замечательным инструментом, как Кремлевская больница.

     Зачем Сталину было нужно убирать тогда Жданова - отдельная неясная история. Известно во всяком случае, что незадолго до смерти Жданов попал в опалу. В начале августа 1948 г. состоялась знаменитая августовская сессия ВАСХНИЛ, на которой была разгромлена генетика. Сын Андрея Жданова Юрий Жданов, зав. отделом науки ЦК, выступил против Лысенко, а потом должен был каяться. А вскоре после смерти Жданова разразилось "ленинградское дело" в котором погибли ставленники Жданова, в том числе и А.А.Кузнецов, адресат одного из писем Тимашук.

     Подтверждается версия сознательного "залечивания" Жданова лечащими врачами еще и тем, что после протеста Тимашук никто из профессоров не пострадал, а Тимашук просто перевели работать подальше от Кремля. Хотя могли и убить: по непониманию или по излишней принципиальности из соучастника она превратилась в опасного свидетеля. То, что она тогда уцелела, заставляет заподозрить, что Сталин сразу же задумал на будущее комбинацию с ее письмом. А для этого герою следовало оставаться в живых, чтобы получить в свое время орден.

     *

     В 1948 г. смерть Жданова означала укрепление позиций его врагов Маленкова и Берии. Через четыре года "дело врачей" было начато как провокация, направленная уже против Берии. Кроме того, оно должно была резко усилить государственный антисемитизм, хотя исходная группа врачей, с которой в свое время вошла в конфликт Тимашук, была чисто "славянской".

     Помимо общих внутриполитических целей (натравливание населения на "внутреннего врага"), антисемитская кампания была косвенно направлена также против "группы соратников", имевших еврейских жен, таких, как Молотов и Ворошилов. Недаром после смерти Сталина "дело врачей" было мгновенно прекращено. Есть все основания полагать, что вождь готовил очередное повальное уничтожение всей правящей верхушки. А для затравки использовал старое письмо ничего не подозревавшей Тимашук.

     Есть также все основания серьезно относиться к предположениям классика советологии Абдуррахмана Авторханова ("Загадка смерти Сталина") о том, что пуганые и ученые соратники угадали планы вождя и его опередили.

     История сталинского времени необыкновенно увлекательна. Она вся состоит из долгоиграющих, тщательно запланированных и перетекающих одна в другую провокаций. Как матрешки. Открываешь одну, а там другая - и т.д. Чаще всего участники срежиссированных и разыгранных Сталиным спектаклей гибли в ходе следующего представлении.

     Лидии Федосеевне Тимашук еще сильно повезло.

 

Источник: http://berkovich-zametki.com/Nomer25/Chmelnicky1.htm

     

Лидия Федосеевна Тима­шук родилась в Бресте в семье унтер-офицера за три года до начала XX века. По­сле революции и Граждан­ской войны на Волге начался страшный голод и повальные эпидемии тифа и холеры. Ли­дия, к тому времени закончив­шая мединститут, была посла­на ликвидировать эпидемии.

После этого молодой док­тор перебралась сначала в Петроград, а затем в Москву. Там она доучивалась. Лидия Тимашук мечтала стать хоро­шим врачом. В 1926 году ее как молодого специалиста назначили в лечебно-санаторное управление Кремля, и это была для двадцативосьмилет­ней Лидии огромная честь, потому что на лечение к ней попадали даже первые лица государства. С 1926 года она и трудилась в этом управлении, постепенно продвигаясь по службе. Специальностью Ли­дии была кардиология. Ничем особенным доктор Тимашук не выделялась. Разве что одним — она была хорошим и честным врачом, жизнь пациента была для нее важнее всего.

Нареканий по службе у Ли­дии Федосеевны не было. В 1948 году ее назначили, если можно так выразиться, на пе­редовой край советской меди­цины — заведовать кабинетом электрокардиографии. После войны началось бурное осна­щение медицинских учреж­дений кабинетами электро­кардиографии — так сказать, «электрокардиографизация» всей страны. Техника была слабенькая, пленки — трудно­читаемые, диагнозы ставились нередко без осмотра паци­ентов (так вспоминают люди, которые в то время работали в лечебно-санаторном управ­лении). Тимашук быстро при­способилась к новой технике, в ее задачи входило делать и расшифровывать кардиограм­мы. Обычные, то есть не вы­сокопоставленные больные, получали лечение, исходя из прочитанных доктором Тима­шук пленок.

Кремлевским медицинским хозяйством заведовал про­фессор Владимир Никитич Ви­ноградов. Совсем недавно он занял кабинет арестованного профессора Плетнева, чему был весьма рад. Профессор Плетнев не устроил Иосифа Виссарионовича и был объяв­лен врагом. Виноградов счи­тался учеником Плетнева, но благоразумно в его защиту не сказал ни слова — напротив, на суде он выступил как эксперт, и тем способствовал уничто­жению своего учителя. И сразу же был назначен на его место. Теперь Виноградов считался личным врачом Сталина. При всяком удобном случае он рассказывал о гениальности своего первого пациента и любил хвалиться тем, как его боятся в кремлевской больни­це. Виноградов был человек амбициозный и очень хотел быть обласканным вождем, за близость к телу вождя он уже получил пять орденов Лени­на и подумывал о шестом. Но тут на лечение в санаторий на Валдае определили всесиль­ного товарища Жданова.

28 августа 1948 года Жда­нов пожаловался на боль в груди и высокое давление. В сана­торий тут же была отправлена бригада врачей, которая была обязана поставить товарищу Жданову диагноз и назначить ему соответствующее лече­ние. Лидия Тимашук должна была сделать ему кардиограм­му. Она и сделала. И сразу же, увидев пленки, заявила, что у Жданова развивается инфаркт миокарда. Но пленки с кардио­граммой посмотрели меди­цинские светила — профессор Егоров и доктор Майоров. И они сказали ошарашенной Тимашук, что у товарища Жда­нова нет никакого инфаркта, а есть функциональное рас­стройство на почве склероза и гипертонии. Как пациент Жда­нов был человек тяжелый, ле­жать в постели он отказывался категорически. Врачей понять можно — не желая раздражать больного, они разрешили ему не только вставать с постели, но даже гулять по парку. Това­рищ Жданов попробовал на следующий день встать… и свалился с новым приступом.

Лидию Федосеевну вызва­ли на Валдай во второй раз. Но когда она заикнулась о новой кардиограмме, Вино­градов рассердился. Повтор­ную кардиограмму он назначил только на 30 августа. А Тимашук было сказано, что в диагнозах она ничего не по­нимает и ее подозрение на инфаркт смешно. Кроме того, ей велели переделать заклю­чение по расшифровке кар­диограммы и убрать из него упоминание об инфаркте. За­ключение Лидия Тимашук пе­ределала, но тут же сообщила об этом начальнику кремлев­ской безопасности Власику — отвечать за ошибки коллег ей вовсе не хотелось, а чем грозит назначенный Жданову режим, она понимала. Власик ее письмо получил, значения ему не придал и отправил на­чальству Тимашук, то есть Его­рову. А 30 августа у Жданова случился очередной приступ, и на следующий день он умер.

Произвели вскрытие, но инфаркт постарались из за­ключения навсегда устранить. Он в акте вскрытия не упоми­нается. Потом Жданова с пом­пой похоронили, а со всех, кто его лечил, взяли объясни­тельные записки. В своей объ­яснительной Тимашук честно написала об инфаркте и не­желании светил медицины Егорова, Виноградова и Васи­ленко признать этот диагноз.

Никаких последствий для светил медицины смерть Жданова не принесла, но от Тимашук светила постарались избавиться. Виноградов так и сказал: либо я, либо она. И ее перевели в филиал крем­левской больницы, подальше с глаз. Но Тимашук написала второе и третье письмо, те­перь уже секретарю ЦК Кузне­цову, и просила разобраться в причинах смерти Жданова. Она была убеждена, что, на­значь ему врачи постельный режим, смерти можно было избежать. Никто в 1948 году разбираться с письмами Ли­дии Федосеевны не стал.

Но через четыре года эти­ми письмами заинтересовал­ся амбициозный следователь Рюмин, который раскручивал на тот момент дела, связанные с «еврейским заговором», на­деясь завершить их показа­тельными судами и казнями. Как раз в братской Чехосло­вакии удачно завершилось «дело сионистов», отрабаты­вавших американские сио­нистские деньги и якобы пла­нировавших убить президента страны. Тем более что вождь разочаровался в профессоре Виноградове, поскольку тот нашел у вождя атеросклероз и предложил по­меньше трудиться, а еще лучше — уйти на пенсию. Письма Тимашук обнаружи­лись весьма кстати. И скоро уже были от­работаны все двое­душные доктора — Вовси, Виноградов, оба Когана, Егоров, Фельдман, Этингер, Гринштейн, Майо­ров, Збарский… И все они стали каять­ся и давать призна­тельные показания. Еще бы — Сталин лич­но велел применить «физическое воз­действие»! Рюмину в ходе следствия уда­лось даже сместить с поста и посадить в камеру собствен­ного начальника Абакумова, кото­рый столь обширный заговор проморгал. Правда, самому Рюмину довести следствие до победного конца не дали — его отстранили, обвинив, что он затягивает процесс!

13 января 1953 года нача­лась кампания против врачей-убийц по всей стране. В этот день газета «Правда» вышла с заглавной статьей на первой полосе: «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Лидию Тимашук вызвали к Маленкову и побла­годарили за «своевременные сигналы», то есть за письма, которые провалялись в архи­ве несколько лет. И только она успела вернуться домой, за ней снова послали — на сей раз Маленков поздравил Тимашук с награждением ее орденом Ленина. В газетах писали о ее подвиге, журналисты назы­вали ее «советской Жанной д’Арк», ее тут же вернули на прежнее место работы…

Все хвалили Лидию Тима­шук за бдительность. И так продолжалось до весны, по­тому что в марте внезапно умер Сталин, и начавшийся было с таким разоблачитель­ным азартом процесс тут же был свернут. Арестованных вдруг и без объяснений осво­бодили. Профессор Виногра­дов вернулся в свой кабинет и выгнал оттуда успевшего утвердиться в должности Тареева. От Тимашук, встретив ее в коридоре, профессор с воплем отскочил. Коллеги перестали с ней здороваться. А месяцем позже ее вызвали в Кремль и велели отдать орден Ленина, который был, вроде как, вручен ей по ошибке. Зато уголовники ходили по улицам и горланили новую песню о врачах-убийцах, ко­торые оказались не убийцами.

Лидия Тимашук еще 10 лет проработала в кардиологии и всю жизнь пыталась изба­виться от клейма доносчицы и стукачки. Но газеты, сделав из нее героиню при том ре­жиме, не спешили вернуть ей украденную жизнь. Она так и умерла в 1983 году, не добив­шись оправдания.

Источник: http://www.xx-centure.com.ua/archives/435

31.08.2015 в 08:38


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame