авторів

892
 

події

128418
Реєстрація Забули пароль?
 » Автори » Ruf_Tamarina

Тамарина Руфь Мееровна

Руфь Мееровна Тамарина - советская, русская поэтесса.
Руфь Мееровна Тамарина - советская, русская поэтесса.

Родилась в Николаеве (Украина) в семье советского военнослужащего, командира подразделения РККА, Меера Семёновича Тамарина (настоящая фамилия Гиршберг). Мама — Тамара Михайловна тогда была совслужащим, работала экономистом.
Отец до встречи с Тамарой Михайловной был революционером, большевиком-подпольщиком. В период Гражданской войны воевал на юге России и на Украине, был командиром в различных частях Красной Армии.

Переходя с военной службы на партийную работу в конце 1920-х и оформляя гражданские документы отец окончательно перешёл на фамилию Тамарин, на эту же фамилию оформляются гражданские документы у мамы и дочери.

В 1929 году - переезд семьи в город Смоленск.

В 1930 году, в связи с переводом отца на новую, управленческую хозяйственную работу, семья переезжает в Москву.
В 1935 году Меер Семёнович Тамарин становится директором Московского вагоноремонтного завода имени тов. Войтовича.
В короткие сроки он выводит завод из глубокого провала на стабильно растущие показатели и одним из первых в СССР становится кавалером новоучреждёного ордена «Знак Почёта»… Но в 1937 году в органы поступает донос. Донос принят к делу, это послужило исключением орденоносца, идейного большевика тов. Тамарина из членов партии коммунистов, а затем и арестом его органами НКВД.
Расстрелян в 1938 году.

Школьницу Руфь сразу же исключили из комсомола.
В 1938 году, как член семьи репрессированного, была арестована и тоже репрессирована мама, приговорена к заключению в концлагерь ИТЛ.
Брат Артур, как малолетний, будет забран в детский дом для детей врагов народа. В 1941 году детский дом находился на Украине. В панике отступления не всех детдомовцев успели эвакуировать. Фашисты расстреляли подростка из еврейской семьи в первые же дни оккупации.

Тем не менее шестнадцатилетняя Руфь, оставшаяся тогда жить в Москве, заканчивает среднюю школу, вновь вступает в ряды ВЛКСМ и в 1939 году поступает в Московский литературный институт им. Горького, где обучение проводилось в вечернее время. Днём необходимо было находиться на работе. В 1937 году был принят закон, жёстко запрещающий опоздания на работу. Так как она в 1939 году дважды опоздала (второй раз на 15 минут) на работу к началу рабочего дня[4], впервые была репрессирована — получила 2 месяца лагерей общих работ. Всего за свою жизнь будет репрессирована 3 раза: в 1939 (общие работы), в 1942—1943 (штрафбат), в 1948—1956 гг.(ГУЛАГ).

В августе 1941 года Руфия Тамарина добровольцем записывается на курсы фронтовых санинструкторов. Однако на фронт их направили только в последних числах ноября 1941-го, их 46-я стрелковая бригада должна была закрыть прорыв немцев под Вязьмой. Бригаду бросили на прорыв под Вязьмой, где в жестоких боях она была почти полностью уничтожена.
Оставшимся в живых ополченкам (женщинам-добровольцам) разрешили вернуться в Москву, где Р. Тамарина встретила свою любовь литератора Алексея Страхова. Когда органы по надуманному обвинению арестовали и затем расстреляли А. Страхова, Тамарина, как его фактическая жена, тоже сразу же оказалась в тюрьме на Лубянке по обвинению в недонесении. Была осуждена по статье 58-12 (недонесение), но, с учётом её фронтового опыта на передовой, наказание было заменено — вместо концентрационных лагерей её направили опять на фронт, в действующую армию, уже в составе штрафбата.

В феврале 1943-го часть перешла в наступление, в котором погиб в основном весь её личный состав. В тех боях, в том числе, погиб и тот солдат, который в условиях фронтовой осени стал близким для Руфии человеком («слюбились»), отцом её дочери, родившейся в апреле 1943. Перед родами и в условиях фактического искупления участием в боях на передовой, Р. Тамарину выводят из состава солдат-«штрафников» и демобилизуют из рядов РККА.

После войны Руфь Тамарина вновь восстанавливается на учёбе в Литературном институте. Окончила его в 1945 году. Выпускной госэкзамен сдала на «отлично».
После этого последовал вызов в отделение МГБ СССР (бывший НКВД). Вынужденное, под угрозами, подписание документа о сотрудничестве с органами. Летом 1946 года Р. Тамарина устраивается на работу в сценарную студию «М» при Институте кинематографии Министерства кинематографии СССР, где была старшим редактором (1946—1948).

Вскоре Руфь опять оказалась под испытаниями её прочности. В 1947 году, после освобождения из лагеря ГУЛАГа и препровождения в фактическую ссылку (101-й км от Москвы) в городе Александров погибает её мать. Одновременно, то ли органы оказались сильно разочарованы в Р. Тамариной, то ли началась новая кампания (тогда начиналась новая, послевоенная волна репрессий, в том числе по линии борьбы с космополитами), поэтесса сама попадает в молох ГУЛАГа.

28 марта 1948 года Руфь Тамарину арестовали и доставили в тюрьму на Лубянке.
26 июня 1948 года приговорена к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.
После осуждения была отправка по этапу в город Джезказган (Каз.ССР).

В начале 1956 года состоялся приезд государственной комиссии по реабилитации. Р. М. Тамариной, в ответ на её просьбу об освобождении, комиссия отвечает отказом. Однако её срок наказания снижают с 25 лет заключения до 12 лет. После этого Р. Тамарину переводят в Никольский лагерь в городе Балхаш (Карагандинская область Каз. ССР).

1956, осень. — Условно-досрочное освобождение. Всего в ГУЛАГе (в Степлаге, Каз. ССР) она провела 8,5 лет. Гражданский брак её с М. Г. Морозовым.

После выхода из лагеря супруги остались жить в Балхаше, ей дают работу литературного сотрудника районной газеты «Балхашский рабочий» и здесь публикуются её первые «свободные» стихи. В декабре 1956 года всё же происходит реабилитация Тамариной как необоснованно репрессированной.

В 1957 году переехали в столицу республики город Алма-Ату. Здесь Тамарина начинает работать в сценарном отделе Казахской республиканской студии кинохроники («Казахфильм») (1957—1961 гг.)
Руфь Тамарина пишет и публикует стихи, повести, поэмы, её талант замечен, она становится членом Союза писателей Казахстана, следом её принимают в члены Союза писателей СССР. Так супруги и остались в Казахской ССР.

В Алма-Ате Руфь Тамарина работала заведующей литературной частью республиканского академического русского театра драмы имени М. Ю. Лермонтова (1962—1964; 1966—1968), литературным сотрудником газет «Казахстанская правда» (1964—1966) и «Огни Алатау» (1966—1970).

В 1995 году, после смерти мужа, Руфь Тамарина перебралась в Томск, поближе к живущей здесь семье своего сына.
Тяжело болела. Ослепла и была прикована к постели, но не сдавалась и продолжала писать. В городе Томске у неё вышло несколько книг.

Умерла в Томске в 2005 году.



Руфь Тамарина. "Щепкой в потоке..."свернуть
Дата народження - смерті:21.06.1921 – 11.06.2005
Країна: Казахстан, Россия
Місто:Алма-Ата, Томск
www: https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=11640
Язык: Русский
Событий: 155
Дата народження - смерті:21.06.1921 – 11.06.2005
Країна: Казахстан, Россия
Місто:Алма-Ата, Томск
www: https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=11640
Язык: Русский
Событий: 155
Дата народження - смерті:21.06.1921 – 11.06.2005
Країна: Казахстан, Россия
Місто:Алма-Ата, Томск
www: https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=11640
Язык: Русский
Событий: 155

Руфь Мееровна Тамарина - советская, русская поэтесса. ... Еще
Руфь Мееровна Тамарина - советская, русская поэтесса.

Родилась в Николаеве (Украина) в семье советского военнослужащего, командира подразделения РККА, Меера Семёновича Тамарина (настоящая фамилия Гиршберг). Мама — Тамара Михайловна тогда была совслужащим, работала экономистом.
Отец до встречи с Тамарой Михайловной был революционером, большевиком-подпольщиком. В период Гражданской войны воевал на юге России и на Украине, был командиром в различных частях Красной Армии.

Переходя с военной службы на партийную работу в конце 1920-х и оформляя гражданские документы отец окончательно перешёл на фамилию Тамарин, на эту же фамилию оформляются гражданские документы у мамы и дочери.

В 1929 году - переезд семьи в город Смоленск.

В 1930 году, в связи с переводом отца на новую, управленческую хозяйственную работу, семья переезжает в Москву.
В 1935 году Меер Семёнович Тамарин становится директором Московского вагоноремонтного завода имени тов. Войтовича.
В короткие сроки он выводит завод из глубокого провала на стабильно растущие показатели и одним из первых в СССР становится кавалером новоучреждёного ордена «Знак Почёта»… Но в 1937 году в органы поступает донос. Донос принят к делу, это послужило исключением орденоносца, идейного большевика тов. Тамарина из членов партии коммунистов, а затем и арестом его органами НКВД.
Расстрелян в 1938 году.

Школьницу Руфь сразу же исключили из комсомола.
В 1938 году, как член семьи репрессированного, была арестована и тоже репрессирована мама, приговорена к заключению в концлагерь ИТЛ.
Брат Артур, как малолетний, будет забран в детский дом для детей врагов народа. В 1941 году детский дом находился на Украине. В панике отступления не всех детдомовцев успели эвакуировать. Фашисты расстреляли подростка из еврейской семьи в первые же дни оккупации.

Тем не менее шестнадцатилетняя Руфь, оставшаяся тогда жить в Москве, заканчивает среднюю школу, вновь вступает в ряды ВЛКСМ и в 1939 году поступает в Московский литературный институт им. Горького, где обучение проводилось в вечернее время. Днём необходимо было находиться на работе. В 1937 году был принят закон, жёстко запрещающий опоздания на работу. Так как она в 1939 году дважды опоздала (второй раз на 15 минут) на работу к началу рабочего дня[4], впервые была репрессирована — получила 2 месяца лагерей общих работ. Всего за свою жизнь будет репрессирована 3 раза: в 1939 (общие работы), в 1942—1943 (штрафбат), в 1948—1956 гг.(ГУЛАГ).

В августе 1941 года Руфия Тамарина добровольцем записывается на курсы фронтовых санинструкторов. Однако на фронт их направили только в последних числах ноября 1941-го, их 46-я стрелковая бригада должна была закрыть прорыв немцев под Вязьмой. Бригаду бросили на прорыв под Вязьмой, где в жестоких боях она была почти полностью уничтожена.
Оставшимся в живых ополченкам (женщинам-добровольцам) разрешили вернуться в Москву, где Р. Тамарина встретила свою любовь литератора Алексея Страхова. Когда органы по надуманному обвинению арестовали и затем расстреляли А. Страхова, Тамарина, как его фактическая жена, тоже сразу же оказалась в тюрьме на Лубянке по обвинению в недонесении. Была осуждена по статье 58-12 (недонесение), но, с учётом её фронтового опыта на передовой, наказание было заменено — вместо концентрационных лагерей её направили опять на фронт, в действующую армию, уже в составе штрафбата.

В феврале 1943-го часть перешла в наступление, в котором погиб в основном весь её личный состав. В тех боях, в том числе, погиб и тот солдат, который в условиях фронтовой осени стал близким для Руфии человеком («слюбились»), отцом её дочери, родившейся в апреле 1943. Перед родами и в условиях фактического искупления участием в боях на передовой, Р. Тамарину выводят из состава солдат-«штрафников» и демобилизуют из рядов РККА.

После войны Руфь Тамарина вновь восстанавливается на учёбе в Литературном институте. Окончила его в 1945 году. Выпускной госэкзамен сдала на «отлично».
После этого последовал вызов в отделение МГБ СССР (бывший НКВД). Вынужденное, под угрозами, подписание документа о сотрудничестве с органами. Летом 1946 года Р. Тамарина устраивается на работу в сценарную студию «М» при Институте кинематографии Министерства кинематографии СССР, где была старшим редактором (1946—1948).

Вскоре Руфь опять оказалась под испытаниями её прочности. В 1947 году, после освобождения из лагеря ГУЛАГа и препровождения в фактическую ссылку (101-й км от Москвы) в городе Александров погибает её мать. Одновременно, то ли органы оказались сильно разочарованы в Р. Тамариной, то ли началась новая кампания (тогда начиналась новая, послевоенная волна репрессий, в том числе по линии борьбы с космополитами), поэтесса сама попадает в молох ГУЛАГа.

28 марта 1948 года Руфь Тамарину арестовали и доставили в тюрьму на Лубянке.
26 июня 1948 года приговорена к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.
После осуждения была отправка по этапу в город Джезказган (Каз.ССР).

В начале 1956 года состоялся приезд государственной комиссии по реабилитации. Р. М. Тамариной, в ответ на её просьбу об освобождении, комиссия отвечает отказом. Однако её срок наказания снижают с 25 лет заключения до 12 лет. После этого Р. Тамарину переводят в Никольский лагерь в городе Балхаш (Карагандинская область Каз. ССР).

1956, осень. — Условно-досрочное освобождение. Всего в ГУЛАГе (в Степлаге, Каз. ССР) она провела 8,5 лет. Гражданский брак её с М. Г. Морозовым.

После выхода из лагеря супруги остались жить в Балхаше, ей дают работу литературного сотрудника районной газеты «Балхашский рабочий» и здесь публикуются её первые «свободные» стихи. В декабре 1956 года всё же происходит реабилитация Тамариной как необоснованно репрессированной.

В 1957 году переехали в столицу республики город Алма-Ату. Здесь Тамарина начинает работать в сценарном отделе Казахской республиканской студии кинохроники («Казахфильм») (1957—1961 гг.)
Руфь Тамарина пишет и публикует стихи, повести, поэмы, её талант замечен, она становится членом Союза писателей Казахстана, следом её принимают в члены Союза писателей СССР. Так супруги и остались в Казахской ССР.

В Алма-Ате Руфь Тамарина работала заведующей литературной частью республиканского академического русского театра драмы имени М. Ю. Лермонтова (1962—1964; 1966—1968), литературным сотрудником газет «Казахстанская правда» (1964—1966) и «Огни Алатау» (1966—1970).

В 1995 году, после смерти мужа, Руфь Тамарина перебралась в Томск, поближе к живущей здесь семье своего сына.
Тяжело болела. Ослепла и была прикована к постели, но не сдавалась и продолжала писать. В городе Томске у неё вышло несколько книг.

Умерла в Томске в 2005 году.



Руфь Тамарина. "Щепкой в потоке..."

Я назвала эти записки «Щепкой — в потоке...». Многие оправдывали, да и сегодня еще пытаются оправдать этой поговоркой тот жесточайший террор, какой захватил нашу страну на долгие годы с начала 30-х и до начала 50-х...Ещё
13.02.2018 в 11:07
И все же, когда мы с мужем надолго уезжаем из города — на отдых или в гости к сыну, я непременно увожу с собой свои драгоценности. Пишу это слово без кавычек, хотя речь идет не об украшениях, а всего лишь о документах — нет для меня более дорогих вещей на земле...Ещё
13.02.2018 в 11:09
...я горько расплакалась над последней колонкой его статьи, где он кратко рассказал о своей судьбе — о том, как в ночь ареста отца некий лейтенант НКВД запросто положил в свой карман золотой портсигар отца — именную награду за храбрость в Гражданскую войну;...Ещё
13.02.2018 в 11:10
Еще строчка Справки: «начальник секретариата морской базы в Одессе — май 1921 - ноябрь 1922 г.» А у меня, родившейся в июне 21-го — первое сознательное воспоминание: горбатая узкая улочка (потом узнала и название — Казарменный переулок, говорят, и сейчас так называется), я у кого-то на руках...Ещё
13.02.2018 в 11:13
Позже другое воспоминание — мы в поезде, который остановился ночью где-то в поле, почему — не знаю. Горят костры, фыркают кони... Много лет спустя написала стихи: Я помню ночь: мне отроду три года, переезжаем из Одессы в Харьков...Ещё
13.02.2018 в 11:15
Помню и такое: у друзей отца родилась дочь, мои родители уходят вечером на «октябрины», но меня не берут, я реву... Девочку назвали красиво на испанский лад — Кармией. Но к Испании это имя отношения не имеет: отец девочки, папин сослуживец, военный, имя придумал из словосочетания «Красная Армия»...Ещё
13.02.2018 в 11:18
Там, в Смоленске, 18 марта, в День Парижской Коммуны родился в 29-м году брат, и в честь одного из деятелей Коммуны, Артура Арну, его назвали Артуром: мама любила красивые, звучные имена...Ещё
13.02.2018 в 11:20
В короткие сроки вместе с парторгом завода Ванниковым (братом известного руководителя промышленности) они выводят завод из глубокого прорыва и одними из первых становятся кавалерами недавно учрежденного ордена «Знак Почета»...Ещё
13.02.2018 в 11:24
Я могу только догадываться, каким способом от него добивались и добились, что арестованный 13 августа 1937 года, он только в феврале 1938-го, 12 и 15, стал давать так называемые «собственноручные» показания. Я читаю родным крупным почерком написанные ужасающие слова самооговора...Ещё
13.02.2018 в 11:25
Фотография отца датирована 5 мая 1938 года. 16 июня 1938 года Военная Коллегия Верховного Суда приговаривает его к ВМН — высшей мере наказания... Закон от 1 декабря 1934 года, дня убийства С. М. Кирова, требовал немедленного исполнения приговора в тот же день без промедления и права обжалования...Ещё
13.02.2018 в 11:27
Примерно за месяц до своего ареста она сказала мне: «Ты уже взрослая девочка, тебе — шестнадцать... Ты должна знать, что я ни минуты не верю в виновность папы... Будь готова и к моему аресту». Так сказала мне моя сдержанная, строгая мама, которая только один раз в жизни обнялась со мной и заплакала...Ещё
13.02.2018 в 11:31
Хотя мама, уходя, просила свою сестру не отдавать брата в детский дом, и это удалось (тетя Вера забрала Артика к себе), а я жила с Нюрой, мы с тетей Верой вскоре сами отвели его в Даниловский детский приемник — я еще не имела права оставить его у себя, мне было всего 16 лет...Ещё
13.02.2018 в 11:33
Ее арестовали 8 апреля 1938 года, вечером. Той же ночью первый допрос. Обвиняется в недонесении о преступлении: ст. 17-58 п. 12. Два-три протокола допросов. Ответ мамы один и тот же: «виновной себя не признаю». 19 июня 1938 г. (через три дня после расстрела отца!) следствие окончено...Ещё
13.02.2018 в 11:37
Я была дитя своего времени по всем параметрам — первой в классе вступила в комсомол, едва исполнилось 14 лет. И хотя через два года, в 37-м, меня, как дочь «врага народа» исключили из комсомола за то, что я не отказалась от отца (одноклассники стыдливо не поднимали на меня глаз...Ещё
13.02.2018 в 11:39
Так случилось, что в 10-м классе я случайно познакомилась со студентами-старшекурсниками Литературного института, тогда же пришла и первая любовь, и, конечно, я отошла от всех школьных дел, писала много стихов: как водится, Великая Юношеская Любовь была трудной,...Ещё
13.02.2018 в 11:41
Именно в доме Риммы и Яши я впервые увидела Ярослава Смелякова и познакомилась с ним — это тоже было открытием поэзии. Но о Ярославе нельзя рассказывать кстати и между прочим — слишком крупное он был явление и как поэт, и как личность. О нем тоже в другом месте, в свой черед...Ещё
13.02.2018 в 11:42
Окончив школу, я просто подала документы и стихи в Литинститут и одновременно пошла работать счетоводом на склад Московского завода малолитражных автомобилей, расположенный неподалеку от дома моих литинститутских друзей — на Миусской площади...Ещё
13.02.2018 в 11:43
Своим друзьям я не очень поверила, но все же на следующий день снова во время обеда поехала на Тверской бульвар, в Дом Герцена. По дороге встретился один из знакомых студентов, разулыбался: — Поздравляю! Вас приняли... Но я все же решила удостовериться в учебной части...Ещё
13.02.2018 в 11:44
Как выяснилось на следующий день, диктант написан был плохо — девять «неудов» и три «хора»... Мы не знали еще, что на «хорошо» написали Шура, Арон и я. Арон, конечно, не канючил. Он водил нас куда-то кормиться в перерывах между экзаменами...Ещё
13.02.2018 в 11:45
В конце ноября или начале декабря — точно не помню — Шуру, наконец, призвали: как известно, в 1939 году была объявлена Всеобщая воинская повинность, и мальчики, наши ровесники, знали, заканчивая школу, что их осенью призовут.//...Ещё
13.02.2018 в 18:46
1-20 из 155


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами