авторів

1021
 

події

145162
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » tfany » НЕИСТОВЫЙ

НЕИСТОВЫЙ

01.07.1929
Одесса, Украинская ССР, СССР

           «Неистовый» - так звали его в Одессе. Все знали и все любили его. Это был огромный, плотный, красивый человек. Его никто не называл толстым, но он был могуч и объёмист, высок и динамичен. Популярный композитор, разносторонне одарённый и необыкновенно образованный. Он одинаково внимательно говорил с академиком, слесарем, ребёнком, учителем. Он сочинял музыку, стихи – и всё это было превосходно с профессиональной точки зрения. Голос его был сильный и мягкий, жест плавный.

            Когда он появлялся у моря и поднимался на высокий берег, жизнь пляжа сразу менялась. Отдыхающие подтягивали свои подстилки к обрыву, окружали его. Неистовый пел и читал стихи, и обе стороны были чрезвычайно довольны друг другом. Днём он ходил в белой навыпуск рубахе, которая надувалась от ветра, как гигантская наволочка. Вечером в элегантном смокинге читал вступительное слово в филармонических концертах, пропагандируя старинную и самую новую музыку. Исполнители всегда были превосходные.

            Так случилось, что он согласился заниматься со мной композицией. Это было очень почётно, но и очень страшно. Он такой знаменитый и такой громкий!

            Первый урок был назначен в 2 часа дня. В два часа дня! В Одессе! В июле! Путь к его дому занимал около трёх часов. Мы пошли с папой, два одессита, два выродка, которые совершенно не выносили солнца. Отправились с дачи в город, потом через весь город, потом по безлюдным улочкам с мягкой знойной пылью под ногами, по степным тропкам.

            Композитор очень любил шумные сборища, но жил в такой глуши и тишине, что это, казалось, и был край света. Мы подошли к одинокому домику грязные, липкие. Отупевшие от зноя. На меня мама надела твёрдокаменное платье, а на бедного папу – чёрный костюм и белую фуражку, высокую, глупую и тоже твёрдо-крахмальную.

            Неистовый встретил нас приветливо. Из дальней комнаты вышла его мать, скорее похожая на старшую сестру своей свежестью и дородностью. Она была в вышитой кофте с монистами и красных домашних туфельках. Руки у неё были добрые и прохладные. Она погладила меня по волосам, а папу повела «у садочек». Там она угостила папу квасом ледяным и простоквашей. Он, бедняга, желая охладить свою пылавшую голову, съел всё это подряд и вскоре люто пожалел об этом…

            Я огляделась. Большая комната была похожа на музей – столько книг, нот, изящных статуэток из бронзы, камня, перламутра, дорогих картин и фотографий было со вкусом расставлено и развешено здесь. Рояль, рабочий стол и мягкие кресла – вот и вся мебель. Комната артиста и мыслителя.

            Маэстро начал свой урок, не понимая, что перед ним грязная и давно голодная девочка, с рассуждения об эпохе Леонардо да Винчи. Я была на редкость начитанным ребёнком, но это показалось мне очень трудным, очень громким, очень длинным объяснением, с записями в тетради. А потом, так и не дав мне сыграть ни одной ноты, он сел за рояль и исполнил две сонаты и все прелюдии Шопена. Останавливался, объяснял и снова играл. Сколько это длилось – я не знаю. Я уже не лежала, а свешивалась с кресла головой вниз, а он всё увлекался и показывал новые находки, не понимая, что я теряю сознание.

            Обеспокоенный долгим уроком, папа вошёл в комнату, поставил меня на ноги и стал прощаться, извиняться и расплачиваться. Маэстро закричал: «Я не беру денег с детей!» - и топнул ногой. Мы с папой не умели одолжаться. Сцена вышла тягостная, долгая и ни к чему не привела.

            Домой мы вернулись поздним вечером. Мама выскочила на ступеньки террасы, засверкала глазами и, упёрши руки в боки, стала кричать, как всегда, когда очень волновалась: «Ну, вы уже хорошо заболели? А? Что? Оба? Я сказала, не надо туда ходить! (Ничего она такого не говорила)  Мойтесь и будем пить чай!»

Чай в Одессе – это не просто чай. Это символ мира и уюта, успокоения. Мы пили чай, этот прекрасный напиток, способный помогать и в стужу, и в жаркий день, а мама перебегала от папы ко мне и трогала наши лбы. Она кричала без умолку. Ей казалось, что мы ранены и нуждаемся в помощи. А мы хотели одного – спать!

             Больше я не ходила на уроки к маэстро. Хорошо это или плохо – кто знает?

14.10.2018 в 17:40

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами