авторів

1419
 

події

192710
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Innokenty_Pasynkov » Борис Софронович Коверда - 3

Борис Софронович Коверда - 3

16.07.1927
Варшава, Польша, Польша

   Остаётся добавить кое-что из биографии семьи Бориса Коверды. Про его мать говорилось выше. Что же кается отца героя, то Софрон Коверда сообщил о себе: "Я - сын крестьянина. В Вильне ещё до войны я принадлежал к партии социал-революционеров и принимал участие в нелегальной работе. Я был убеждён в том, что царская власть угнетает крестьян. Когда произошел переворот, я принимал участие в уличных боях против большевиков. В последний раз я виделся с сыном на празднике Рождества Христова. Я жил отдельно. Я - учитель народной школы. Во время каникул в разговоре с сыном мы не раз затрагивали политические темы. Нужда портила Борису жизнь. Он - человек верующий и правдивый. В прошлом году тяжело болел и был близок к смерти. После болезни его впечатлительность усилилась".

   Сестра Бориса Ирина подтвердила, что у них в доме бывали такие периоды, когда продавалось всё, так как не на что было жить, и, что было время, когда только брат содержал всю семью. Нина Алексеевна, супруга Бориса Софроновича, говорила, что были колебания Польши, принять ли в качестве посла Войкова, по-видимому, из-за его участия в убийстве Царской Семьи. Последний факт повлиял и на решение её мужа убить именно Войкова - отомстить за Царскую Семью.

   Убийство Войкова получило широкий резонанс во всём мире, но сам герой не любил говорить и писать об этом. Из библиографии можно указать на следующие издания:

   1. Дело Б.Коверды, июнь 1927 года /книгоиздательство "Возрождение"

   Париж/.

   2. Убийца т. Войкова перед польским судом /I Государственное

издательство, Москва, Ленинград, 1927/

   3. Покушение на полпреда Войкова 7 июня 1927 года, статья Бориса Коверды. "Русская мысль", февраль 1984 года и журнал "Часовой".

   4. Газеты.

   ЦАРЕУБИЙСТВО, ОТОМЩЕНО ГЕРОЕМ

   Полковник Роберт Вилтон в своей книге "ПОСЛЕДНИЕ ДНИ РОМАНОВЫХ" утверждал, что поначалу над большевистским режимом доминировал не Ленин /Ульянов/, а Свердлов /Розенфльд/, председатель всесильного ВЦИКа, и один из основателей ЧРЕЗВЫЧАЙКИ. Одна из редких фотографий, которую мне удалось вырезать из сербского коммунистического журнала, снятая на Красной площади в первую годовщину "красного октября", изображает группу большевистских главарей во главе со СВЕРДЛОВЫМ, с ног до головы зашитым в чёрную кожу, и ЛЕНИНЫМ на втором плане, окружённых приспешниками не славянского вида.

   Вот у этого самого Свердлова, организатора ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ЗЛОДЕЯНИЕ, одним из главных заплечных дел мастеров на Урале был ПЁТР ВОЙКОВ /он же ВАЙНЕР ПИНХУС/. За революционную деятельность Царское правительство его преследовало, и Войков бежал за границу. А затем, вместе с 28 другими вожаками революции и будущим цареубийцей Сафаровым, он попал в так называемый немецкий "запломбированный вагон", о котором историк Мельгунов писал следующее:

   "Социал-демократ Парвус /Гелфент/, перейдя на сторону большевиков, помог им "наладить дело": он стал посредникам между Лениным и его швейцарской группой и Германским Генеральным Штабом в организации отправки в Россию большевистской головки, как и снабжения её немецкими деньгами".

   По прибытию в Россию, после большевистского переворота, Войков командируется Свердловым в Екатеринбург, на Урал, где он становится, вместе с Сафаровым, членом областного Совдепа при председателе Белобородова, который на самом деле был пешкой в руках Войкова, Сафарова, Голощёкина и Сыромолотова. По инструкциям Свердлова из Москвы екатеринбургский Совдеп подготавливает убийство Царской Семьи, про которое Мельгунов позднее напишет: "Эту потаённую и кошмарную расправу с Царской Семьёй и с близкими ей людьми могли совершить лишь те, кто в момент своего действия потеряли человеческий облик!". А критик Григорий Адамович в Париже добавит: "Если в России не настанет время, когда грех цареубийства признают, то лучше и не быть русским!". С целью замести следы своего преступления и чтобы контрреволюционеры, играя на невежестве народных масс, не использовали их тела, как мощи, красные заговорщики, получив приказание из Москвы от Свердлова "ликвидировать" узников Ипатьевского дома, начинают договариваться, как это выполнять. И тут Войков выставляет фантастически план расстрела у реки, после чего тела должны быть сброшены в воду с привязанными гирями. В результате споров был принят план убийства в доме Ипатъева с тем, чтобы Юровский привёл его в исполнение, а Войков присутствовал, как представитель областного совдепа, и потом, как химик, руководил уничтожением. Таким образом, Войкову любое беспристрастное правосудие должно было вменить двойную вину за его злодеяние. Как мы знаем план был приведён в исполнение. 400 фунтов серной кислоты и 400 галлонов керосина сделали своё дело, но только частично. Войкову не удалось до конца замести следы уничтоженных тел своих жертв. Судья Сергеев, а особенно следователь Соколов, помешали этому.

   Кончилась гражданская война, и Войков решает сменить ремесло убийцы и грабителя на более "благородную" профессию - он становится дипломатом высшего ранга. Вот что об этой метаморфозе говорят советские источники: "Летом 1924 года советское правительство запросило в Варшаве агреман /согласие/ на назначение новым послом СССР в Польше П.Л.Войкова. Почти две недели польское правительство медлило с ответом. Наконец сообщило: предоставление агремана ставится в зависимость от роли Войкова в екатеринбургских событиях 1918 года. Требуется от комиссара иностранных дел Чичерина подтверждение, что Войков к этому не причастен".

   Что ответил Чичерин, не трудно, догадаться: "Конечно, непричастен". Ведь был Войков всего лишь комиссаром продовольствия. Старый и коварный лис Чичерин хорошо учитывал неприязнь поляков к Царской России, а поэтому 4 сентября 1924 года он сообщил Вышинскому следующее: " Я не помню момента в истории борьбы польского народа против угнетения царизмом, когда борьба против последнего не выдвигалась бы, как общее дело освободительного движения Польши и России".

   Хотя польское правительство было хорошо осведомлено о той роли, которую Войков играл в убийстве Царской Семьи, он получил "агреман".

   Почти три года Войков пробыл на посту советского полпреда в Варшаве. А под новый, для него роковой 1927 год, под влиянием выпитого, он рассказал будущему невозвращенцу Беседовскому жуткую историю бойни в доме Ипатьева.

   Похоронен Войков в кремлевский стене - еще одно осквернение исторического места России.

   Десятью годами каторжной тюрьмы заплатил Коверда за казнь екатеринбургского сверх-злодея. Заключение, по свидетельству капитана Орехова, редактора "Часового", который навещал узника, не сломили Коверду ни физически, ни духовно. По выходе на свободу он отправился в Югославию, где при кадетском корпусе в Белой Церкви в 1938 году сдал экстерном экзамен на аттестат зрелости. А затем судьба, постигшая почти всех нас - Вторая Мировая война, немецкая оккупация, лагеря и дорога за океан.

   Читателей наверняка заинтересует судьба злодеев - убийц Царской Семьи. Все эти нелюди не принадлежали к людям идейным, как их старалась представить советская пресса. На самом деле это были типичные преступники-грабители, тёмные подонки общества. Совершив трусливое убийство из-за угла, как выразился омский прокурор Шамарин, они ограбили свои жертвы, присвоив из корыстных целей их драгоценности и другие вещи, а затем бежали от наступающих войск адмирала Колчака. Вот имена преступников-убийц Свердлов, Голощёкин, Белобородов, Юровский, Медведев, Ваганов и другие.

   Большинство из этих подонков ненадолго пережило свои жертвы. Павел Морозов не дождался суда Белой Армии, умер в камере. Ваганов не успел бежать с большевиками, был разыскан и убит своими же товарищами-рабочими. За ним, последовал Свердлов - во время посещения бывших Морозовских фабрик один из рабочих ударил его по голове тяжёлым предметом, и он умер от травмы мозга в начале 1919 года. Белобородов и Юровский попались у Сталина в троцкизме, и после пыток /особенно досталось Белобородову/, и с ним было покончено. Юровского не спасла даже тяжёлая сердечная болезнь, которую он приобрёл, вероятно, во время своей преступной деятельности. Шая Голощёкина "родная партия", для которой он так старался, миловала дольше всех. По Рою Медведеву, известному историку, Голощёкина "вычистили из партии", и он пропал в одном из безымянных лагерей Архипелага Гулага, как гибли тысячи невинных жертв, которых он в своё время отправлял туда же. По сообщению же книги "Комиссары" (Москва,1964 г.), Голощёкин был расстрелян в Москве в 1939 году.

  

   Неизвестный поэт в 1927 году посвятил Борису Коверде такие стихи:

  

   "Я выстрадал своё решенье

   Оно пришло, как скорбный плач,

   Простит Господь мне прегрешенье -

   Казнён преступник и палач.

   Когда рассказ шел потрясающий

   О царской смерти, словно гром,

   Пред ликом Родины страдающей

   Карал я зло святым судом!"

  

   Из последующей биографии Бориса Софроновича известно, что он в 1956 году приехал с семьёй /женой и дочерью Наташей/ в США, работал в редакции газеты "Россия", а спустя два года, после её закрытия, стал переводчиком в "Новом русском слове". Ушёл на пенсию в 1974 году, переехал с семьёй из Нью-Йорка в Адельфи /штат Мериленд/, где и скончался 18 февраля 1987 года /о чём подробнее было сказано выше/. Похоронен на русском кладбище монастыря Ново-Дивеево в Спринг-Валлей /штат Нью-Йорк/.

   Писатель Александр Солженицын был очень разборчив в людях. Жизнь научила. И, если в бытность в Америке "вермонтский отшельник принимал кого-то в свой круг общения, было, то отметкой человеческой порядочности.

   Написано у Солженицына в "Очерках изгнания" про Коверду очень коротко: "По традиции служили мы под старый Новый Год 13 января общую панихиду и за 1987 год. Тут были, кроме Панина, прекрасный поэт Иван Елагин, всю жизнь которого перекорёжили эмигрантские бедствия, продолжатель Белого дела Борис Коверда, известный варшавским выстрелом в большевика Войкова в 1927 году, и красный генерал Пётр Григоренко, самой своей жизнью и грудью своей пробивавшийся к правде..."

   Знал Александр Исаевич, с кем в сообществе можно молиться.

   Полное название произведения Солженицына - "Угодило зёрнышко промеж двух жерновов". Сотни людей выведены в этих очерках, и кажется, что сравнение с зёрнышком промеж жерновов - именно про бело-русского хлопца из Вильно Бориса Коверду.

Дата публікації 11.08.2023 в 20:30

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: