авторов

1060
 

событий

148260
Регистрация Забыли пароль?

Серко

05.06.1936
Березняки, Иркутская, Россия

Когда-то наша семья жила на севере Иркутской области в селе, которого  уже давно нет на карте. Там теперь разлилось рукотворное  море от Усть-Илимской гидроэлектростанции, затопившее  село Нижне-Илимск, где я родилась, и деревню Макарово, где  прошли детство и юность моей мамы. Я была совсем маленькой, но помню рассказы  о том, как мой папа украл маму у жениха, прямо из-под венца.

      Большая папина сиротская семья жила в деревне Березняки, раскинувшейся на крутом берегу  реки Илим в двадцати верстах от Макарово выше по течению. Пятерых детей -  двух дочерей и троих сыновей бабушка Наталья Карповна растила одна. Из ребят папа был старшим и на его плечи легли все тяготы крестьянской работы. С одиннадцати лет он самостоятельно пахал свой надел, косил сено, зимой пропадал в тайге. Он был знатным охотником, в семнадцать лет с  любимой лайкой Соболькой завалил медведя, а белку бил прямо в глаз, чтобы не испортить шкурку. Папа был смелым, ловким, осмотрительным, настоящим сибирским парнем.

      Посадив маму в подвенечном платье к себе за спину и укрыв полушубком, предусморительно притороченном к седлу, папа погнал Серка, и он с двумя седоками  легко полетел по накатанной лесной дороге,только комья спрессованного снега летели из-под копыт, да облаком развевалась белая фата. Осрамившийся жених, опомнившись от потрясения, собрал ватагу деревенских парней, и они, подогретые самогоном, понеслись вдогонку.

      Верстах в пяти от дома беглецы услышали преследователей. Кавалькада лошадей с пьяными наездниками с гиканьем, свистом и криками нагоняла приуставшего коня. Перед самой деревней надо было пересечь реку. Илим - горная своенравная река с большой скоростью катила свои воды к матери - Ангаре, и зимой оставляла в своем течении  полыньи, промоины, трещины. Дорогу, отмеченную елками, беглецы впопыхах не заметили и проскочили к самому опасному изгибу Илима, где и днем - то ходить было страшно. Тревожно всхрапывая, чуя опасность, Серко, не останавливаясь, гнал по льду к берегу. Когда  уже  передние ноги коня оказались на твердой земле, задние провалились в промоину, затянутую тонким льдом, Оскальзываясь копытами на прокалённых морозом камнях, Серко упорно рвался вперед, но сил почти не осталось.

      Нерастерявшийся папа ловко выпрыгнул из седла, выдернул маму из ледяной купели и помог Серку выбраться на берег. Все прошло так стремительно, что молодые даже не успели испугаться.

      - Это было какое-то чудо - рассказывала подругам мама, - до сих пор  сердце замирает при воспоминании, как стою я на берегу в обледеневшем , звенящем на ветру платье, словно снегурка, а от деревни бегут люди.

      Макаровские варнаки не решились переправляться вслед, увидев, что вся деревня от мала до велика высыпала на угор встречать молодых, Кто-то закутал маму в тулуп, папины младшие братья Коля и Кеша, накрыв Серка попонкой и своими шубейками, повели его в теплое стойло. Самое удивительное в этой истории то, что никто не заболел. Не взял сорокаградусный  сибирский мороз  отмеченных удачей влюбленных.

      Макаровцы еще долго куражились за рекой, посылая проклятия более везучему сопернику, и, несолоно хлебавши, потрусили домой допивать свадебное вино.

      Моя бабушка Наталья Карповна загодя натопила баню и напаренная березовым веником, раскрасневшаяся счастливая моя мама робко вошла в дом строгой свекрови.

      На этом история Серка не заканчивается. Папу призвали служить в милицию, и он перевез семью в районный центр. В милицейской конюшне жил и наш Серко, с которым папа не захотел расставаться. В те годы  об автомобилях в сибирской глухомани и слыхом не слыхивали. Лошади были главной рабочей силой и надеждой сельчан, Серко же ходил только под седлом. Ни в плуг, ни в телегу его не запрягали: папа не велел.

      Мне было три года, но я хорошо помню нашего коня. Каждое утро, проснувшись, я бежала на конюшню, где конюх Кузьма всегда угощал конфетами, а я делилась ими с Серко, красавцем жеребцом серой масти с белой звездочкой на лбу, тонкими стройными ногами и гордо изогнутой шеей с черной гривой. Серко любил детей. Бархатными губами дотрагивался до ладошек и щек, когда мы давали ему сладости, и это было так восхитительно! От нежного прикосновения и жаркого дыхания лошади мы обмирали от восторга, а в животе становилось прохладно. Чтобы посадить в седло моего старшего шестилетнего брата, папа подкидывал его высоко в небо, и Женя проворно хватался за уздечку. Ноги не доставали до стремян и он, прижимая пятки к  крупу, бледный от страха и счастья, галопом скакал по двору и, не выпуская из рук узды, цепко держался еще и за луку седла.

      По праздникам милиционеры джигитовали. Устраивали скачки, рубили шашками лозу и только пыль  тучей поднималась из-под копыт. Жутко было нам малышне смотреть,  как всадники на скаку перемещались по кругу через живот в седло. Однажды во время такого упражнения папе не повезло, На ходу ослабла подпруга, и седло съехало на живот коня. Папа не отпустил узду, намотанную на руку. Серко по инерции протащил папу по земле, и, набатно заржав, остановился , встал поперек дороги, защищая хозяина от копыт набегавших следом отставших лошадей. Опомнившись, папа поднялся с земли и, обняв Серка, долго стоял, благодарно уткнувшись лицом в лошадиную шею.

      С тех пор прошло много лет. Я одна осталась на земле из всей  нашей семьи, и в моем сердце до сих пор живет светлая память о добром, верном друге отважном сибирском коне и ласковое папино: “Тпру-у, Серко!”

Опубликовано 20.10.2016 в 16:35
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: