участников 665
 
событий 98950
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Участники » Pavel_Akselrod » События Pavel_Akselrod » Главные течения в женевской эмиграции. "Набат" и "Община" - 12

Главные течения в женевской эмиграции. "Набат" и "Община" - 12

12.07.1878
Женева, Швейцария, Швейцария

Еще более горячо и обстоятельно обосновывал С. Кравчинский условиями существования итальянских рабочих необходимость такого рода агитационных воздействий на них, как бунтарские попытки в Болонье и Беневенто. «Бедность рабочего населения в Италии ужасна, невероятна. В этом отношении единственной соперницей ее может быть только Россия... Спрашивается теперь: есть ли какая-нибудь возможность собрать с такого населения деньги, необходимые для пропаганды? Очевидно, для этого нужно было бы прибегнуть к мерам еще более решительным, чем те, к которым прибегают русские становые при сборе недоимок». Но, кроме насилия со стороны правительства и безденежья, «характер самого итальянского народа не допускает мирной легальной пропаганды. Если есть в мире народ, совершенно неспособный по характеру своему к мирной, легальной пропаганде, то это итальянцы. Это народ действия, а не слова».

«С самого начала его истории все неудовольствия его, все протесты против какого бы то ни было порядка вещей всегда выражались восстаниями, бунтами, разбоями, кулачной расправой, разграблением, – одним словом, какими бы то ни было насильственными действиями. Легальная агитация, на манер английской или немецкой, всегда была чужда итальянскому народу. Новейшая же история еще больше развила в нем эту природную, характерную черту... Все нынешнее поколение, можно сказать, убаюкивалось под звуки революционных песен, выросло и воспиталось среди волнений, опасности и энтузиазма народной и революционной борьбы. И вдруг этим самым людям, в памяти которых еще так свежи воспоминания о геройской борьбе, из которых половина сама сражалась с Гарибальди ... людям, наконец, которые видели воочию, каких блистательных результатов может достигнуть смелость и отвага, даже при величайшем неравенстве сил, ... предложить канитель мирной пропаганды, парламентской агитации, или чего-нибудь подобного. Иметь последователей в среде живой Италии может только партия, опоясанная мечом!» Пропагандой в ней можно сделать очень немного, между тем, как путем попыток вроде беневентской «можно творить чудеса».

В заключение Кравчинский обещал в следующем номере (3-4) «говорить о самих попытках этого рода».   Но продолжение статьи «Беневентская попытка» не появилось. Зато в последних номерах нашего журнала Сергей поместил статью под названием «Самодеятельность итальянского народа в борьбе с буржуазией и правительством». Но и в этой статье нет обещанного «рассказа» о повстанческих попытках итальянских социалистов, нет вообще никаких фактов, относящихся к рабочему движению, а есть лишь небольшой очерк о бандитизме. Первая глава трактует об «экономическом положении рабочих классов Италии», а вторая (она же и последняя) носит характерный подзаголовок «Бандиты». Автор не идеализирует их, – наоборот. Указав на то, что бандиты «всюду находят себе укрывателей и покровителей в народе, духовенстве, в аристократии, среди судей и присяжных», он ставит вопрос: «Что они такое? Мстители за народное горе, удалые бойцы за народные права, за свободу, за более справедливый общественный строй, нечто в роде шиллеровских Карлов Моров? Увы! За исключением того ореола отваги, который вообще с полным правом принадлежит бандиту, социалист найдет у этого бандита очень мало симпатичных черт и вряд ли отыщет какие-нибудь проблески нравственных мотивов и идеалов. Среди вожаков встречаются умные, сильные личности, но главная исключительная цель их  нажива; они в одно и тоже время и бандиты, и кулаки... Что же касается нижних чинов, разбойничьей черни, то она состоит из таких же впроголодь живущих бедняков, каковы вообще рабочие и крестьяне, потому что деньги, получаемые за выкуп пленных, делятся далеко неравномерно между членами банды – львиная часть идет к вожаком».

 

О других не разбойничьих, а подлинно пролетарских формах и проявлениях народной «самодеятельности в борьбе» с эксплуататорскими классами автор названной статьи ничего не сообщает. Правда, он намеревался «много говорить и об итальянских социалистах» и, вероятно, исполнил бы свое намерение, если бы «Община» продолжала бы издаваться. Но он не мог бы дать нам что-нибудь другое, кроме более детального изложения того, что содержалось уже в его статьях о «беневентской попытке» и «самодеятельности итальянского народа». Как в этих статьях, так и в напечатанных в «Общине» корреспонденциях из Италии, речь идет только о положении народа, его «характере», об «общих условиях социалистической пропаганды», лишающих ее всякого реального значения и делающих (якобы) необходимой бунтарско-заговорщическую тактику и, наконец, о значении двух неудавшихся попыток применения этой тактики. Но нет и намека на то, чтобы предприняты были новые попытки в этом роде, нет никаких фактических указаний на развитие пролетарского движения и на успехи социалистов (бакунистов). Вместо таких фактических сообщений, – прославления маленьких путчей в Болонье и Беневенто, ставших уже достоянием истории, и радужные надежды на успехи бунтарства в будущем. В то время, когда писались упомянутые «письма из Италии» и цитированные статьи Кравчинского, социалистическая партия и рабочее движение в этой стране были, очевидно, так слабы, что в данный момент нечего было сообщить об их жизненных проявлениях. Этим и о6ъясняется то, что в статье, озаглавленной «Самодеятельность итальянского народа в борьбе с буржуазией и правительством», об этой само-деятельности нет ни слова, а вместо того идет описание «разбойничества» и его подвигов.

Опубликовано 28.06.2016 в 19:35

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События
Мы в соцсетях: