авторов

1037
 

событий

146660
Регистрация Забыли пароль?

Сон наяву

10.12.1824
Москва, Московская, Россия

XIX. Сон наяву

 

   Это было рано утром накануне бала у Кутайсовых. Князь Петр Николаевич Оболенский только что встал с постели, умылся, Богу помолился и сел за письменный стол. Ему необходимо было заняться письмами и счетами. Ему было тяжело в денежных делах, семья большая, двух дочерей недавно он выдал замуж, меньшие выезжали, сыновей надо было содержать в гвардии. Он в эту зиму принужден был заложить свою подмосковную, чтобы свести концы с концами! Печальные мысли осаждали его в это утро. Он тоже слышал о сватовстве сына за княжну Волконскую, и его брало раздумье: князь не считал своего сына способным к семейной жизни. Николай был так упрям и своенравен, что судьба его будущей супруги не могла представляться старику отцу в розовом свете.

   Старый князь имел много горя с этим старшим сыном; у него были с ним постоянные размолвки, которые тяготели на его совести. Леонтьевы, которых он надеялся видеть у себя эту зиму, не приехали, так что без них ему было еще труднее на пути борьбы с Николаем. Сын этот жил отдельно от отца, был совершеннолетний, имел свое собственное крупное состояние покойной матери и обращался очень жестоко с крепостными людьми. Часто являлись эти несчастные, бросались в ноги князю-отцу, прося помилования и защиты. Князь успевал иногда смягчить сына, но то была тяжелая, утомительная борьба, и в семье боялись этих ссор тем более, что князь бывал болен после них. Он горячо молился, этот кроткий святой старец, за этих людей, над которыми тяготели столь тяжелые бремена, за сына, за себя, многогрешного. И откуда, как? отчего Николай такой жестокий, бессердечный? - и себя он упрекал, что не сумел воспитать его другим.

   Княжны встали уже и видели в окно со своих антресолей сани брата Николая у подъезда. "Как он рано!.. Что еще? - мелькнуло у них в голове. - Чем кончится этот визит?" - они встревожились. Князь Николай сидел долго у отца, потом они видели, как он уехал.

   Тогда они сошли вниз и с бьющимися сердцами пошли здороваться с папенькой. Когда они вошли в кабинет, он сидел еще в халате в своих больших креслах за письменным столом, задумчивый, грустный, да! и растроганный. Но князь сейчас же улыбнулся дочерям и поспешил их успокоить.

   - Ничего, девки (он часто так называл их в шутку), не очень пугайтесь, да что это? - я вижу, на вас лица нет. Ну, ну! - грозил он им пальцем. - Я и сам озадачен, только кто его знает? - может, все это к лучшему.

   Он встал, обнял их, притянул каждую к себе и поцеловал в лоб, потом, понизив немного голос, произнес:

   - Я вам на ушко скажу: Николай наш женится.

   На лицах княжон выразилось удивление, однако легче стало на душе.

   - Идите, мои пташечки, - говорил князь, помолившись. - Христос с вами пока. Велите подать мне одеться, надо пойти сообщить тетушке.

   В это утро князь выехал в карете с визитами; он был, между прочим, и у невесты сына.

   В доме все вскоре узнали, что молодой князь женится. Пошли разговоры, известное волнение, как это всегда бывает в таких случаях.

   На фрейлинской половине это событие было встречено особенно радостно. Когда в это утро княжны с братьями вошли здороваться с тетушкой, она сидела в своей угольной на диване очень веселая и даже возбужденная.

   - Честь имею вас поздравить, - говорила она, пока все вошедшие садились вокруг нее. - Прекрасная партия, прекрасное имя, и совсем еще молодое создание; она его смягчит, будет иметь на него хорошее влияние. Увидите, что это так и брег, я готова пари держать. Constantin, - продолжала она, обращаясь ко второму, младшему племяннику, ее любимцу, - приди, моя душа, ко мне на помощь. Its ont tous des figures d'enterrement (Все выглядят, как на похоронах (фр.)). Этот Евгений! - она дотронулась до его плеча. - Почему такой торжественный вид? Brisez done la glace! (Разбей-ка лед! (фр.)) Надо просто смотреть на вещи; свадьба в доме, и все тут.

   - Понятно, ma tante, что говорить, - отвечал Константин. - По-моему, доложу вам, одна Екатерина Михайловна (мать Оленьки) отлично свое дело знает. Она уже побежала к Иверской поклоны бить, свечи возжигать. Это так, как следует: без Бога не до порога! Печалиться и плакать туг не из чего. Помилуйте - у Вареньки, Наташи и Оленьки шесть батистовых платьев, мокрых от слез, - шутил он, - Денисовна сейчас мне показывала. Это неимоверно! - помолились, поплакали, - говорил он сестрам, - теперь извольте отирать слезы, сморкайтесь и будем целоваться. - Он крепко обнял сестер.

   - Когда же невеста будет у вас, ma ante? - Кажется, в четверг.

   - Прекрасно, я завидую брату Николаю и постараюсь идти по его стопам. И откуда она явилась, эта княжна Волконская? - верно, с неба. Говорят, она из Уфы, из Оренбурга или из Самары.

   - Интересно, - говорила задумавшись тетка, - дай Бог, в добрый час. Затем был бал у Кутайсовых, а на другой день после него невеста была с визитом у будущего своего свекра.

   Этот визит сделал на всех в доме глубокое впечатление, всем мнилось, что то был сон наяву. Невеста приехала в двух экипажах с верховыми гайдуками по обеим сторонам кареты. Ее сопровождали мамушки, нянюшки, в ярких шелковых сарафанах, душегрейках с меховыми опушками, в парчовых повойниках и сборниках, карлицы, казачки с калмыцким типом смуглых лиц, лакеи в фамильных ливреях. И вот она упала посреди высшего московского общества людей, стоящих уже твердо на почве европейского образования и обычаев. И она появилась перед ними в рамке давно забытого, допотопного существования; явилась одна, без всякого покровителя или покровительницы, в качестве невесты в доме отца нареченного ее жениха. Вся эта прародительская челядь следовала за своей госпожой в парадную гостиную фрейлины и остановилась в почтительном расстоянии, выстроившись амфитеатром перед ней, когда княжна села на диван подле тетушки.

   Невеста была в белом атласном утреннем капоте с собольей опушкой, в жемчугах и брильянтах. Жаль, что успели сшить ей европейское платье на Кузнецком мосту; она была бы гораздо лучше русской боярышней. На вид ей было лет двадцать, высокая, полная, круглолицая, с прекрасными карими глазами, яркий румянец поминутно вспыхивал на свежем ее лице от смущения и застенчивости.

   Когда ее со всеми перезнакомили и князь заговорил с ней, тогда она успела уже оправиться и отвечала ему просто и разумно; голос у нее был мягкий, грудной и приятный. Подали кофе. Но разговор не клеился, и ей, и всем было неловко; в ней было совершенное отсутствие светских приемов, уменья держать себя в обществе.

   "Сказочная, восточная принцесса", - мелькнуло у всех в голове, когда она уехала, и всем стало легче на душе. Тетушка прежде всех оправилась от впечатления этого первого знакомства с невестой князя Николая.

   - Все это странно очень, - говорила она, - но было бы хуже, если б княжна была только провинциальна. Она мне понравилась, да и все к лучшему, я ее полюблю. У нее прекрасные глаза, и звук ее голоса мне по душе.

   Старый князь задумался: "Николай, Николай! каково-то будет жить с тобой этой молодой, неопытной девушке".

Опубликовано 18.03.2021 в 18:36
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: