авторов

1037
 

событий

146660
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Ekaterina_Sabaneeva » А. В. Прончищев и князья Несвицкие

А. В. Прончищев и князья Несвицкие

17.05.1823
Москва, Московская, Россия

XVII. А. В. Прончищев и князья Несвицкие

 

   Немало воды утекло из реки Мышинги в Оку с той поры, как в Богимове появился на свет Божий внук и наследник Алексея Ионовича, Алексей Владимирович Прончишев, который после 1820 года достиг совершеннолетия и после смерти прадеда и страдалицы прабабушки сделался владельцем села Богимова и других родовых вотчин. Он был единственным наследником крупного состояния прадеда и единственным представителем фамилии и рода Прончищевых.

   Молодой Прончищев получил образование, соответственное его положению и состоянию. Он прошел курс наук в Москве в благородном пансионе немецкого педагога (их было тогда тьма-тьмущая на Руси) Майора.

 

   Мы все учились понемногу,

   Чему-нибудь и как-нибудь

 

   Этого двустишия из поэмы Пушкина достаточно, чтобы выразить степень познаний и дать точное понятие о развитии, направлении и образовании молодого богимовского "сквайра". Он учился танцевать у Иогеля и Фланге, фехтованию и верховой езде в одном из лучших манежей столицы (он даже получил там золотые шпоры в знак отличия) и затем был записан в полк. Но военная служба не могла соответствовать его вкусам и слабому здоровью, и, достигши первого чина, молодой Прончишев вышел в отставку и поселился в своем богатом поместье Калужской губернии, селе Богимове. Хозяйкой его дома продолжала быть тетка его, воспитавшая его и заменившая ему родителей, Екатерина Алексеевна Прончищева. При ней жила тоже постоянно ее племянница Арбузова, а летом всегда гостили осиротевшие княжны Несвицкие. Зимою же все эти семьи купно езжали в Москву и жили там в доме князей Несвицких на Пресненских прудах. Эти две семьи Прончищевых и Несвицких почти никогда не разлучались, а молодого богимовского хозяина в их родственном кругу все тетушки, дядюшки и родные сильно баловали и любили. Его жизнь с детства не имела будто будничных дней, а все было ему - вакация и праздник. Здоровье его давало тоже частые за него опасения, и его с детства очень нежили.

   Зиму 1824 года Несвицкие и Прончищевы проводили в Москве. Молодой богимовский "сквайр" представлял в то время собой красивого юношу, с типом ост-зейтских немцев, который передала ему покойная мать. У него были ее голубые глаза и пепельные кудри над высоким лбом, который один своим складом напоминал деда и давал помнить, что он был тоже Прончищев. Его лицо имело те тонкие очертания, которые впоследствии способны терять изящество своих линий при переходе в более зрелый возраст, зато в момент ранней юности они имеют много красоты и привлекательности. Он был среднего роста, статен и ловок, одевался по последней моде, слегка фат, и был принят в лучших домах тогдашнего московского общества.

   Дом Несвицких на Пресненских прудах был деревянный на каменном фундаменте. Большие итальянские окна переднего фасада на улицу придавали веселый и светлый вид всему зданию. Хотя, если сообразить холодные зимы Москвы, то можно было пожелать строителю его воздержаться от такого размера окон, более пригодного для теплого климата. Может быть, местность дома на углу при самом начале поворота на улицу, которая тянется параллельно Пресненским прудам, с их густыми аллеями посреди города, расположила строителя построить дом в сельском вкусе, каков именно и был характер его; но надо сказать, что впечатление, производимое им, было выгодное и симпатичное, именно, кажется, вследствие напоминания деревенского житья в столице.

   Дом Несвицких казался небольшим для города, между тем помещения в нем было так много, что трудно было верить, чтоб он вмещал в себя столько обитателей; семья была многочисленная, многие из ее членов жили вне ее, уже самостоятельно, а между тем, кто бы ни пожелал из них вернуться в лоно родительского гнезда, оно принимало его с особым гостеприимством.

   Законными наследниками и владельцами дома были молодые князья Несвицкие, но хозяином и хозяйкой дома почитались дядя Несвицких, Г.И. Раевский, и тетушка, Екатерина Алексеевна Прончищева.

   В этой семье особенно ясно выражалось почитание старших; оно стояло буд: то на первом плане и должно было руководить всеми движениями в семье и доме.

   Приемы со старшими (les grands parents) носили у Несвицких характер даже какого-то приторного подобострастия, которое сначала удивляло, но впоследствии являлось такою удобоисполнимою обязанностью со стороны молодого поколения, что это делалось охотно. Подобающее уважение к летам имело место и между братьями и сестрами, ибо младшие говорили старшим непременно "вы", адресуя речи между собой, и "они" или "оне", когда говорили о старших себя. Я распространяюсь насчет этих подробностей, потому что они характеризуют ту эпоху, к которой надо относить эти записки мои, то есть к последним годам царствования императора Александра I. Кроме того, так как Г.И. Раевский был, так сказать, главою семьи Несвицких, то, вероятно, в этих формах утонченной учтивости и чопорной вежливости была доля его влияния.

   В доме иначе не говорили как: "Дядюшка или тетушка изволили приехать, изволили огорчиться, изволили прогневаться, изволили мне то или другое пожаловать". Тут необходимо заметить, что про дядюшку фразу: "Изволили прогневаться" - заменяли почти всегда фразою: "Изволили огорчиться", ибо он был так кроток и благодушен, что никогда не умел сердиться, зато про тетушку упоминалось часто, что "оне изволили прогневаться". Дядюшка жаловал и ласкал, тетушка чаще всего запрещала и взыскивала. Она была очень вспыльчива, имела свои мрачные дни, свои предвзятые мнения, свои симпатии и антипатии. К счастью, Григорий Ильич имел на нее большое влияние, умел все умиротворять, играл с нею всякий вечер партию виста, и их давняя дружба, основанная на солидном начале прожитых вместе и купно многих семейных и жизненных невзгод, не теряла от этих вспышек своего характера, а общие интересы обоих стариков сливались вместе, направляясь к заботе о благе и счастье родной и дорогой им семьи. В итоге семья Несвицких имела характер весьма почтенный и патриархальный.

   Между дядюшкой и тетушкой стояла во главе молодых старшая княжна Анна. Она была замечательна по уму и образованию и вела семейные дела весьма твердой рукой, несмотря на свою молодость. Старшие ее братья служили в Петербурге в гвардии и только тратили деньги, она же вела отлично хозяйство их крупного состояния и пользовалась в семье особым уважением и доверием. Но тетушка очень желала выдать ее замуж и нетерпеливо ждала минуты, когда судьба Анюты определится. Впрочем, эти нетерпеливые чувства и стремления лежали в характере тетушки. По здравому же обсуждению и воззрению на это дело, нечего было торопиться и спешить, - за княжнами давали крупное приданое, и они не могли ожидать засидеться в девицах. Кроме того, физическая красота была достоянием семьи Несвицких; они почти все унаследовали красоту их покойной матери, в них тоже проявлялась порода, аристократичность, что-то особенно изящное и живописное. Особенно двое из братьев, князья Алексей и Иван, положительно поражали своей красотой, княжны же Катерина и Варвара могли своими портретами украсить страницы любого кипсека или альманаха. Природа далеко не поскупилась на дары свои в семье Несвицких: все они имели замечательные способности к музыке; княжна Анна была в Москве одной из любимых учениц Фильда, княжна Катерина обладала дивным mezzo-soprano и замечательно им владела. Я слыхала ее пение и никогда не забуду наслаждения ее слушать. Один из меломанов тогдашней эпохи говорил, что к ее пению можно буквально применить слова немецкого поэта:

 

   Ich singe wie der Vogel singt,

   Der ш den Zweigen wohnet.

   (Она поет, как птичка,

   Живущая в ветвях (нем.))

 

   Она не вдавалась в пение итальянских арий, которые делались банальны, так как столько девиц высшего образования и общества их терзали, но пела русские романсы того времени, например: "Гляжу я печально на черную шаль" или "Ах, ты, шарф голубой с золотистой бахромой"70. Для них необходимо мастерство удержать границы драматизма или сентиментальности в выражении, тут нужен особый музыкальный инстинкт. Затем подблюдная песня "Катилось зерно по бархату и прикатилось к яхонту!.." Она прелестно пела эту простую мелодию, так что все слушали и не могли наслушаться.

Опубликовано 18.03.2021 в 18:33
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: