авторов

879
 

событий

126633
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Vyacheslavov » Дневник - 8

Дневник - 8

10.01.1980 – 05.03.1980
Тольятти, Самарская, Россия

1980 год. Советские мифы

      10 января. Где можно прочитать,  что генерал Власов три раза!!!  сдал армию немцам,  в то время, когда НКВД тщательно перепроверяли всех, кто вышел из плена,  из окружения?

 (Вот такие слухи ходили в народе, рассказывали друг другу. Кто их сочинял, непонятно?  Коль нет никаких источников, народ сам творил свои мифы.)

Где написано про гибель конницы Белова под Сталинградом? Про его смелый рейд по тылам противника сообщили, но только не про гибель. Есть только косвенное упоминание в дневниках Константина Симонова, что жители Сталинграда зимой питались конницей Белова.

 По телевидению говорят, что Картер отказал нам в поставках зерна, перестал поставлять продукты Ирану, ввёл санкции, и всё из-за того, что свергли президенте шаха Пехлеви, к власти пришёл аятолла — религиозный лидер. Что это такое мы представления не имели: хрен редьки не слаще, у них свои разборки.

США помогают продуктами многим слаборазвитым странам. Как понять, что мы, имея такую огромную территорию, не сопоставимую, ни с одной страной мира, не можем обеспечить себя зерном? Задал этот наивный вопрос Твердохлебову, нашему новому мастеру, почти ровеснику, пришедшему из соседней бригады, где он до этого работал оператором.  Он коротко ответил:

— У них богатые земли.

Но не это объясняет. Растолковывают наши газеты, в которых написано,  что зерно загружают в дырявые вагоны, в машины со щелями в бортах, зерно теряется при уборке, транспортировке, — сам видел, хранении,  и даже при выпечке, когда пекарь специально печет брак, чтобы бракованную продукции отвезти, по-знакомству, соседу, который скормит этот брак свиньям.

Становится понятно, что при таком безобразии не хватит никаких площадей, засеянных пшеницей. По логике Твердохлебова, наши колхозы, расположенные в Черноземье, должны быть миллионерами, но они влачат жалкое существование и считаются неперспективными. Так и припечатали в СМИ — Неперспективное Нечерноземье. Хотя все понимают, что дело не в земле, а во власти, в правящей системе.

 

16 января. Александр Госсман как-то сказал Ямпольцу,  что предпочитает рабочих-пьяниц. Его можно отослать домой и заставить выйти на работу в воскресенье, или в любой день, когда есть необходимость, чтобы нагнать план. И тот, чувствуя свою вину,  не откажется выйти со второй смены в третью, то есть отработать две смены подряд. А хорошего рабочего не заставишь, выйти в воскресенье. И у меня словно пелена с глаз спала, я понял, почему не увольняют пьяниц, хотя и грозят суровыми карами.

И вот, вышло новое постановление об улучшении дисциплины. Трудно поверить, что будут приняты какие-то эффективные средства, тем более что само постановление очень слабо заинтересовывает рабочих, чтобы те не меняли часто заводы, то есть само, постановление, не эффективно.

Три дня к отпуску и 10% премии не удержат человека на одном месте, если он захочет уйти.  Надо сделать, как в Японии, когда старый рабочий получает в пять раз больше новичка, и для него поменять работу, все равно, что совсем лишиться её.

В прошлом году впервые за мою трудовую деятельность дали значок "Победитель социалистического соревнования".  Это вовсе не значит, что я работаю хорошо и со старанием, наоборот, в прошлые годы я работал лучше, а победителя дали потому, что подошла моя очередь, так как все уже получили.

 

19 января. Вчера Алла Владыко получила ордер на двухкомнатную квартиру  в 24 метра, на 12-ом этаже, полы паркетные. Должна была в тот же день получить плиту, и на следующий день переезжать, предупредила меня и Гену, чтобы помогли. Но кто-то успел снять “гусаки” на водопроводных кранах, и она стала требовать в ЖЭКе, чтобы ей поставили новые. Вика сказала, что даст ей гусаки, мол, не стоит делать из этого трагедию, но Алла сказала:

— Зачем я буду брать твои, они должны поставить, пусть ставят.

После семимесячного молчания написал Яше письмо, предложил вместе со мной поехать в июне в Ленинград. Конечно, маловероятно, что он согласиться, все же, у него трое детей. Что значит, — вырос в многодетной семье, их было пятеро.

Алла получила квартиру вне очереди, так как она уже получила однокомнатную два года назад, и после рождения сына её должны были поставить в очередь по 77 году, то есть она бы получила двухкомнатную квартиру лет через десять. Ей, партийной, удалось за взятку оформить свою квартиру, как малосемейку, и еще 400 рублей добавила, чтобы дали, именно, в кирпичном доме.

Ямполец накануне рассказывал мне, что ему приснился сон, будто ему отказывают в переводе в другой цех.  В тот же день он пошел к начальнику цеха и тот отказал. Вещий сон.

 

11 февраля. Ямполец сказал, что смирился с неудачей,  и вдруг из больницы вышел начальник участка, с которым он раннее договаривался о переходе, и тот обещал содействие и золотые горы.

Заявление оказалось подписанным Гречухиным, начальником производства, и срочно надо переходить на новую работу. Где-то, за день он обошел всех с обходным листом, и во вторник уже работал на новом месте. Шкаф с инструментами он передал Николаю Ярушину, правда, неизвестно, кто примет бригадирство.

Уже в пятницу наши контролеры обнаружили неперпендикулярность шлифованных деталей, потому что приспособления, поступающие из КВЦ бракованные. Производительность снижается, решили отказаться от них совсем, и работали с нарушением технологии на второй Джустине.  Ямполец предупреждал, что это к добру не приведет,  когда-нибудь контролеры заметят и заставят работать по правилам. Так оно и случилось.

У Лены Бычковой лицо ботиччелевой мадонны, можно смело поставить в рамку и любоваться всю смену, и вот, она всю смену разбраковывала уже готовые детали, а «Джустину» остановили, чтобы поставить приспособления.

Ярушин провозился до конца смены,  так и не наладив станок. Кумпяк с начала смены ушел в партком, куда его взяли чем-то заведовать. После обеда он пришел и наладил приспособления. Они смогли сделать только десять кассет,  которые и оставили на утро, то есть зуборезки всю вторую смену не работали.

В субботу Госсман утром появился в бригаде, а потом ушел. Ямпольца нет и не перед кем отчитываться.  Мастер стал полновластным хозяином в бригаде,  поэтому он и не старался удержать Володю в бригаде, не был заинтересован.

Я разговаривал с Госсманом об уходе, сказав, что ему же плохо будет, если Ямпольца не будет. Саша оправдывал уход, мол, здесь в бригаде нет для него роста, а там он будет расти,  мол, ему здесь уже неинтересно. И, тем более Ямполец говорил открыто, что уходит из бригады лишь потому, что ему не дают премии, хотя от наладчика план в первую очередь зависит.

Утром Госсман предупредил меня, чтобы станки не выключал, Мальков будет работать во вторую смену,  но уже в два часа перестали шлифовать детали, и сделанного едва хватит до пяти часов, правда, Мальков оставался на токарных,  а за фрезерными станками надо лишь присматривать.

Женщины мне нашептывают, что мастер выписывает на них лишнюю десятку, а потом отнимает. Я в это не верю, вероятно, наговаривают со зла. Тамара Берестова рассказывала, что после летнего пикника осталось две бутылки водки, и он ей сказал, чтобы она забрала себе. А в получку выписал десятку и отобрал,  мол, ты водкой взяла себе премию.

Его дружок Валера Федоров отбирает премии почти у всех, и этими деньгами расплачивается со слесарями,  которые делали приспособления по рационализаторским предложениям, за которые Федоров получал большие деньги. Сейчас он перешел работать в другой цех.

С Ямпольцем встречаюсь на обеденном перерыве в раздевалке. Он рассказывает, что в его цехе страшная неорганизованность, рабочие слоняются без дела, а он не привык так работать, от безделья муторно на душе.

37 цех организовали по идее Полякова. Цех будет выполнять срочные и сложные детали на экспериментальные автомобили. Но наряду с хорошими иностранными станками поставили и советские, от которых отказались другие цеха, и они уже почти разукомплектованы, и теперь, чтобы собрать, легче сделать новые.

Через неделю в 37-ой нагнали из всех цехов сто человек, и все слоняются без дела, потому что станки должны запускать опытные наладчики. Ямполец сказал, что если бы знал, что так будет,  ни за что бы не перешел.

Он обыкновенный паникер: любит возмущаться любой неурядицей.

На другой же день после его ухода, Госсман и Ярушин начали модернизировать зуборезку: сделали  автоматическую разгрузку деталей, а на приводе — загрузку. Пилили, ровняли, сваривали, закручивали. Теперь одной загрузки хватало на сорок минут работы станка на привод, и стоило убрать штырек, как детали сами скользили в кассету. Я даже удивился, если знали, как сделать, то почему ждали ухода Ямпольца? Чем он мешал? Загадка. Пришлось бы делиться с ним премией? Экое крохоборство! А как же пролетарская солидарность? Чувство локтя? О таком не напишешь в романе, не напечатают, скажут: Поклёп на рабочий класс.

Потом я пожаловался Ярушину, что  33-й станок делает много  брака, Ямполец несколько раз принимался за него, но так и не смог найти причину. Ярушин сразу установил, что причиной является отсутствие одной направляющей под пальцем, детали застревают, и станок начинает вторично резать готовую деталь, превращая её в брак.

Через несколько дней я похвастался этим Ямпольцу.

— Ну вот, видишь,  как я ушел,  так все и сдвинулось. Сразу прогресс наметился. Надо бы и нашим руководителям последовать моему примеру,  а то засиделись на одном месте, и ничего не хотят делать, — сказал он.

Иной раз думаешь,  что же продается в магазинах,  если нет нужных товаров? С повышением цен на кофе, с прилавков исчезли не только дорогие конфеты,  но и карамели,  на изготовление которых кофе никогда не шло. С одной стороны,  это даже хорошо, что нет конфет.  Дети меньше едят сладкого,  меньше будут портиться зубы.  Мыло появилось в продаже, пока трех сортов, но ситца и простыней нет. Сливочное масло перестало лежать, даже маргарин редко появляется. На витрине лежит только комбижир.

Скоро будет шесть лет моего пребывания в Тольятти, а в вызове написано, что квартиру дадут через три года. По этому поводу, вероятно,  поступило много жалоб, и они решили общую очередь разделить, отдавая приоритет приехавшим по вызову.  В этом списке я оказался 16-м,  а в общем списке 43-м.  Но Реуцкий разочаровал,  сказал,  что 3-х комнатных выдают всего 6-7,  это значит, в лучшем случае,  получу через два года.

Недавно Госсман подозвал меня и Шматову, и мы втроем проголосовали, чтобы меня и Ярушина послали на слет передовиков,  где будут вручать ценные подарки. В 1976 году мне вручили чеканку за девять рублей, изображающую олимпийского мишку — это и есть ценный подарок. Провисел на стене года три, пока не выбросили в мусоропровод

 

20 февраля. В прошлом году 5 мая записал сказку на новый лад "Три брата". Чем-то она не понравилась, постеснялся показывать. И, напрочь, забыл про нее. Недавно записывал "Странный вопрос" и наткнулся на нее. Прочитал и увидел, что ничего страшного, можно и показать. Вика прочитала, и ей не понравилось.

Вчера, перед лито зашел в обувной магазин и купил две пары дешевых босоножек, чтобы ходить на работе, так как в промасленных ботинках преют ноги, и вторые — для дома.

В половине седьмого открыл дверь лито. Валя  одна.

— Что-то ты сегодня рано.

— А я специально. Пришел на консультацию. Как ты думаешь, для "Кактуса" это подойдет?

Валя сделала замечание, что написал обще, а закончил частностью, но "Три брата" ей понравился,  пообещала отдать в "Кактус". Через месяц напечатали в газете «Волжский комсомолец».

К семи часам подошли почти все, даже Николай Соболев, который пришел впервые после мая, после обиды, которую ему нанесли, не дав призового места за стихи.

Иван Руднев сел рядом со мной. Каждый раз говорит мне, что перестал писать оттого, что ничего не получается. Мне ему нечего сказать, потому что я всё же как-то пишу, худо-бедно. Не шедевры, но… печатают.

Не было Бессоновой, Мосина. Валя начала читать про Сергея Городецкого, потом не выдержала:

— Нет, я не могу читать. Вчера пришла рецензия на нашу рукопись, которую отвозила в ноябре в Москву. Рецензия разгромная. Суслов меня спросил: Ты с ним пила? Ты с ним спала? Что же тогда хочешь? Ещё сказали, что после Олимпиады Москва будет для всех закрыта. Будут печатать только членов Союза писателей. Митрофанов мне говорил, чтобы не присылали талантливую рукопись, всё равно придется давать разгромную рецензию.

Она принялась читать. Рецензия действительно была предвзятой. Ему надо было зарубить, что он прекрасно и сделал, не мудрствуя лукаво, приводил такие доводы, что все похохатывали. Я со страхом ждал, когда очередь дойдет до меня. Но ничего страшного. Упрек в дидактичности, в детскости, что лучший рассказ "Сиамский котенок" написан в подражание Камилу Икрамову. Я даже не знал, что есть такой писатель. Кто-то об этом и спросил меня.

Один лишь Аршинов вальяжно сказал:

— Рецензия правильная, стихи действительно плохие. Не поймите меня превратно, что я говорю так, потому что моих стихов там нет.

 В середине читки пришел пьяный Николай Казаков и разговорился, сильно жестикулируя. Всё оставшееся время обсуждали рецензию. Валя говорила о Суслове, что он был в Переделкино на даче Евтушенко, дача маленькая. Евтушенко очень хорошо встретил. Его жена ирландка, милая женщина 26 лет, а ему 46. ВИДНО, что любит. Первой женой Евтушенко была Белла Ахмадуллина, вторая — жена какого-то прозаика. Когда гостей нет, он пьет вино, с гостями водку. Дал Суслову новую поэму и сказал, что интересуется его отзывом.

Тот всю ночь читал, и она не понравилась ему. Правду сказать не решился и соврал, что был пьян и не успел прочитать.

Евтушенко поверил. Говорил о своей книге, что пишет по-новому, так на Руси ещё никто не писал, он ещё прогремит с этой книгой.

У меня почему-то ещё больше упало настроение, что Москва для нас закрыта: вряд ли у меня будет что стоящее,  но, всё равно, была какая-то надежда, а теперь её нет. Задумавшись, оставил коробку с босоножками, и вспомнил о ней, дойдя до автобусной остановки.  Руднев стал говорить, что полезно ходить пешком, а-то из двери дома в дверь автобуса. Я хотел возразить, что сегодня уже прогулялся, и вспомнил, что заходил в обувной магазин, и о своей покупке.

 С досадой хлопнул рукой об руку, бросил коротко: — Пока.

И побежал назад, думая, что неловко будет просить открыть кабинет. Однако, Валя была ещё там с Воронцовым, который любил поговорить, и где был, и с кем не был, всё время говорил, откуда и темы берет? Сейчас он хвастался, что недавно написал сценарий в стихах для цеха Мотор-2.

Однако Валю волновала несправедливость критиков ее стихов, и она порывалась перетянуть разговор на свою сторону.

Я же думал о своем, что мой рассказ "Месть" никто не захочет печатать, как сказал рецензент "излишне натуралистичен".

http://www.proza.ru/2013/05/05/694

Как понять? Много правды — это плохо? А когда лакируешь, получается бесцветно и никому неинтересно. Решил предложить заводской газете, в редакции уже не был два года. Последний раз  принес пять рассказов, мол,  на выбор. За два года лишь три рассказа напечатали, а в клубе от Воронцова услышал, что Аникин просит рассказы. Я сразу подумал, что Аникин — это Александр Александрович, фамилию которого я безуспешно пытаюсь узнать, так как никто не знал.

В понедельник  пришел к нему.  За два года он сильно сдал, лицо  ссохлось, покрылось морщинами. Сказал, что "Кашевар" ему понравился, и что они будут его печатать, а насчет "Мести" попросил позвонить в четверг. Все время курит.

 Через два года узнал о его смерти.

У Влады в три года вырвали зуб, и на этом месте только сейчас начал расти зуб, а места нет, и новому придется расти вбок. Сводил к ортодонту, чтобы поставили пластину, и раздвинул зубы, но тот сказал, что это надо было сделать сразу, когда выдернули зуб. Странно.  А новый зуб придется вырвать, когда вырастет.

Во вторник поехал в Старый город покупать брюки, так как здесь мало магазинов и почти нет выбора. Купил трое брюк. В мебельном только стулья и диваны, больше ничего  нет. Вика записалась на "стенку", её номер в очереди — № 350. Раз в неделю надо отмечаться. Через три года очередь дойдет. Надеюсь, к тому времени квартиру получим.

 

5 марта. Как-то краем уха слышал, что Юра Кумпяк проявлял недовольство,  что Варварин не подошел к станку, где работали слесари. Юре раньше удалось уломать Госсмана, чтобы его перевели только на шлифовальные станки,  после того как Горябину предложили перевестись в другой цех из-за прогулов. Сирота не раз защищал Горябина.  Исаева сделали освобожденным оператором, чтобы он выполнял работу наладчика на токарных станках.

Когда он скользит, Варварин наотрез отказывается подходить к токарным станкам, мол,  он наладчик только своих станков. Госсман вместе с Костроминым начали упрекать его, что так нельзя делать.  Но Варварина трудно переговорить, он уверен в своей правоте. Когда его прижали, он сказал:

— Видимо, придется искать другое место, раз мастер начал катить на меня бочку.

Костромин пошел напопятую.

Я Варварину сказал:

— Нужно отрабатывать заработанные деньги, то есть получаемые деньги.  Ярушин увидит, что ты права качаешь, и тоже начнет говорить, как ты.

Виктор обиделся:

— Не ожидал от тебя. Ты же трудяга, а говоришь такие слова. Они специально создали бригады, чтобы, такие как ты, моралью давили на меня.

Вечером показывали фильм "Жди меня", который мне очень нравился в детстве, и я долго мечтал вновь увидеть его. Года два назад наконец-то показали. И вот, опять на экране. Сначала не хотел смотреть, потом увлекся, и с удивлением отметил, как бедна речь героев, скудна характерностью, говорят лишь то, что необходимо для развития сюжета. Видно, что Симонов торопился писать, некогда было работать над речью героев. Так и у меня во многих рассказах получается,  нет речевой характеристики героев.

Идет снег. Температура уже неделю -5. Купили осеннее серое пальто. Что-то я от него не в восторге, может быть, оттого, что спешили купить из боязни растратить деньги, если отложим покупку.  И потом, мне хотелось куртку, но их в продаже нет. А если и есть, то — глаза бы не смотрели.

Опубликовано 21.06.2020 в 18:33
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: