авторов

1379
 

событий

188500
–егистраци€ «абыли пароль?
ћемуарист » јвторы » Volkova » ќгл€нутьс€ назад - 6

ќгл€нутьс€ назад - 6

15.09.1941
¬оронцовка (ƒнепр), ƒнепропетровска€, ”краина

√лава шеста€

 

    ¬оронка, даже если в ней тепло и сухо, – все же не родна€ щель в собственном дворе. Ќочью было страшно: темнота словно прижимала к земле и начинала звучать недобро. ∆алобный детский плач, грубый смех, немецка€ брава€ песенка с патефона, дл€ наших ушей кака€-то нерадостна€, потому что чужа€, чей-то шепот – кольцом, как вокруг горла... ¬от кто-то кого-то бессловесного ругает – и вдруг т€желые шаги, все ближе и ближе – до жути в сердце. ѕопробуй тут засни! ј потом начинаетс€  похуже: нарастающий издалека гул бомбардировщиков, и люди в панике бегут к домам, где и без них негде ступить. ѕаника заражает, но мы остаемс€ на месте, потому что боимс€: а если папа вернетс€, где он нас найдет?

                —амолеты лет€т мимо, к мосту, где работает наш папа, и мама шепчет:

                – √осподи, боже мой, пронеси несчастье...

                я не знаю, кто такой «господи боже мой» – в доме нашем нет верующих, тем более – иконок, но слова эти взрослые обожают, и € кукле своей столько раз говорила:

                – √осподи боже мой, кака€ ты шкода!

                » вот сейчас € вдруг соображаю, что это мама просит какого-то «господи боже мой» за нашего папочку, а потому повтор€ю за нею шепотом эти  слова.

                – Ќадо уходить отсюда, – говорит Ќата, когда самолеты отгудели. –   дедушке ѕете. ѕапа найдет нас там, он  догадаетс€, где мы.

                – Ёто неудобно, нас слишком много. ¬друг свалитьс€ на голову человеку. ” того же сво€ семь€. Ќадо его предупредить, разрешени€ спросить, а как это сделать?

                ћои родители не люб€т нав€зыватьс€ никому, они слишком деликатны, а потому Ќата с мамой еще долго стро€т планы, как чтобы – не как снег на голову...

“ет€ √ал€ угрюмо молчит, она пон€ла, что имела мама в виду – «слишком много».

¬се решил очередной налет. Ќату с тетей √алей решили послать в разведку. «адача: узнать, как охран€етс€ насыпь, можно ли проскользнуть по другую ее сторону, а потом, если замысел удастс€, добратьс€ до маминого д€ди «за разрешением».

               ”шли они на рассвете, а вернулись только к вечеру следующего дн€, и все это врем€ мама страшно нервничала, плакала, но мы ей не давали сосредоточитьс€ на этом зан€тии – четверо детей требовали заботы.

               –азведчики принесли радостную весть: насыпь хоть и охран€етс€, но проскочить можно, если подловить момент, д€д€ ѕет€ страшно рад, что мы живы, и ждет нас.

               – Ќа их улице немцы не сто€т, а погреб замечательный у дедушки ѕети, все помест€тс€.

               «ате€ проскочить насыпь незаметными с такой оравой детей оказалась безумной. ћы засели под насыпью со всем своим скарбом, выжида€ броска через полотно, но часовые несли свою вахту добросовестно.

                ћы так и не пон€ли замысла немцев  – держать народ именно на этом п€тачке поселка, не пуска€ внутрь. Ќа каждого очередного лазутчика приходилс€ выстрел в воздух и крик часовых. Ќо внезапный налет нашей славной эскадрильи вызвал общую панику – часовые попадали на землю, а мы перескочили насыпь под насто€щим огнем.

                Ёту бомбежку мне не забыть до смерти. ¬ смерче грави€ и щебенки, под свист снар€дов, густо посыпающих железнодорожное полотно, все покатились вниз в беспор€дке, но €, мама и Ћ€лька застр€ли наверху, и в это врем€ мощный взрыв раздалс€ р€дом с нами. Ѕывает же чудо! Ќас спасла ...подушка, которой мама закрылась сверху, всем телом подм€в нас под себ€.

                „ерез полчаса после пережитого ужаса мама сидела под насыпью (слава Ѕогу, с той стороны), одной рукой прижима€ нас с сестренкой к себе, а другой – вцепившись в подушку, изрешеченную осколками. ќна беззвучно плакала, устав€сь на израненную нашу спасительницу, из многочисленных дыр которой лезли пух и перь€. “ого, что поймала подушка, хватило бы на дес€терых, так густо она была начинена мелкими осколками.

                —идеть в просторном дедушкином погребе, после всех этих щелей и воронок, было даже весело. –еб€тишек тут  собралось много – со всей улицы. ƒ€д€ ѕет€ оправдал свою репутацию доброго человека.   нему сбежались все, у кого не было такого надежного убежища. ƒаже гул самолетов сюда долетал еле-еле. ќтравл€ла радость только тревога за папу. ћир взрослых оказалс€ мне ближе, чем детский. я отстраненно наблюдала малышей, смеющихс€ бесстыдно на горшках, болтающих ерунду и дерущихс€ за единственную игрушку.

                ќднажды вечером вернулс€ папа – похудевший, оборванный, заросший и без очков. ”видев маму, он вдруг разрыдалс€ и кинулс€ ее обнимать.

                – Ўурочка, – захлебывалс€ он слезами, словно не замеча€ нас, детей, – ты жива?! ј мен€ ведь отпустили... теб€ похоронить!

                ќказываетс€, когда немцы вели своих временно плененных рабочих мимо нашего дома, папа, потер€вший очки во врем€ налета, а потому полуслепой, увидел лежащую возле калитку убитую женщину. ќн был убежден, что это наша мама, он просил его отпустить или хот€ бы погл€деть, но его не пустили, загнав в строй прикладами. ÷елый день он оплакивал маму и нас, неизвестно где обретавшихс€, а вечером, на обратном пути, ему повезло на более сговорчивого конвойного. “от отпустил папу на одну ночь под честное слово. ∆енщину уже убрали, и папа добралс€ до д€ди ѕети – узнать о нашей судьбе. » какое же это было счастье – увидеть нас всех живыми!

               – Ќе понимаю, – удивл€лась мама, – как ты мог мен€ с кем-то спутать, если на той женщине было красное пальто, а у мен€ коричневое и старое! —роду у мен€ не было красного! ¬ечно вы, мужчины, не замечаете, во что мы одеты!

               ... ј через две недели мы вернулись в свой дом, так как оцепление с улицы сн€ли.. Ѕомбежки прекратились, немцы навели через ƒнепр понтонный мост, а главный ремонтировали. ѕочему взрослые не радовались тишине, было трудно пон€ть. » почему они с надеждой погл€дывали на €сные небеса, словно ждали  чего-то, тоже было не пон€ть. ј значило это одно: фронт откатилс€, наши далеко, а немцы – надолго. “еперь они будут расхаживать по нашей улице, саду, земле, по нашему берегу всегда, по-хоз€йски сме€тьс€, играть на губной гармошке, пуга€ маму своим по€влением на нашей территории.

                – Ќаточка, умол€ю, не выходи из дома! – просила мама.

¬о дворе бани теперь всегда толпились немцы. »ногда они забредали в наш сад – попить воды. » хот€ пока не про€вл€ли агрессивности, даже благодарили – «Ѕитте, битте!», и даже трепали по щечке Ћ€льку, страх за папу и Ќату не отпускал мою маму.

                ј мо€ персона внимани€ к себе и вовсе не привлекала, и это позвол€ло мне рассматривать «гостей» в упор. Ёто были какие-то не такие люди, со своим запахом, выражением лиц, жестами, смехом. —лово враг € пока не знала, но пон€тие уже поселилось во мне, вызыва€ смесь страха и активного непри€ти€, нелюбви.

                ѕочему-то через наш двор немцы ходили на берег часто. ¬ода в ƒнепре днем еще была теплой, и солдаты шумно плескались в ней. ¬ такие минуты двор оглашалс€ чужой  громкой речью и все тем же громким смехом – взрывами, словно кто-то давал команду сме€тьс€ и также резко обрывать смех. ћы старались не выходить из дому.

                “ет€ √ал€ осталась в семье своей подруги, а потом следы ее затер€лись. — нами она не захотела возвращатьс€, так как бо€лась, что немцы узнают про ее мужа-офицера. ѕочему-то Ўоссейна€ улице просто кишела солдатами, в глубине поселка их было поменьше. ѕапа убивалс€ по своей сестричке, обвин€€ маму в ее неласковости к √алочке (иначе он ее не называл).

                – „то бы ¬ас€ сказал, будь он жив, если бы узнал, что € сестру родную не догл€дел! – повтор€л он без конца.

                ѕапин старший брат, д€д€ ¬ас€,  был на тридцать с лишним лет старше —имы и √али! и служил  до революции бухгалтером на железной дороге.  огда родители в селе умерли, он вз€л к себе в город самых младших и растил, как своих детей. Ёто он «завещал» папе √алю. ¬ семье моего покойного  деда (по отцу) было  тринадцать детей, но к началу войны осталось шестеро.

                – “вой  брат себе жизнь испортил и тебе хотел искалечить... Ёто же надо такое завещать – не женитьс€ и посв€тить жизнь сестре! —ам  бирюком прожил, дундуком, женоненавистником, и теб€ хотел...

                – ’ватит! – обрывал ее папа, дл€ которого старший брат был образцом ума и честности.

                ¬прочем, этот образец ума так и не простил своему брату ≈всевию (—имой назвала папу мама, которой не нравилось странное им€ ≈всевий) женитьбы. ¬ знак протеста он не захотел знакомитьс€ с нашей семьей и поддерживать св€зь. ћы ничего не знали о его гибели во врем€ первой бомбежки ƒнепропетровска, », конечно, папу терзали мысли о «потер€нном» брате.

                 огда € выросла, образ д€ди ¬аси стал дл€ мен€ воплощением жестокости. ќн, оказываетс€, драл папу и √алю немилосердно, розгами и ремнем, каждую субботу – не за шалости или проступки, а из профилактики! ѕапа считал, что брат делал правильно, воспитыва€ таким образом дисциплинированность, послушание и прочие полезные качества. Ќо €-то, выросши, пон€ла, откуда у отца эта робость перед начальством, это почтение к вышесто€щим, эта стоическа€ жертвенность во им€ каких-то «высоких идей» – за счет ущемлени€ интересов своих и близких. » откуда эта нечеловеческа€ терпеливость там, где надо протестовать... ћама часто говорила фразу, мне не совсем пон€тную в детстве:

                – “ы вечно держишь дулю в кармане.

                ѕапа многим возмущалс€, но € не помню каких-то решительных действий во им€ восстановлени€ справедливости, если требовалось его вмешательство... “ак что  «спасибо» д€де ¬асе за его «воспитание»...

                ѕожалуй, еще одним признаком того, что мы начинаем привыкать к новому положению, были возобновившиес€ ссоры родителей. ¬ минуты опасности они забывали о взаимных мелких (а, может, и не таких уж и мелких?) обидах, но едва воцар€лось затишье, как мама находила повод дл€ обид, а папа – дл€ недовольства мамиными пор€дками.  акое-то врем€ после взаимных упреков на повышенных тонах мама плакала, а папа дулс€.  акими они были разными! » как они самоотверженно любили своих детей! ѕредставить их разведенными было невозможно...

 

ќпубликовано 14.07.2019 в 11:09
anticopiright —вободное копирование
Ћюбое использование материалов данного сайта приветствуетс€. Ќаши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. ћы считаем, что эти сведени€ должны быть свободными дл€ чтени€ и распространени€ без ограничений. Ёто честна€ истори€ от очевидцев, которую надо знать, сохран€ть и передавать следующим поколени€м.
© 2011-2023, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
ёридическа€ информаци€
”слови€ размещени€ рекламы
ѕоделитьс€: