authors

898
 

events

128804
Registration Forgot your password?
Memuarist » Authors » Vladimir_Pecherin

Печерин Владимир Сергеевич

Владимир Сергеевич Печерин — поэт, мемуарист, религиозный мыслитель, профессор Московского университета, монах из католического монашеского ордена редемптористов, западник, один из первых русских диссидентов и невозвращенцев.
Владимир Сергеевич Печерин — поэт, мемуарист, религиозный мыслитель, профессор Московского университета, монах из католического монашеского ордена редемптористов, западник, один из первых русских диссидентов и невозвращенцев.

В 1831 году окончил филологический факультет Петербургского университета. Специализируясь по древним языкам и классической филологии, Печерин в 1833 году отправился для стажировки в Берлинский университет, где занимался до 1835 года.

По возвращении в Россию, он был назначен преподавать греческую словесность и древности в должности экстраординарного профессора на историко-филологическом факультете Московского университета

Однако очень скоро его радикальные прозападные взгляды привели к решению покинуть Россию.
И в 1836 году Владимир Сергеевич Печерин выехал за границу, где сошёлся с кружками сен-симонистов и коммунистов, а затем, познакомившись с католическими монахами, в 1840 году принял католицизм, после чего вступил в монашеский орден редемптористов и в том же году был рукоположен в священника.

В 1844—1854 годах жил в Англии, в 1854 году переехал в Ирландию.

В 1848 году он был лишён российского гражданства, всех прав и состояния.

Свои философские взгляды Владимир Сергеевич Печерин отразил в воспоминаниях и письмах, которые были изданы сборником под названием «Замогильные записки».

В своих сочинениях Печерин представлял Россию как «Некрополис» — город мёртвых, который не имеет никаких перспектив для своего развития.

Переписывался с А. И. Герценом и Н. П. Огарёвым.

Испытав влияние христианского социализма, Владимир Сергеевич Печерин столкнулся с противодействием своего монашеского начальства, которое не поддерживало его философские взгляды, что вынудило его в 1862 году покинуть монашеский орден.

Автор начал писать воспоминания в конце 60-х гг., когда ему исполнилось уже 60 лет, после того, как, окончательно разочарованный в избранном им пути, он покинул свой орден и монастырь.

Свои воспоминания он писал в виде писем, частью к своему племяннику, частью — к старому университетскому товарищу
Узнав о невозможности появления в печати своих записок, Печерин писал своему другу: «Итак, благодаря цензуре, мои записки принимают высоко эстетический характер… Никто их не прочтет, никто не похвалит и не осудит их… Я теперь адресую свои записки прямо на имя потомства… Через каких-нибудь 50 лет, т. е. в 1922 г. русское правительство, в припадке перемежающегося либерализма разрешит напечатать эти записки».




Владимир Печерин. "Замогильные записки"свернуть
Date of birth – death:15.06.1807 – 29.04.1885
Country: Ирландия
City:Дублин
www: http://imwerden.de/publ-4485.html
Язык: Русский
Событий: 135
Date of birth – death:15.06.1807 – 29.04.1885
Country: Ирландия
City:Дублин
www: http://imwerden.de/publ-4485.html
Язык: Русский
Событий: 135
Date of birth – death:15.06.1807 – 29.04.1885
Country: Ирландия
City:Дублин
www: http://imwerden.de/publ-4485.html
Язык: Русский
Событий: 135

Владимир Сергеевич Печерин — поэт, мемуарист, религиозный мыслитель, профессор Московского университета, монах из католического монашеского ордена редемптористов, западник, один из первых русских диссидентов и невозвращенцев. ... Еще
Владимир Сергеевич Печерин — поэт, мемуарист, религиозный мыслитель, профессор Московского университета, монах из католического монашеского ордена редемптористов, западник, один из первых русских диссидентов и невозвращенцев.

В 1831 году окончил филологический факультет Петербургского университета. Специализируясь по древним языкам и классической филологии, Печерин в 1833 году отправился для стажировки в Берлинский университет, где занимался до 1835 года.

По возвращении в Россию, он был назначен преподавать греческую словесность и древности в должности экстраординарного профессора на историко-филологическом факультете Московского университета

Однако очень скоро его радикальные прозападные взгляды привели к решению покинуть Россию.
И в 1836 году Владимир Сергеевич Печерин выехал за границу, где сошёлся с кружками сен-симонистов и коммунистов, а затем, познакомившись с католическими монахами, в 1840 году принял католицизм, после чего вступил в монашеский орден редемптористов и в том же году был рукоположен в священника.

В 1844—1854 годах жил в Англии, в 1854 году переехал в Ирландию.

В 1848 году он был лишён российского гражданства, всех прав и состояния.

Свои философские взгляды Владимир Сергеевич Печерин отразил в воспоминаниях и письмах, которые были изданы сборником под названием «Замогильные записки».

В своих сочинениях Печерин представлял Россию как «Некрополис» — город мёртвых, который не имеет никаких перспектив для своего развития.

Переписывался с А. И. Герценом и Н. П. Огарёвым.

Испытав влияние христианского социализма, Владимир Сергеевич Печерин столкнулся с противодействием своего монашеского начальства, которое не поддерживало его философские взгляды, что вынудило его в 1862 году покинуть монашеский орден.

Автор начал писать воспоминания в конце 60-х гг., когда ему исполнилось уже 60 лет, после того, как, окончательно разочарованный в избранном им пути, он покинул свой орден и монастырь.

Свои воспоминания он писал в виде писем, частью к своему племяннику, частью — к старому университетскому товарищу
Узнав о невозможности появления в печати своих записок, Печерин писал своему другу: «Итак, благодаря цензуре, мои записки принимают высоко эстетический характер… Никто их не прочтет, никто не похвалит и не осудит их… Я теперь адресую свои записки прямо на имя потомства… Через каких-нибудь 50 лет, т. е. в 1922 г. русское правительство, в припадке перемежающегося либерализма разрешит напечатать эти записки».




Владимир Печерин. "Замогильные записки"

«Я проспал 20 лучших лет моей жизни (1840–1860), — писал Печерин через несколько лет. — Да что же тут удивительного! Ведь это не редкая вещь на святой Руси. Сколько у нас найдется людей, которые или проспали всю жизнь, или проиграли ее в карты. Я и то и другое сделал...Ещё
15.07.2017 в 11:34
Мы вступили в крепость Килию, только что взятую от турок. Отец мой был тогда поручиком Ярославского пехотного полка. Мне было ровно пять лет. Наша квартира была в каком-то турецком доме напротив самых крепостных ворот со стороны Дуная...Ещё
15.07.2017 в 12:03
В Одессе меня повезли в театр. Там играли «Эдип в Афинах» Озерова[1]. Теперь еще помню начало: «Постой, дочь нежная преступного отца! Опора слабая несчастного слепца!...Ещё
15.07.2017 в 12:07
Было какое-то торжество в одесском соборе. Все офицеры в большом параде. Был тут и герцог Ришелье[1]. Отец меня подвел к нему, и Дюк (так его звали в Одессе) погладил меня по головке: вот я и получил благословение французского легитимиста!...Ещё
15.07.2017 в 12:10
За каких-нибудь 50 руб. в месяц достать учителя и гувернера, все что угодно — отлично говорящего по-французски и по-немецки, с отличными манерами — ведь это для небогатого русского дворянина просто была находка! Я страстно полюбил моего учителя. ...Ещё
15.07.2017 в 12:14
У Кессмана[2] была оригинальная метода. Он заставил меня писать на немецком языке дневник, т. е. записывать маленькие события дня и мои собственные о них мысли, а потом он это поправлял. Для развития мысли и слога, — мне кажется, это отличная метода...Ещё
15.07.2017 в 12:24
Учение Кессмана совершенно меня преобразило. Идеи вольности и христианского равенства глубоко запали в душу, и я решился привести их к буквальному исполнению. У меня, разумеется, был мальчик — Ониська — который ходил за мною, подавал мне умываться и пр. Я решительно отказался от его прислуги...Ещё
15.07.2017 в 12:26
Мне было 16 лет. Я только что воротился из Киевской гимназии, где я пробыл около года, — к крайнему огорчению моей доброй маменьки. Да и было от чего огорчаться! Уж чего я не наслышался между офицерами и солдатами; но, признаюсь, никогда в армии я не слыхал подобных мерзостей, как в этом пансионе...Ещё
15.07.2017 в 12:34
Ее обыкновенно звали Бетти, а официально Елизаветою Михайловною. Вот она-то предстала предо мною, как светлое видение, в незабвенный светлый праздник 1823 года. ...Ещё
15.07.2017 в 12:38
План жизни моей был готов. Я еду в университет, — оканчиваю курс, — получаю диплом, возвращаюсь в Хмельник и женюсь на ней. Каков план для сына русского майора, у которого за душей было около 60-ти душ в сельце Навольковом. Позняки тож! Ведь это хоть какому английскому лорду под руку!...Ещё
15.07.2017 в 12:40
Даже сам великий отец Выжигиных — Ф. В. Булгарин[1] жил в одном со мною этаже в доме Струговщиковой, — хотя, впрочем, я не достиг до высокой чести, быть лично с ним знакомым. (Только за несколько дней до 14-го декабря я видел, как он из окна разговаривал с Федором Глинкою...Ещё
15.07.2017 в 12:44
По благому русскому обычаю, отец мой, разумеется, сек своих дворовых людей. Еще теперь слышу их вопли, как их драли, в конюшне. Мать подсылала меня к отцу ходатайствовать за Ваську или Яшку. Я плакал, умолял, целовал руки у отца, и иногда мне удавалось смягчить суровость русской судьбы...Ещё
15.07.2017 в 12:47
Неужели же эта литература могла иметь такое чрезвычайное влияние? Правда, с самого детства я чувствовал какое-то странное влечение к образованным странам — какое-то темное желание переселиться в другую, более человеческую среду...Ещё
15.07.2017 в 12:49
10.09.1823
2-ой баталион был отделен от полка и послан на военное поселение в Новомиргород Херсонской губернии, а зиму мы провели в какой-то Комиссаровке, где нас буквально занесло снегом. Я остался один, без дружбы и любви. Мой ум принял серьезное направление...Ещё
15.07.2017 в 12:56
05.02.1824
Как же я проводил время в этой Комиссаровской пустыне? А вот как. Одним моим утешением был — географический атлас. Бывало по целым часам сижу в безмолвном созерцании над картою Европы. Вот Франция, Бельгия, Швейцария, Англия! Воображение наполняло жизнью эти разноцветные четвероугольники и кружки...Ещё
15.07.2017 в 12:57
10.10.1824
Я все просился в университет. Отец однажды сказал мне: «Вот я тебе дам 500 рублей, поезжай в Харьков и купи себе диплом». Боже милосердный! Можете себе представить, с каким негодованием я принял это предложение. Я не диплома искал, а науки...Ещё
15.07.2017 в 13:00
20.07.1825
Наконец, настал благословенный 1825 год. Дядя Ильин вызвал меня в Петербург. Ужасно холодно и натянуто было мое прощание с отцом. Выходя из ворот, лошади каким-то странным образом попятились. Никифор тотчас же заметил: «Это значит, что он не воротится назад!»...Ещё
15.07.2017 в 13:03
Но в то время случилось обстоятельство, надолго помешавшее мне заснуть. Попечитель Бороздин[2] позвал меня к себе. «Вот видите, в чем дело. Барон Розенкампф[3] занимается изданием Кормчей Книги. Ему надо разобрать и частию переписать греческую рукопись Номоканона. ...Ещё
15.07.2017 в 13:20
Где-то, кажется на Садовой, был большой деревянный дом довольно ветхой наружности. Тут жил барон Розенкампф. Каждое утро, в 8-м или 9-м часу, я являлся в его кабинет и садился за свою работу. Это была прекрасная рукопись Х-го или XI-го века из Публичной библиотеки. Сколько я над нею промечтал! ...Ещё
15.07.2017 в 13:22
А я между тем поступил на службу. Меня сделали лектором и суб-библиотекарем при университете и старшим учителем в 1-й гимназии. Началась жизнь петербургского чиновника. Я усердно посещал маленькие балики у чиновников-немцев, волочился за барышнями, писал какие-то стишки и статейки в «Сыне Отечества»...Ещё
15.07.2017 в 13:25
1-20 из 135

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: