Autoren

1452
 

Aufzeichnungen

198737
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Igor_Shabalin2 » Мифы - 1

Мифы - 1

01.05.1932
Москва, Московская, Россия

... понять миф, т.е. воспринять его так,

как его воспринимали те, среди кого он

возникал и бытовал, в современном

обществе может только ребенок, да и то

только такой, который свои фантазии

принимает за реальность.

 

 

М.И. Стеблин-Каменский

 

 

 

 

Мой изначальный мир был единым: с самого-самого начала в нем была мама, потом, чуть позже, отец, потом бабушка, затем сестра, мой друг Вилька и няня. Мир возникал отдельными короткими событиями, совершенно произвольными и не связанными между собой. Позднее события удлинялись, вместо точек образовывалась черточка. Черточки понемногу тоже удлинялись и через довольно долгое время слились: восприятие стало непрерывным.

 

Ориентиром в мире, то есть нахождением своего места в нем, становится понимание разделенности его на две части — нашу и не нашу. Наши — это красные, не наши — белые.

 

Любопытная деталь. В 1928 году мама подарила папе красивые резные шахматы из кости в складном ящике-доске с наборными квадратами светлых и темных сортов дерева. Я не помню, когда я стал играть ими. (Не в шахматы, а шахматами!) Увидел я их уже наполовину разбитыми. Когда я спросил почему они такие, отец ответил, что это моя работа, когда я был совсем маленьким они были моей любимой игрушкой. Я знал, как их расставлять на доске и какая фигура как ходит. Так вот, шахматы были красные и белые. Не черные и белые, а именно красные (цвет) и белые.

 

Вот это разделение на мы и не мы, красных и белых потянуло за собой слова: Революция и Гражданская война. Я еще не понимал, что они значат, но постепенно у меня обозначилась в сознании некая точка отсчета времени. Ею оказалась Октябрьская революция или, что то же самое, тысяча девятьсот семнадцатый год. Это было само собой понятно, так как взрослые тогда часто вспоминали: "Мирное время". Оказалось, что оно было до. А вот после наступило наше, теперешнее, время, в котором все мы, и я в том числе, живем.

 

Разделение на наше и не наше, на мы и они, естественным образом развиваясь, зачисляло в "наше" и "мы" бедняков, рабочих и крестьян (так вместе с серпом и молотом, одними словами, они вошли в сознание). Здесь же были С.С.С.Р. (тогда писалось с точками), Ленин, коммунизм, диктатура, пролетариат. Даже имя моего друга Вильки было образовано от В.И. Ленина (Вилен).

Понятно, что в "они" попали богачи, дворяне, помещики, фабриканты, буржуи, плантаторы, двуглавый орел, Россия (тогда не надо было говорить: царская, это и так было понятно), Николай II, колонии, капитализм. Несколько позднее появились колхозник и единоличник. Постепенно место коммунизма стал занимать социализм, как его первая фаза или стадия, а буржуй превратился в капиталиста.Наши - это большевики, а они - меньшевики. Истоком большевиков были красные. Потом сюда вошли коммунары, комиссары, пролетарии, уполномоченные, красногвардейцы и красноармейцы, командиры, командармы, чекисты, наркомы, комсомольцы, ударники, стахановцы.Ну, а вместе с меньшевиками были всякие деникинцы, колчаковцы, солдаты, офицеры, генералы, жандармы (вообще золотопогонники), министры, попы, кулаки, враги народа, шпионы и диверсанты, двурушники.Соответственно у нас были пионеры с октябрятами, а у них маменькины сыночки, кажется, бойскауты, да еще кисейные барышни.Так выстраивался мир, разделенный границей, проходящей через начало отсчета. Мир этот был, конечно, мифическим, но для меня тогда он был настоящим. Данностями в том мире (сегодня я бы назвал их главными мифами) были следующие. Первое: Октябрьская революция — абсолютное благо. Второе: До революции — все было плохим. Из этих двух данностей следовали с такой восхитительной неизбежностью остальные. Очень быстро добавилась третья: обязательно будет мировая революция — Мировой Октябрь.Возникавший мир тут же заселялся абсолютными героями: Лениным (Владимир Ильич, Ильич, дедушка Ильич, дедушка Ленин, "октябрята — внучата Ильича"), Марксом и Энгельсом, Сталиным (Ленин сегодня), Ворошиловым и Буденным; позднее Молотовым и Кагановичем; Димитровым, Карлом Либкнехтом с Розой Люксембург, Тельманом, Пассионарией...

Естественно, были и абсолютные враги: Николай II с царицей, Керенский, Чемберлен, Керзон, кайзер Вильгельм, Пуанкаре; потом Троцкий с Бухариным, позднее Гитлер, Геринг, Геббельс, Муссолини, Франко и самураи. Можно покопаться в памяти и назвать еще несколько десятков, но, пожалуй, основными были сначала эти. Конечно, в этом мире, были и мишки и зайцы, и серые волки, и Иванушка с Аленушкой, и д'Артаньян с Атосом, Портосом и Арамисом, но это были сказочные и книжные герои. Первоначальные данности укреплялись, росли, давали побеги — цитаты, лозунги, крылатые словосочетания, которые (это я стал замечать значительно позднее) превращались в предрассудки, догмы и стереотипы.

 

Корни Октябрьской революции оказывается находились в учении Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина. Революция поэтому и победила: "Ученье Маркса всесильно, потому, что оно верно". Это сказал Ленин. Он также сказал, что Маркс превратил социализм из утопии в науку. Слово утопия смущало меня недолго. У отца была тогда недавно им купленная довольно толстая книжка в непривычной мягкой обложке с рисунками на ней. Красной и светло-коричневой красками был изображен какой-то необычный сплошной город — прямо в домах проходили туннели, по ним катились обтекаемой формы поезда, было много арок и переходов, похожих на улицы одна над другой; дома, не кончаясь, переходили друг в друга; деревьев в городе, впрочем как и людей, не было заметно. Книга называлась, кажется, "Город (или города?) будущего". Картинок в книге было мало, но они были очень интересными. Одна называлась "Город Солнца", было и несколько портретов, - люди с суровыми и умными лицами в непривычной одежде и непонятных шапках и кепках с наушниками. По буквам я сумел прочитать красиво вдруг зазвучавшие слова: "Кампанелла и Томас Мор". Несколько дней я с особым интересом ждал прихода отца с работы, чтобы задать вопросы. Именно с того времени я узнал, что утопия это мечта. Наверное, это был 1932 или 1933-й год.

10.10.2018 в 10:35


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame