Autoren

980
 

Aufzeichnungen

140762
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Arhiepiskop_Luka » Я полюбил страдание - 18

Я полюбил страдание - 18

14.01.1919
Ташкент, Узбекистан, Узбекистан

В 1919 году в городе происходила  междоусобная война между гарнизоном ташкентской крепости и полком туркменских  солдат под предводительством изменившего революции военного комиссара.[1]   Через весь город над самой больницей летели с обеих сторон во множестве пушечные  снаряды, и под ними мне приходилось ходить в больницу.

Восстание Туркменского полка было подавлено, началась расправа с участниками  контрреволюции. При этом и мне, и завхозу больницы пришлось пережить страшные  часы. Мы были арестованы неким Андреем, служителем больничного морга, питавшим  ненависть ко мне, так как он был наказан начальником города после моей жалобы.  Меня и завхоза больницы повели в железнодорожные мастерские, в которых  происходил суд над Туркменским полком. Когда мы проходили по железнодорожному  мосту, стоявшие на рельсах рабочие что-то кричали Андрею: как я после узнал, они  советовали Андрею не возиться с нами, а расстрелять нас под мостом.

Огромное помещение было наполнено солдатами восставшего полка, и их по  очереди вызывали в отдельную комнату и там в списке имен почти всем ставили  кресты. В трибунале участвовал Андрей и другой служащий больницы, который успел  предупредить других участников суда, что меня и завхоза по личной злобе  арестовал Андрей. Нам крестов не поставили и быстро отпустили. Когда нас  провожали обратно в больницу, то встречавшиеся по дороге рабочие крайне  удивлялись тому, что нас отпустили из мастерских.[2]

Позже мы узнали, что в тот же день вечером в огромной казарме мастерских была  устроена ужасная человеческая бойня, были убиты солдаты Туркменского полка и  многие горожане.

 



[1] Военный комиссар Туркестанской республики К. Осипов в январе 1919 г.  попытался захватить в Ташкенте власть. Было ли это восстание направлено  против большевистских крайностей, или Осипов просто замыслил назначить  себя диктатором  -  неизвестно, но при подавлении восстания пострадало  много ни в чем не повинных  людей.

[2] Профессор Ошанин об аресте Войно-Ясенецкого рассказывал следующее:

"Главного врача арестовал вместе с его ближайшим учеником хирургом Р. А.  Ротенбергом патруль из двух рабочих и двух матросов. Патрульных в хирургическое  отделение привел служитель морга Андрей  -  пьяница и вор, которого  Войно-Ясенецкий при всем своем долготерпении давно уже обещал выгнать с работы.  Весть о том, что Валентина Феликсовича увели в железнодорожные мастерские,  вызвала в больнице глубокое уныние. Мастерские имели страшную репутацию. Сама  фраза "увести в железнодорожные мастерские" означала в те дни не что иное, как  "расстрелять". Случилось все это рано утром, и до глубокой ночи никто о судьбе  арестованных ничего не знал. Подробности сообщил вернувшийся в сопровождении  двух вооруженных рабочих Ротенберг. В мастерских их посадили в каком-то довольно  просторном помещении, где было много и других арестованных. Одна дверь вела в  комнату, где заседала "чрезвычайная тройка". Дело решалось быстро. Обратно из  судилища возвращались немногие. Большинство осужденных (на разбор каждой судьбы  "судьи" тратили не больше трех минут) уводили через другую дверь  -  приговор  приводили в исполнение немедленно.

Два врача просидели перед роковой дверью больше полусуток. Все это время  Войно-Ясенецкий оставался совершенно невозмутимым. На частые тревожные вопросы  Ротенберга: "Почему нас не вызывают? Что это может означать? " Валентин  Феликсович отвечал: "Вызовут, когда прийдет время, сидите спокойно". Поздно  вечером через "зал смерти" проходил видный партиец, знавший главного врача в  лицо. Он удивился, увидев тут знаменитого хирурга, расспросил, что произошло, и  скрылся в комнате суда. Через десять минут врачам были вручены обратные пропуска  в больницу. Партиец, который помог им, однако, не отпустил их одних. Обстановка  в городе была слишком накалена: медиков мог застрелить любой встречный патруль,  даже несмотря на печать "тройки".

Весть, что арестованные вернулись, быстро облетела больницу. В дежурную  комнату стали сбегаться врачи и сестры, каждый хотел собственными глазами  убедиться, что доктор жив. Войно-Ясенецкий предупредил, однако, что он просит не  только не допускать никаких оваций, но и вообще никаких эмоциональных всплесков.  К обычному утреннему часу назначенный на операцию больной был подготовлен,  обработан и доставлен в операционную. Все были на местах. Минута в минуту хирург  встал к операционному столу и принялся действовать скальпелем так, как будто  ничего не случилось.

19.11.2016 в 19:23


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame