Autoren

1454
 

Aufzeichnungen

198770
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » TatMos » Глава 12

Глава 12

01.01.1947
Кузнецовка, Брянская, Россия

Ещё годами тремя раньше история с рыбой. Мы с подружками играли летом под двумя черносливами в тени между нашей хатой и тётки Аксюты -вдруг появляется из песка угол одного ящика потом другого ящика я побежала сказать брату Пете о своей находке: он быстро прибежал, раскопал, а там оказался в одном ящике тол, а в другом - заряды. Он это всё спрятал в сарае и говорит: ну теперь рыбки вдоволь поедим. За 4 года войны никто рыбкой не занимался, и Десна просто кишела от рыбы. Он позвал своего закадычного друга Толика Пантюхова, собрал старших сестёр, взяли мешки и пошли к речке за 2 км. И вот процесс начался. Ребята бросили в реку толовую шашку, расставили сестёр по берегу реки по течению и рыба после взрыва, оглушённая, брюхом кверху была на поверхности и плыла по течению. Ребята бросали на берег рыбу с глубоких мест того берега, а девчата на этом берегу хватали эту рыбу и тоже бросали на берег. Делалось всё это очень быстро ведь река не стоит на месте, и они вместе рекой бежали по течению за рыбой. И вот на косе, казалось, уже собрана вся рыба. Вдруг брат увидел на поверхности будто плывёт бревно, подплывает а это старая щука с него ростом. одурела и переворачивается с боку на бок. Он обхватил её посередине и хотел потянуть на мель - но не тут то было - щука потянула его ко дну, но он не отцепился и они опять вместе вынырнули на поверхность (брат был классным пловцом и прозвище у него было "Кит") щука не хотела сдаваться, а брат не хотел выпускать из рук такую добычу. В этой схватке победил человек - щука была старая, а брату 17лет. Он подтащил рыбу к мели, а там помогли сёстры и друг. Потом её пришлось разрубать у реки, нести такую тяжесть было непосильно. До темноты носили рыбу домой. Насолили бочку, навялили, берегли свежей в погребе в крапиве - большая семья жила безбедно до самой весны. В 1950 году я была приобщена к Богу, т.е. была крещена в Давыдчинской церкви в 15 км от села. Моя будущая крёстная Пантюхова Полина Ивановна - школьная техничка. Она знала, что я некрещёная - тогда был строгий запрет на крещение детей коммунистов - и они сговорились с мамой молча от отца, чтобы ранним утром уйти в церковь с её сыном Васей - 9лет и мне 10 лет, а крёстного можно было выбрать заочно, по договорённости. Что это был за храм! У храма на входе стояли четыре зеленоватые колонны из уральских камней, стены тоже сияли изумрудным блеском, высота необъятная, столько икон, простор внутри, такое великолепие и красота меня поразили, что я стояла и смотрела кругом как зачарованная. Но людей было мало. Нас учили быть атеистами, но душа тянулась к Богу, хотя я была потом пионеркой. комсомолкой, коммунисткой. В 12,5 лет я вступила в комсомол. В 21 год - в члены КПСС, где была в её рядах до ликвидации - 30лет. Рядовому коммунисту, кроме нагрузки и членских взносов, не было никаких послаблений: что мы с мужем растили троих детей без материальной помощи, без льгот, даже отпуска по графику в 4 сезона так же наравне с теми, у кого был один ребёнок или ни одного. Демонстрация -- обязательна, дружина - тоже, поездка в колхоз на уборку урожая коммунисты в первых рядах. И когда в 90 годы было обнародовано, куда шли наши партвзносы, и как жировала верхушка партии, я была убита и разочарована, сразу же написала заявление о выходе из партии. Когда отрывала от детей эти копейки по 3% от заработка на взносы. Но вернусь к Храму: недавно я была на могиле бабушки Меланьи в Давыдчах. Красавец Храм был разрушен дотла в конце 50-х годов. Осталась одна часовенка. Я узнала это место, где мы с крёстной и Васей обедали после крещения и всё место Храма занято могилами, я была потрясена. И уже в 1960 году, когда училась в политехническом техникуме в Бежице, в актовом зале был митинг по снесению памятника архитектуры 18 века -деревянной церкви напротив Бежицкого рынка. Присутствовала Домна Павловна Комарова - председатель облисполкома г. Брянска (затем Министр соц обеспечения в правительстве России). Она так крушила с трибуны это мракобесие, что комсомольцам недосуг быть верующими, что все единогласно проголосовали за уничтожение памятника зодчества. И так было по всей России - теперь так же активно восстанавливают, но два поколения выросло в неверии и трудно вернуть то, что потеряно. Вернёмся в 1952 год. Партии надоело менять председателей на каждое село и началось объединение колхозов. Все 5 деревень: Владимировка, Лутовиновка, Долгое, Горелая слобода, Желтоновичи - были объединены в один колхоз. Собрание было на площади возле школы в Долгом. Люди сидели на траве (это было летом) и не расходились до самого вечера - не могли договориться с названием колхоза: Владимировка - Большевик, Долгое - Победа, Лутовиновка - Путь к коммунизму, каждое село выставляло своё название, что они достойнее. Остановились на том, что колхоз будет называться Победитель. Так он и называется до сих пор только уже совхоз и одна д. Лутовиновка где ещё есть трудоспособные жители. Председателя выбирать не пришлось - его прислал Райком. Это был директор Шаровического детского дома - учитель по образованию, коммунист - Спиридонов Константин Васильевич. О сельском хозяйстве он имел смутное представление, был оторван от семьи за 30 км. Его поставили к нам на квартиру, хата у нас была просторная а нас всего трое: Мама, сестра Надя и я. Это был образованный, эрудированный, порядочный человек - его советы, что прочесть в памяти дольше 60 лет. Он вплотную занялся работой, спрашивал у местных стариков, что когда лучше сеять и убирать. Навёл дисциплину в колхозе - сам вставал чуть свет и другим не давал поблажки. Ходил в армейских галифе и гимнастёрке, худощавый, подтянутый. Перевез своих пчел и расставил по нашему саду, к нему приезжали в гости жена и дети, а сын Саша из Армии в отпуск приехал сразу к отцу. Но и он пробыл в должности председателя не больше трёх лет. Его потомки живут в Брянске. Сыновья: Саша, Женя, Миша, дочь Тамара. Люди помнят его до сих пор. А деревня продолжала жить своей жизнью, были свои умельцы, о которых грех не вспомнить. Это Василий Дороденков, родной брат Степана и дядя главы Рогнединского района. Это был столяр от Бога, небольшого росточка, имел 9 детей. Село звало его папочка, без него в новой хате не делалась ни одна рама, ни одна дверь, ни одно окно - всё подгонит по ранжиру как он говорил. А сундуки невестам на приданое - только к нему заказы, ни один сундук не был похож на другой, и даже фурнитура была разная. Короче - мастер золотые руки. А у другого мастера золотые руки каждая русская печь в селе была выложена из его глиняных кирпичей. Где он обучался этому мастерству? Это Жиденков Иван Яковлевич. Он делал эти кирпичи своей семьёй: с женой и сыном Володей, они месили эту глину с соломой и ещё с чем то, босыми ногами, потом обжигали в печи под горой и сушили. Я училась с Володей в одном классе, видимо от этой работы у него был ревматизм и болело сердечко. В Армии он прослужил всего год и по болезни был комиссовать. У Него была такая трагическая судьба. Женат был на соседке Вере, было у них три сына Толя, Саша и Володя. Все трое трагически погибли при разных обстоятельствах в разное время. Отец не выдержал такого горя и в 48 лет покинул этот мир. Они все четверо покоятся на нашем погосте, а мать живёт в Дубровке. В конце Кузнецовки жила вдова Марфа Семиякина и было у неё 4 невесты: Паша, Галя, Маша, Таня и она через каждые 2 года выдавала замуж своих невест - всех раздала - добрая, хлебосольная русская женщина одна подняла своих девочек, а сами вдовы замуж не выходили, хотя были молоды и красивы: во-первых - не за кого, во-вторых - надо было ставить детей на ноги. На Надеенском боку жили три сестры: Полина Дуничева, Саша Свирщевская и Акулина Козлова. У младших Саши и Акулины мужья погибли на фронте. У Саши - 6 детей, у Акулины - 5. Они тоже поднимали своих детей в одиночку, более того в те времен послевоенные дали им высшее образование. Дети потом успешно работали и поддерживали своих матерей. А вот у старшей Полины муж Ефим Иванович Дуничев вернулся живым, дойдя до Берлина. Такой фамилии у нас в округе не было - это был мудрый добрый человек, небольшого роста, а жена напротив была на голову выше его. Но какие у них были дети! Они были нашими сватами - их сын Миша был женат на моей сестре Насте. Заходя к ним в хату сразу обращаешь внимание на 6 фотографий - вернее увеличенных портретов сыновей: Антон-1914 г.р, Степан-1920 г.р., Ваня - 1922 г.р. (погибший на войне), Миша-1924 г.р. (участник войны), Володя-1932 г.р., Семён-1935 г.р. Старший Антон закончил БИТМ до войны и по распределению был направлен на работу в Новосибирск к началу войны он уже был главным инженером и всю войну был на броне работая на заводе. Степан был гл. экономистом морского порта в Одессе. Миша пошёл добровольцем на фронт - окончил ускоренные курсы лётчиков, т.к. у него было 10 кл. И воевал до Победы. Младшие братья были детьми. Володя служил во флоте во Владивостоке там и остался жить и работать. Сеня закончил Сибаки в г. Омске и работал в разведывательной экспедиции. Миша с Настей больше 40 лет жили в Омске, он работал оператором на нефтезаводе, а сестра в торговле. Их дочь Валя была гл.экономстом на нефтезаводе и вся семья её тоже нефтяники, а дочь Аня (умерла в 2013 году) и её муж - учителя и их дети тоже, живут в Называевске под Омском. А дети Вали (ее уже нет) живут в Омске.

11.04.2013 в 01:42


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame