Autoren

1004
 

Aufzeichnungen

143012
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Loginov » Отец. Наградное дело

Отец. Наградное дело

01.06.1942
Барвенково, Харьковская, Украина

       Открыли архивы. Некоторые. За определённые годы и по определённым темам. Наконец-то! Хоть это сделали. Думал - при жизни не дождусь. Отец же не дождался. Может лёд тронулся? Впрочем, у меня, как и у всех заинтересованных граждан, бывшего СССР, есть все основания в этом сомневаться. "Пуганая ворона куста боится", "Обжегшийся на молоке, дует на воду" и, что там ещё можно найти на эту тему в коллективной памяти зашуганной до крайнего предела великой нации?

           Отец с 1953 года и более десяти лет подряд был начальником областного уголовного розыска Крыма.  Позже он стал заместителем начальника областного управления милиции Крыма по оперативной работе (кто прошёл подобное, тот поймёт, что это значит). В момент присвоения ему очередного  звания в начале пятидесятых годов, он, совершенно неожиданно для себя, оказался самым молодым полковником в структуре МВД Советского Союза.  Коммунист, а не "член партии", с апреля 1942 года, то есть вступил в партию, находясь со своим стрелковым полком  в окружении. Это было  тяжёлое время для Родины - время кровавых боёв и отступлений.

           Он с  честью вышел из двух окружений: в июне - октябре 1941 года у государственной границе, когда около четырёх с половиной миллионов (SIC!!!) доблестных воинов Красной Армии, то есть почти весь её кадровый состав в 1941 году,  ухнул в страшное небытие немецкого плена безвозвратно, и в апреле – июне 1942 года из-под Харькова – печально знаменитый Барвенковский котёл.  Отец  тогда вышел к своим, вывел людей, впрочем, я уже об этом писал в этюде "Отец... Не герой".

Вы же можете описание последнего боя в окружении 1153 стрелкового полка в конце октября 1941 года, командование которым, а точнее, командование остатками частей которого отец, желторотый лейтенант, выпущенный из Калининского училища химзащиты РККА всего три с половиной месяца тому назад, взял на себя. Прочесть об этом можно и в наградном листе от  23 мая 1945 года на капитана, а в октябре 1941 года, свежеиспечённого лейтенанта А.Г.Логинова, приведённого мною в качестве иллюстрации к этому рассказу.

           Из  печально знаменитого Барвенковского котла 1942 года он вышел с большим трудом. А в нём,  из-за  головотяпства неуважаемого мною командования Юго-Западным фронтом (Тимошенко,Баграмян), где членом военного совета был всем теперь известный Никита Хрущёв, погибло и было взято немцами  в плен около  300 000  солдат и командиров РККА всех рангов. Большая часть наших воинов из этого числа, погибли. Вырвались из этого котла, с тяжелейшими боями, считанные тысячи.

           Отец и из этого личного сражения с превосходящими силами противника вышел победителем, вышел не в первый раз из гигантской мясорубки. Да не один, что уже было бы подвигом, а с вверенными ему людьми и оружием.  Под Сталинград.

           А потом прошёл всё Сталинградское, страшное и кровопролитное сражение, – с начала и до конца. В окружениях он был всегда в офицерской форме, всегда с личными воинскими документами и партбилетом, который  хранил до самой  смерти.        

            А совсем недавно мне удалось найти наградное дело моего отца. Он  умер в феврале прошлого, 2012 года на 92-ом году жизни, его так и не увидев.  У меня, а теперь и у вас, такая возможность есть.

            Обратите, пожалуйста, внимание на одну деталь, одну запись в наградном листе.  Капитана Логинова, представляют к награждению орденом Красного Знамени задним числом, за то, что он совершил, будучи ещё лейтенантом, в октябре 1941 года. Он был достоин и большего. Командование дивизии представляло его, сразу после выхода 1153 стрелкового полка под командованием лейтенанта Логинова А.Г. из  окружения, к званию Героя Советского Союза, но он не получил ни-че-го, даже самой завалящей медальки (см. миниатюру: «Отец… Не герой»).

             Его ранения и то, что им предшествовало  в  течение всей войны, давало ему право на, хоть какую-нибудь, благодарность государства за совершённое?  Но, тщетно, – его не награждали. Почему? Причина простая – он был окруженец. Причём дважды окруженец: в 1941 и 1942 году. Он в этом перед Родиной виноват? Конечно, нет! Вот командование РККА виновато было. Кругом виновато. И не только перед моим отцом. Нет!

             Они – эти маршалы и генералы, командующие и члены военных советов, все политотделы и штабы всех уровней, начиная с Генерального и до самого последнего дивизионного, были смертельно виноваты перед тысячами, десятками тысяч, сотнями тысяч, миллионами солдат и  офицеров России, перед  родными, и потомками героев.  Именно их командованием они были  загнаны в эти многочисленные котлы и котелки и брошены там, на произвол судьбы. В окружениях, в которых наши воины попадали в плен, а чаще, гибли почти все.

             Только такие, как мой отец, наверное, более обученные военному делу, более сильные морально и физически чем другие, чуть более смелые, просто, в конце концов, более удачливые – из этих жутких мясорубок выходили, и выходили с честью. Но, для военных и политических начальников Красной Армии, они сразу становились нежелательными элементами. Почему? А потому, что они были их живым, хотя, чаще всего, молчаливым укором. О них надо было сразу забыть. Забыть всем, сразу и навсегда. И, тем более, не выделять наградами, чтобы не привлекать к ним внимание.

             За войну мой отец получил два тяжёлых ранения и контузию. Причём последнее ранение было настолько тяжёлое, что в 1944 году он был признан инвалидом и на фронт больше не вернулся. В наградном листе не указаны его два лёгких ранения, после которых отец не обращался в медсанбаты. Где их тогда, в окружениях, надо было искать?

             Первое лёгкое ранение - сквозное пулевое в левый бок, он называл подарком от фрицев, так как получил его на четвёртый день войны, в день своего рождения - 26 июня 1941 года. Как он сказал, как-то, моему младшему брату: "Заткнул входное и выходное отверстия ватой из дыр в телогрейке от той самой, ранившей его пули, и - пошёл воевать дальше".

             В том, что он из своих окружений выходил, а другие нет, отец не виноват. "Но, Ваш отец всего лишь не награждался, т.к. окруженец. А сколько таких, как мой дед, попавших в плен, которые потом еще и в колымских лагерях сроки отмотали, несмотря на ранения, побег из плена и выход к своим",  я прочёл это, в одном из  отзывов на рассказ, и почувствовал себя вернувшимся в ТО время - горькое, несправедливое. Время, когда нас делили на правых и виноватых с невероятной лёгкостью и безответственностью, со страшными последствиями для виноватых.

             Могу только сказать, что нет оправдания ни перед людьми, ни перед Богом, такому отношению нашего руководства к пленённым, но из-за этого не менее героическим защитникам Родины. Фраза И. Сталина "У нас пленных нет, есть только предатели Родины" - преступна! И, давайте, не будем мериться, кто больше из наших отцов и дедов пострадал за годы  войны и после неё, ради общей Победы. По-моему - это недостойно их подвига.

            Именно потому, что отец попадал в окружения,  в графе номер одиннадцать наградного листа, бесстрастной рукой штабного или министерского военного чиновника, подчёркнуто -  РАНЕЕ НЕ НАГРАЖДЁН. Ни разу не награждён за всю долгую, страшную Отечественную Войну.

 

            Вот так.

10.12.2019 в 11:25


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame