автори

893
 

записи

128617
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » vagarin1yandex » Мемориал "Борьба казаков с большевиками" - 2

Мемориал "Борьба казаков с большевиками" - 2

22.09.2012
Станица Еланская, Ростовская, Россия

Мы приехали в станицу Еланская, как уже было сказано в конце сентября 2012 года. Все четыре части Мемориала были отстроены и в него пускали посетителей. В Мемориале два экскурсовода, но пока одна группа осматривает экспозицию, другая ждет запуска. Скамеек не было, и мы стоя пережидали во дворе перед гаражом, где стояла газель и большой красивый катер. Мне стоять было трудно и мне любезно вынесли табуретку. Коротая время, мы  разговаривали с приветливым управляющим.

            Плата за осмотр  Мемориала не взимается. Экскурсовод – крупный мужчина в казачьей форме с фуражкой, из-под которой вился  черный чуб, на наш вопрос об оплате фасонисто ответил, теребя серебряную серьгу в правом ухе:
- Мы историей… не торгуем!

            Мои друзья и супруга взвились по крутым каменным ступенькам в Мемориал, а за ними и я, карабкаясь и цепляясь непослушными ногами и тростью за повороты лестницы, шепча про себя «чего я не сокил, чего не летаю» дополз до арки входа.
Весь комплекс Мемориала просто великолепен. На его территории хорошо продуманный маршрут по пейзажному парку с размещенными на нем музейными зданиями, облицованными натуральным камнем (правда, для меня, остался непонятным характер замковой архитектуры, которая кажется чужой в казачестве). На заднем плане справа от здания музея виден архитектурный комплекс посвященный кадетам и юнкерам полковника В.М.Чернецова, которые сражались и погибли в борьбе с красными.


            Экспозиция музея начинается с зала, в котором представлена история создания казачьего войска и быта казачьей семьи на хуторах.
Прялки, утюги, детская люлька, скамейка и прочая казачья утварь. Старинные бутыли у меня вызвали вопрос, и экскурсовод с непонятной мне агрессивностью резко ответил, что казаки никогда не пили самогонки или водки. Употребляли только различные наливки. Я возразил, сославшись на известных Донских писателей. Например, у Ф.Д. Крюкова во многих рассказах, например «В родных местах», «Шульгинской расправе» и других исправно пьют «казенку», померанцовскую, самогон. Не меньше упоминаний о самогонке и водке и у других казачьих писателей. На что мне со злостью ответили, что «брехня это все». Только у Шолохова Гришка хлещет мутную самогонку, а на самом деле у казаков это не водилось. Началось все с мужиков в гражданскую и не раньше, а казаки крепкие напитки не пили.
 Спорить не стал, но какая-то непонятная отчужденность повисла между нами.


     Второй зал был посвящен военному казачеству и участию казаков в войнах Российской империи до 1905 года.
Третий зал охватывает период с 1905 по 1917годы. Показано участие казаков в первой Мировой, Гражданской войне и исходу из России вместе с Добровольческой армией.
Четвертый зал – это жизнь при советской власти Дона в эпоху геноцида казаков, когда происходило расказачивание и голодомор. Рассказывается о казачьих формированиях Советской Армии, второй Мировой войне и послевоенного становления.
И наконец, в последнем пятом зале размещена портретная галерея участников Белого движения и общественных деятелей русской эмиграции с 1917 года по 1922. Там же стоит скульптура (ее гипсовая модель) «Добровольцу Корниловцу добровольческой армии».

       В нескольких залах часть экспонатов посвящена деятельности атамана Краснова Петра Николаевича. Эти материалы вместе с геноцидом казачества как мы и ожидали, оказались самыми болевыми точками. Наши экскурсоводы прямо ощетинились, рассказывая о происходивших событиях, о которых нам в принципе было известно и без них. Любые наши вопросы, касающиеся участия казачества в ВОВ вызывали негативную реакцию.

              Главная экспозиция Мемориала – скульптурный комплекс, состоящий из фигуры атамана войска Донского Краснова П.Н. с перначем в руках, являющимся символом атаманской власти.
Позади фигуры Краснова – большой поклонный крест. Под ним барельефы видных участников борьбы с большевиками:
Каледин Алексей Максимович – генерал от кавалерии. Почему-то на доске перепутано его отчество. Написано: Михайлович. Каледин – сын войскового старшины Максима Васильевича Каледина родился 12 октября 1861 г. на хуторе Каледин, станицы Усть-Хоперская.

      Высшим его достижением считается Брусиловский прорыв в мае 1916 г., когда армия Каледина наголову разбила 4-ю австрийскую армию. Не раз Каледин отличался в боях, был тяжело ранен, награжден Георгиевским оружием и орденами Георгия 4-й и 3-й степени. А.И.Деникин писал о нем, что он никогда не посылал войска в бой, а сам водил их.
Известно, что на Дону в разное историческое время было более семидесяти атаманов. Каледин стал семьдесят первым. 17 (30) июня 1917 года он был избран на Большом  войсковом круге атаманом войска Донского.
 25 октября 1917 года Каледин выступил с обращением, в котором объявил захват власти большевиками преступным и заявил, что восстановления законной власти в России,  Войсковое правительство принимает на себя всю полноту власти в Донской области, объявляет военное положение. Каледин действует совместно с генералами Алексеевым и Корниловым, но значительные массы казаков под воздействием пропаганды перешли к красным, чем создали угрожающее положение, усугубившемуся  наступлением больших сил большевиков.
 
               На мой вопрос о расколе казачества во времена Гражданской войны, наш экскурсовод совсем запутался – он заявил, что это не носило массовый характер, и было не более десяти процентов казаков, перешедших на сторону красных. На мое возражение из кого же тогда были сформированы армии Буденного и Миронова, - он презрительно ответил, что это горстка Усть-Медведецких!
Все это было совсем не так. Казаки в 1918г. переходили на сторону большевиков. Чуть ли не единственной силой  Каледина оставался партизанский отряд из учащайся молодежи - кадетов, сформированный  есаулом (вскоре полковником) Чернецовым, которые практически все погибли в конце января. Им как раз и посвящен один из архитектурных ансамблей Мемориала.

              28 января 1918г. Корнилов известил Каледина об отводе Добровольческой армии на Кубань, так как в условиях массированного наступления красных и при отсутствии поддержки казаков Каледина ей грозит гибель. В таких условиях защищать Донскую область было нечем, и Каледин сложил свои полномочия войскового Атамана. В этот же день он покончил с собой выстрелом в сердце. В посмертном письме генералу Алексееву он объяснил свой уход из жизни «отказом казачества следовать за своим Атаманом». Каледин был человек чести, чего не скажешь о большевиках – они сровняли с землей его могилу.

              Следующий барельеф установлен Назарову Анатолию Михайловичу.
Донской казак, генерал-майор, участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданских войн, походный, а затем войсковой Атаман Донского казачьего войска, после самоубийства Каледина.
Назаров мужественно встретил наступающих красных казаков, когда они под командованием бывшего войскового старшины Н.М. Голубова, 12 февраля 1918 г. ворвались в Новочеркасск. Голубов сорвал с войскового Атамана генеральские погоны и арестовал его. В городе провозгласили советскую власть. Чекисты начали расстрелы и издевательства над местным населением и офицерами. Казаки Голубова возмутились и начали противодействовать чекистам. Боясь развития событий, штаб во главе с Голубовым и шахтерами красногвардейцами распорядились расстрелять Назарова вместе с генералами К.Я Усачевым, П.М. Грудневым. Кроме них были расстреляны подполковник генштаба Н.А.Рот, председатель Войскового круга Е.А.Волошинов и войсковой старшина И.Тарарин.

             Следующий барельеф войскового старшины Евгения Андреевича Волошинова.
Волошинов служил начальником Донского кадетского приготовительного пансиона с августа 1914 года. Имел исключительное музыкальное дарование. Стал блестящим музыкантом и композитором. Его сборник романсов широко известны: «Ветка сирени», «Утренние зори». К началу революции Волошинов, кроме кадетского пансиона являлся начальником Военного отдела Новочеркасского Военно-промышленного комитета. 8 марта Донским исполнительным комитетом  он был назначен заместителем Наказного Атамана Донского войска. В Новочеркасске, в это время размещались 16 тыс. русских солдат, которые устраивали вооруженные демонстрации, выявляя «претензии» неказаков в отношении казаков.

             Под руководством Волошинова было разработано положение о немедленном созыве Большого Войскового Круга Донского войска (После запрета Петром1  почти 200 лет Круг не собирался) для решения неотложных проблем казачества. Казаки избрали его временным Войсковым Атаманом Донского войска. На этом посту он твердо руководил казачеством в смутный период и собрал Большой Войсковой Круг, где и передал пернач генералу от кавалерии А.М. Каледину. После смерти Каледина уже при Назарове руководил Малым Донским Кругом, который принял решение защищать Дон до последней капли крови и объявил Круг Верховной Государственной властью в Области Войска Донского.

             При аресте Назарова и членов Круга Волошинов вместе с генералом Назаровом отказались встать. Волошинов во всеуслышанье сказал: «Председатель Донского Войскового Круга не встает перед каждой сволочью».
Он был расстрелян вместе с Назаровым. После расстрела он остался жив и, тяжело раненый полз до окраины города. Постучался в дом русской мелочной торговки Парапоновой. Она не пустила его в дом и донесла. Пришли два русских милиционера – коммуниста и выхватив наганы  выстрелили ему в грудь, после чего сволокли его опять на место расстрела. Но он продолжал жить. Парапонова, которая была там же, еще раз привела группу вооруженных коммунистов, которые и добили раненого.


              И четвертый барельеф  установлен начальнику штаба Донской армии Полякову Ивану Алексеевичу, генерал-майору Генерального штаба, участнику Первой Мировой войны. Участвовал в Общедонском восстании и с 9 апреля 1918 г. начальник штаба Южной группы полковника Денисова, затем начальником штаба Донской армии. Резко выступал против передачи единого командования А.И. Деникину. После чего ему пришлось сдать должность вместе с генералом Денисовым. Эмигрировал и служил в городском управлении г. Загреба. Во время войны переехал в Германию. По настоянию П.Н.Краснова должность атамана без выборов была передана генерал-лейтенанту Г.В.Татаркину, а тот в свою очередь перед своей смертью в Париже 1947 г. назначил своим преемником генерала Полякова. Однако большая часть казаков считала своим атаманом до самой его кончины в 1961 г. генерала от кавалерии П.Х.Попова. Однако, когда Поляков в 1961 г. переехал в Нью-Йорк, состоялось торжественное собрание, на котором старейший казак генерал-лейтенант Ф.Ф.Абрамов передал ему эмблему атаманской власти – пернач. Умер Поляков в 1969 г.

 
       По центру, между барельефами атаманов – барельеф с двуглавым орлом, на котором написано: Донским генералам, офицерам, казакам и казачкам живот свой за Веру и Отечество положившим.
Итак, самое время вернуться к главной фигуре экспозиции. Понимая, что перегружаю возможных своих читателей, но даже без краткого объяснения кто такой Краснов П.Н. – не обойтись: не будет понятна ситуация, возникшая вокруг самого Мемориала.
 
               Краснов Петр Николаевич родился в Санкт-Петербурге в семье казачьего генерал-лейтенанта Николая Ивановича Краснова, служившего в Главном Управлении иррегулярных казачьих войск. Получил блестящее военное образование. С детства увлекался литературой. Его дядя – писатель Платон Николаевич Краснов был женат на тетке А.А.Блока писательнице Е.А Бекетовой-Красновой.
В 1897г. был начальником конвоя дип. Миссии в Абиссинии, в 1901г. был командирован Военным министром на Дальний Восток для изучения быта Манчжурии, Китая, Японии и Индии. Сотрудничал в литературных журналах. В Первую Мировую был произведен в генерал-лейтенанты, получил Георгиевское оружие, имел орден св. Георгия 4-й степени. Командовал бригадой Кавказской туземной конной дивизией, затем Донской казачьей дивизией.

      После захвата большевиками власти по приказу Керенского А.Ф. двинул части корпуса (700 сабель) на Петроград и занял Гатчину и Царское село, но не получив подкреплений заключил перемирие с большевиками. Они, нарушив договор, окружили казаков и разоружили их. Сам Краснов был отпущен под честное слово «не воевать» с большевиками. Он уезжает на Дон и становится во главе Донской армии. К маю 1918 года Донская армия Краснова выбила большевиков с территории Области Войска Донского. Сам он 16 мая избирается Атаманом Донского казачества. Опираясь на Германию, отменяет все декреты Советской власти и Временного правительства. Создает Донскую республику, которую он потом планировал сделать самостоятельным государством. Германия признала Донскую республику, контролировала и оказывала помощь Краснову.

        После поражения Германии в ноябре 1918 г. Донская армия оказалась на краю гибели, и Краснов был вынужден объединиться с Добровольческой армией А.И. Деникина. Краснова обвиняли в сепаратизме, связи с немцами (Деникина поддерживала Антанта) и он под нажимом ушел в отставку, уехал в Эстонию к Юденичу. В1920 г. эмигрировал в Германию. С ноября 1923 г.во Францию. Возглавил организацию «Братство русской правды», занимающуюся подпольной работой в советской России. Писал публицистику и исторические романы. (Написано более 20 произведений). С 1936 г. проживал в Германии.

        С сентября 1943 г. Краснов – начальник Главного управления казачьих войск Германии. Сам формировал казачьи части в составе Вермахта против СССР.
В мае 1945 г. сдался англичанам и в г. Лиенце (Австрия) 28 мая  был выдан советской администрации вместе с 2.4 тыс. казачьих офицеров. Всех расстреляли, а Краснова судили Военной коллегией Верховного суда СССР. По приговору суда Краснов вместе с Шкуро, Султан-Гиреем Клычом, фон Панвицем были повешены в Лефортово.

       Вот такая противоречивая фигура. При всех его заслугах перед отечеством и казаками в частности никто не простит ему сотрудничества с фашистами во время ВОВ. Думаю, что его признание своей вины на суде было искренним, так как он был храбрым человеком и понимал, что его не пощадят. Потуги нынешних его заступников и их деятельность по реабилитации Краснова по моему глубокому убеждению обречена на провал.

               Перед тем, как закончить описательную часть посещения Мемориала, необходимо сказать, что частью парадигмы В.П.Мелехова является объединение казаков на основе православия, причем его носителем является  только зарубежная православная церковь. Недаром Мелехов построил в Подольске первую в России РПЦз, а освящает Мемориал в станице Женевский священник. К этому вопросу я еще вернусь.
Завершается экспозиция Мемориала скульптурной группой, носящей название: «Казачьему роду не будет переводу» Центральная фигура скульптуры – казачка, к ней прижимаются ее дети, а она осеняет крестным знаменем воображаемого мужа, уходящего на войну. Скульптура выполнена великолепно, производит неизгладимое впечатление.
На этом экспозиция Мемориала заканчивается.

31.01.2013 в 17:56


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама