авторів

975
 

події

140404
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » совок » Наследники освобождения Европы от Наполеона

Наследники освобождения Европы от Наполеона

10.09.1946
Москва, -, СССР
Мой выпускной курс. Май 1949. Автор сидит в центре

ВИИЯКА был до конца 40-х годов, по-моему, одним из самых блестящих военных ВУЗов советских Вооруженных Сил. Начальник Института, интеллигент - генерал-лейтенант Биязи, вознамерился превратить его в кузницу высокообразованной офицерской интеллигенции. Помимо специальных военных предметов, преподававшихся, конечно, в меньшем объеме, чем в общевойсковой академии, и выездов летом в лагеря для практических военных занятий в поле, в программу обучения входило много общеобразовательных предметов в объеме программы гуманитарных гражданских ВУЗов. Профессора из МГУ читали нам лекции по мировой истории и литературе, страноведению, политической географии. В зависимости от изучаемого иностранного языка (одного основного и второго – по выбору) нам преподавали историю и классическую литературу конкретной страны кандидаты и доктора наук московских гражданских ВУЗов.
    Военные предметы также имели свою специфику. Мы изучали иностранные армии стран, язык которой изучали. Военному, военно-техническому, военно-политическому переводам нас обучали т.н. «носители языка». Это были, в основном, дети эмигрантов, родившиеся и долгие годы, прожившие за рубежом, для которых язык страны пребывания стал, наряду с русским, как бы вторым родным. На волне патриотизма во время Великой Отечественной войны и после Победы вернувшиеся в СССР. Учили они нас также литературному и синхронному переводу.
     Не обходилось, конечно, и без обязательных для всех учебных заведений СССР Истории ВКП(б), Основ марксизма-ленинизма, диалектического и исторического материализма, политэкономий капитализма и социализма. Куда же без них? Сколько времени было потрачено на эти, ставшие после 80-х годов ненужными, предметы
     В
самом конце сороковых, когда в стране пошла кампании по борьбе с «преклонением перед иностранщиной», которую диссиденствующие иронически называли кампанией «Россия – родина слонов», густо сдобренная антисемитизмом волна реакции накрыла и наш Институт. Интеллигента Биязи сменил рядовой армейский генерал Ратов. Почти все преподаватели - выходцы из-за рубежа были уволены, некоторые даже репрессированы. Профессоры МГУ, доктора и кандидаты наук из других гражданский ВУЗов ушли сами. Среди слушателей началась чистка. Старосту нашего курса, фронтовика и орденоносца, капитана Бориса Левитова, например, разбирали на партсобрании за то, что он, якобы, сфальсифицировал в офицерском удостоверении личности свое имя-отчество: записал себя Борисом Семеновичем, в то время, как в свидетельстве о рождении (и где его только раскопали наши «особисты») он был записан Борухом Шлемовичем. На наше партсобрание пришла группа офицеров, воевавших вместе с ним, в парадной форме со всеми своими фронтовыми наградами и потребовала предоставить им слово в защиту Левитова. К чести нашей курсовой парторганизации она отказалась вынести ему партийное взыскание. Политотдел Института, не желая, видимо, компрометировать себя, предпочёл, не вынося сор из избы, спустить дело на тормозах.
    Дело доходило до анекдотичного бюрократического  идиотизма. Видимо, по примеру Израиля, где закон устанавливал подлинное еврейство вновь прибывающих иммигрантов по национальности матери, а не отца, администрация Института слушателя Петров, чей отец был русским, а мать – еврейкой, в личном деле перезаписали евреем, а слушатель Лейзерсон, чей отец был евреем, а мать русской - стал русским. Многие слушатели были отчислены и уволены из армии по неизвестным нам причинам.
     Эта чистка в ВИИЯКА, в основном коснувшаяся офицеров, побывших за рубежом, на оккупированных Красной Армией территориях европейских стран, была частью кампании репрессий, начатых сталинским режимом в армии уже с конца 1944 года. Тогда прошли аресты, среди демобилизованных офицеров - студентов высших учебных заведений страны. Ведь они, побывавшие в Европе, до этого «другой такой страны не знали, где так вольно дышит человек». Так пела со всех киноэкранов в 1940 году знаменитая Любовь Орлова в кинокартине «Цирк». И могли ли мы ей не верить, если сам «любимый Сталин» заявил, что нам «Жить стало лучше, жить стало веселей»?
     А теперь, у многих молодых офицеров - участников освободительного похода в Восточную Европу - послуживших в советских войсках, стоявших в освобожденных и оккупированных европейских странах, за время пребывания там, несмотря на жесткие ограничения в общении с местным населением и на выходы за пределы колючей проволоки, ограждавшей наши гарнизоны, зародились сомнения. Мифы советской пропаганды о жизни людей в капиталистических странах начали рушиться.
     Сталин хорошо усваивал уроки истории. Он помнил, что именно вернувшиеся из освободительного похода в Европу 1813 – 1814 годов после победы над Наполеоном молодые офицеры русской армии создали в России тайные революционные общества и в декабре 1825 года вывели свои войска на Дворцовую площадь в Петербурге против режима Николая Первого. Неудивительно, что в глазах Иосифа Виссарионовича, молодые офицеры и действующие, и демобилизованные составляли потенциальную проблему для режима. Демобилизованные возвращались домой с новым мировоззрением, новыми стремлениями. Как правило, старались получить образование, прерванное начавшейся войной. Поступая в вузы по льготной квоте для фронтовиков, они вносили в студенческую среду «опасные» веяния. Сотрудникам служб госбезопасности, а в те времена в каждом вузе на административных должностях, начиная с проректоров, сидели таковые, было поручено особо наблюдать за такими студентами. Вскоре среди них пошли аресты и отчисления из институтов под выдуманными предлогами. Немало из них, как тот же капитан-фронтовик Солженицын, оказались в лагерях ГУЛАГА. Прошли чистки и в армии. Неблагонадежных, по мнению политотделов, увольняли с «волчьим билетом». С ним нельзя было устроиться на приличную работу в больших городах страны. Сталин умело подавил потенциальную военную фронду в зародыше. Недаром до сих пор ходят упорные слухи, что в молодости он сотрудничал с царской охранкой.
     Советские люди надеялись, что после войны настанет новая, более счастливая жизнь, которую они завоевали в тяжелых боях и тяжелым трудом в тылу. Надеждам этим было не суждено сбыться. После Победы Сталину больше не были нужны не только отвоевавшее свое офицеры. Ему вообще больше были не нужны «братья и сестры», которых 3 июля 1941 он по радио просил о поддержке. Сталину снова были нужны «винтики». На страну - победительницу опустилась мрачная туча реакции. Демобилизованных солдат-колхозников вернулись на положение полукрепостных в свои колхозы, которые они не могли покидать, не имея паспортов гражданина СССР. Демобилизованные солдаты-рабочие вернулись к тяжелому плохо оплачиваемому труду по восстановление разрушенной страны. Им бы прокормить оголодавшие за войну семьи.

26.01.2019 в 14:22

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами