авторів 715
 
події 106315
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » locus » Вагончик

Вагончик

06.08.1983 – 01.09.1988
Одесса-Туапсе, Одесщина, CCCР

Сверим наши песни, старый мой товарищ...

Расскажу, к каким неожиданным последствиям привело моё единственное в жизни попадание в пионерский лагерь ( настоящее «прямое попадание!»).  Он оказался совсем не простой, летний лагерь от одесской Малой Академии Наук. Пристроила меня туда любимая учительница математики Мария Моисеевна Блиндер. Случай подвернулся: отдел образования выделил единственную бесплатную путёвку. Вот она и выбрала достойную кандидатуру из числа своих лучших учеников. Оказывается, не всё в Одессе можно было получить через блат и связи! Кое-что перепадало и по справедливости.

В лагерь я дошла от дома пешком: от улицы Новосёлов до 9-й станции Большого Фонтана не больше сорока минут быстрой ходьбы. Помню решетчатые ворота, помню корпус, помню удивительную жизнь, которая началась с первого же дня - неформальную, без понуканий, без унылой «пэдагогики», с огромным доверием взрослых к детям, с настоящим самоуправлением в отрядах. Вот где непрерывной канонадой взрывалась дремавшая творческая энергия! Мозговые штурмы, игра «в крокодила», бесконечные конкурсы, отрядный разбор дня, песни под гитару. И люди! Наши комиссары: Таня Поляновская, Маша Игнатова, Рая Галяс, Дима Ржепишевский, Марк Меерович, Миша Кордонский. Я попала в другую вселенную. И силилась понять: почему так горят глаза у взрослых, что связывает их вместе? Что движет ими? К концу третьей недели, когда приблизился конец смены, я уже задумалась о своём обыденном, предсказуемом будущем. И решила, что не прощу себе, если больше не увижу этих чудесных людей, не продолжу общение.

Так началась увлекательнейшая, а может быть, и важнейшая страница моей биографии. Люди, к которым я приросла, оказались насквозь заражены идеей коммунарства (если кому непонятно, можно заменить ёмким словом альтруизм), а это почти диагноз. Каждое «Я» растворилось» в «МЫ», ставшее главным надолго, надолго. Туристский клуб «Горизонт», а позже Клуб Маленьких Трубачей оказался настоящей школой жизни и вторым домом для нас. Мы жили поездками, слётами, походами. Учёба в школе немедленно отступила на второй план, ведь отлично учиться мне было несложно. Я понимала, что школьные успехи обеспечивали мне гарантированный пропуск в подлинную, увлекательную жизнь в Клубе. Будни и выходные заполнялись скальными тренировками, пробежками, соревнованиями, и   часто – волонтёрскими (тогда такого слова мы не знали) делами: уборкой мусора на 411-й Батарее или, например, помощью в проведении знаменитой одесской «Сотки». Особенно желанными были длительные летние поездки в Туапсинские края, в предгорья Кавказа: сначала к Владимиру Ланцбергу в лагерь «Мыблоня», потом на «Тропу» к Юрию Устинову. Да и в межсезонье мы старались использовать любой шанс встретиться с Учителями. Впитывали кожей, нервом, сердцем, ловили каждое тихое слово, сказанное ими, пытались подражать их неповторимой доверительной интонации и учились видеть мир таким, каким видели они.

Со стороны это было похоже на секту: люди повязывают красные галстуки, садятся в кружок у костра, о чём-то долго разговаривают, причем воможность высказаться даётся каждому. Иногда все смеются, а потом гитара по кругу и песни до утра. Средний возраст 16 лет. Какой алкоголь? Какие шалости? Пляски в обнимочку? Наши интересы были мимо этого. Мы действительно жили, словно на другой планете. «Мы с тобою, товарищ, не заснули всю ночь. Всё мечтали, гадали, как нам людям помочь…» - наш сакральный гимн. От него и мурашки ползли по коже, и в горле щекотало. Пусть всё обстояло не так пафосно, и глобальная помощь человечеству не входила в наши планы... Достаточно было разобраться, как стать лучше самому и как помочь тому, кто рядом - без расчёта и без огласки. Найти себе интересное и благое дело по душе, справиться с ним наилучшим образом.

Но всё же главным витамином нашего роста стали песни. Даже когда пришло понимание, что все наши искренние, добрые дела на благо людей – это всего лишь способ занять нас чем-то в процессе воспитания, а не самоцель  (потому и результат часто был далек от идеала). Настало время «бунта стариков», время отторжения устаревших форм. В багаж самостоятельной жизни каждый взял наши общие песни как неоспоримую ценность. «Мы по берегу пошли. Не рыдали, не страдали, всё ненужное отдали, ничего не унесли…»

Смешными кажутся сейчас проблемы, что тревожили тогда нас, "стариков".  Утопией так и тянет назвать большую часть коммунарских идей - уж слишком далёкими от жизни оказались впитанные нами высокие стандарты всеобщей порядочности и братства, - чаще мешали они, чем помогали, но всё же...

У Ланцберга есть песня «Прощание с летом». В ней всё – о нас, давно взрослых, прижившихся кто где, исповедующих кто что...

Море в землю втоптанных цветов -    

 Этот праздник, в основном, окончен. 

 На волне качается вагончик,         

 Он опять к отплытию готов.          

 До свиданья, ясные огни!           

 Помашите нам, друзья и гости!      

 На крылечко - капитанский мостик    

 Мы теперь поднимемся одни.          

 
  До свиданья, жёлтая трава,

 Под которой столько псов зарыто!

 Нас уносит синее корыто

 Открывать другие острова.

 Мы пойдём, дорог не изучив,

 Не якшаясь с шумными портами,

 Только осень черпая бортами,

 Только шёпот слушая в ночи...

 
  Цифры курса затесав в уме

 И надежды стрелку намагнитив,

 Мы уйдём, разматывая нити,

 Что другим засветятся во тьме.

 Но сведёт нас - шагу не пройти -

 Не земная крохотная сфера,

 А, единственно, Любовь и Вера,

 Как огонь, хранимые в пути.


…Мы иногда видимся, чаще виртуально, в сетях, иногда очно-шашлычно. Нам есть что вспомнить и есть кого благодарить за Свет, который озарил нашу юность и навсегда остался в нас.

16.10.2011 в 23:54
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Подiї