авторів

1073
 

події

149550
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Aleksandr_Koshelev » 1833 - 1834. Глава 5 - 2

1833 - 1834. Глава 5 - 2

01.01.1834 – 31.12.1834
Москва, Московская, Россия

 В 1834 году (кажется, так) выгорела в Москве Рогожская часть; сгорело более тысячи домов; слух о поджогах был всеобщий. По высочайшему повелению была назначена комиссия для производства следствия по этому делу. Сам император приехал в Москву. Следствие производилось и днем и ночью. Уезжавши из Москвы, государь приказал по окончании следствия передать его в особо наряженный Военный суд, имевший окончить все судопроизводство в трое суток. Решение постановлено в назначенный срок и представлено к генерал-губернатору. Кн. Голицын вздумал не прямо утвердить решение или его не утвердить, а передать на предварительное заключение губернского правления. В 2 часа ночи меня будят и зовут в губернское правление. Надеваю мундир, еду туда и застаю уже там губернатора, тоже в мундире. Он объявляет нам генерал-губернаторское предложение, показывает дело, заключающееся в нескольких исписанных стопах бумаги, и требует, чтобы мы составили наше заключение по прочтении одного приговора и никак не позже, как через 12 часов. Мы читаем вслух приговор и убеждаемся, что без рассмотрения самого дела мы не можем по совести ничего сказать. Добрейший наш Н.А. Небольсин приходит в ужас, ибо он надеялся чрез несколько часов представить наше заключение и чрез то дать генерал-губернатору возможность тотчас утвердить решение и в тот же день, через особого курьера, донести о том государю императору. Убеждения и просьбы губернатора на нас не действуют, и мы объявляем, что готовы все вместе работать, разделить между собою труд и не расходиться до составления заключения. Мы принимаемся за дело, а губернатор в 9 часов утра отправляется к генерал-губернатору с горестным известием об упрямстве советников. Оттуда возвращается несколько успокоенный и вместе с нами сидит безрасходно 36 часов. Но тогда новый для него ужас. Военный суд приговорил девять или десять человек к наказанию, и из них, кажется, четверых к шпицрутенам до смерти; а мы, юристы-вольнодумцы, находим, что нет достаточных улик ни против одного из обвиняемых, и полагаем, что только четверых можно оставить, по тогдашним законам, в подозрении. Измученный 36-часовым сидением на председательских креслах, он падает в обморок. Пришедши в себя, он, почти рыдая, говорит:

"Господа, вы себя и меня губите. Поразмыслите об этом". Мы остаемся неумолимыми; подписываем наше заключение; и губернатор без своей подписи везет злополучную бумагу к кн. Голицыну. Через час нас всех требуют к генерал-губернатору. Он расспрашивает нас обстоятельно об деле, благодарит за добросовестное исполнение возложенного на нас поручения и говорит, что воспользуется нашим заключением, насколько это будет для него возможно. Генерал-губернатор не взял на себя утверждения приговора и представил об этом государю. Ни один человек не был наказан до смерти; четверо подверглись более или менее тяжкому наказанию, а остальные оставлены под подозрением.

Дворянские собрания во время оно были несколько живее, чем теперь, и если они не оказывались плодотворнее нынешних, то были, по крайней мере, шумнее. В декабре 1834 года дворянство Московской губернии затеяло требовать от генерал-губернатора для проверки отчет губернской дорожной комиссии. Прения были самые оживленные и весьма продолжительные; и я, хотя советник губернского правления, принимал в них как московский дворянин горячее участие и крепко настаивал на требовании отчета. Это дело сильно занимало Москву, и генерал-губернатор приехал на хоры Благородного собрания и оттуда смотрел на дворянские волнения. Большинство голосов утвердило предложение ревизионной комиссии. Я думал, что генерал-губернатор будет в сильном на меня неудовольствии за такие выходки своего подчиненного; и для того, чтобы в этом удостовериться, я нарочно поехал к нему на вечер. Он встретил меня очень ласково, и, пожимая мне руку, он сказал: "Се matin je vous ai admire; vous avez bien agi; et a votre place j'aurai fait juste la meme chose" ["Сегодня утром я восхищался вами; вы превосходно действовали; и на вашем месте я сделал бы точно то же самое" (фр.)]. 

Дата публікації 29.01.2015 в 11:38

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: