авторів

1023
 

події

145211
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » vinogradov_a_v » Часть первая_9

Часть первая_9

01.01.1946
ст Новая Заря, Екатеринбургская, Россия

Основными очагами культуры в те годы были клуб СУБРа и городская библиотека. Клуб располагался в самом низу, недалеко от поймы реки. Был у него один кинозал и сбоку примыкало фойе, в котором регулярно по субботам и воскресеньям проходили танцы. Чуть позднее рядом была построена большая летняя танцплощадка, где летом также шли танцы под духовой оркестр. Позднее, через 2 квартала выше, были построены клуб Строителей с летней танцплощадкой. До этого, ещё пораньше, молодёжь собиралась на так называемой "барабушке. Это в районе старого здания треста среди множества бараков - общежитий установили много скамеек. Молодёжь сидела на них разными группами, где-то в группах играли гармошки и происходили знакомства. В клубе постоянно шли кинофильмы, начиная с 14 часов. Основная масса людей просматривала все новые фильмы. В кассу были постоянные очереди. На некоторые фильмы билеты удавалось купить с большим трудом. Успехом пользовались все хорошие советские довоенные, особенно кинокомедии, и фильмы военных лет. Особенно - "Весёлые ребята", "Волга-Волга", "Цирк", "Секретарь райкома", "Подвиг разведчика", "Мы из Кронштадта", "Трактористы" и много - много других.

   После войны начали демонстрировать зарубежные фильмы с титрами, что они взяты в качестве трофеев. Наибольшее впечатление на нас произвели-"Индийская гробница", "Девушка моей мечты" с Марикой Рокк, "Леди Гамильтон". Конечно у нас, пацанчиков, не было столько денег, чтобы ходить на каждый фильм. Немного удавалось выпросить дома, но больше всего мы проходили со всякими хитростями. Клеили оторванный контроль к билету, прятались за телом проходившего с билетом крупного человека. Когда уже никак не удавалось,то после начала фильма проходили в фойе и оттуда двое резко ударяли по двери, крючья отскакивали, дверь раскрывалась и мы в темноте быстро 5-6 человек вбегали и рассредотачивались по залу. Иногда включали свет в зале, чтобы нас выловить. Бывало одного - двух находили. Чаще всего нас не трогали. Иногда сердобольные контролёрши пускали нас в зал без билетов после начала фильма. В памяти осталось, что фильм "Случайная встреча" мы смотрели 6 раз за 3 дня демонстрации. Сюжет в памяти совершенно не сохранился, но помню, .что над одним эпизодом мы подолгу и бурно смеялись.

   Городская библиотека располагалась недалеко от нашего дома. Я стал её активным посетителем и читателем с 5 класса. Для моего возраста книг там было вполне достаточно. Любил читать про приключения, исторические романы. Особенно мне понравился и произвёл большое впечатление альманах "Урал-земля золотая".. Любил читать и классиков-М.Ю.Лермонтова, А.С.Пушкина, рассказы Л.Н.Толстого, позднее Куприна, Бунина, Джека Лондона. Но ещё в ранние годы перечитал почти всё, что было в библиотеке про природу и животный мир у Соколова-Микитова, М. Пришвина,Н.Зворыкина, В.Бианки и др. Однажды мама принесла домой довольно приличную по объёму книгу А.А.Игнатьева "50 лет в строю". После прочтения она и мне её посоветовала почитать. Что я и сделал. Книга произвела на меня большое впечатление, т.к. раскрывала многие детали жизни царского времени, которые в школьных программах описывались как засилье "помещиков и капиталистов". Оказалось, что не всё было так плохо.

10. Семья. Жизнь в семье в эти годы проходила как-то размеренно и в значительной степени "устаканенно", без всяких катаклизмов. Мама работала в горкоме партии секретарём-машинисткой, а мы, иждивенцы с бабушкой, помогали, как могли. Но всё равно жили очень голодно. Вскоре маме предложили по совместительству работу диктора городского радио - у неё была очень грамотная речь и хорошая дикция. Причём выбор происходил из нескольких человек. Радиостудия располагалась в новом здании узла связи, которое было построено одним из первых на бывшем картофельном поле рядом с с.Петропавловское. От нас это было на расстоянии около 2 км.. В дальнейшем там был выстроен практически весь основной город. А тогда это был один из первых шлакоблочных домов, только - только начинавшихся строиться в городе. В обычные дни проблем с этой работой не было. А вот в день выборов в какие-нибудь органы власти голосование начиналось, как правило, в 6 часов утра. Без 5 минут 6 маме надо было уже включить пластинку с гимном Советского Союза и ровно в 6 начинать зачитывать заранее приготовленные тексты. Из дома надо было выходить в 5 утра. Выборы проводились обычно зимой - это кромешная тьма и бывало мороз ниже 40 градусов. Одна мама идти боялась, особенно через пустынное поле по улице Сталина( сегодня это ул.Ленина) и подвесной мост через р.Сарайную. Она поднимала меня в полпятого утра и мы бежали с ней вместе в радиостудию. Это было очень тяжёлое дело.

   В памяти остались фамилии кандидатов в Верховные Советы. В 1946 году я хорошо запомнил Игоря Васильевича Курчатова и его внешний облик с бородой на всех фотографиях. После выборов он полностью исчез и совершенно нигде не упоминался. Появился он в открытой печати только через 10 лет, после поездки в Англию. Оказался отцом советской атомной бомбы. Другому кандидату в депутаты - Виктору Ивановичу Недосекину, первому секретарю Свердловского обкома партии повезло меньше. В 1950 году он был арестован, обвинён в связях то ли с нехорошими странами, то ли людьми и расстрелян. Но я его запомнил по несколько необычной фамилии. О его судьбе узнал уже много позднее. В те же годы в пойме реки людям стали нарезать огороды для выращивания овощей. Мы взяли тоже 3 или 4 сотки. Земля была глинистая, очень бедная, содержала много камней. Огородом занималась, в основном,бабушка.Она там разводила картофель, капусту и немного морковь, свеклу. Больше там ничего не росло. Чтобы хоть как то повысить урожайность, бабушка с вёдрами на коромысле ходила в близлежащие бараки и носила оттуда навоз. Потом разводила это дело водой и поливала грядки. Многие делали то же. Что- то удавалось собрать, хотя часть урожая разворовывалась. В отдельные годы удавалось даже посолить бочонок капусты, который держали зимой в сарае.

В декабре 1947 года вышел Указ об отмене карточной системы и обмене денег. Это произошло достаточно неожиданно для всех. Обмен бумажных денег производился в пропорции 1 к 10, но только в пределах ограниченной суммы.. Мелочь металлическая не менялась и шла по номиналу. Через некоторое время в этот же день кто-то из соседей сказал, что магазине N5 -это почти напротив нас, продают хлеб без карточек. Мы почистили все карманы и нашли 4 рубля мелочью. Я тут же побежал туда и принёс целую буханку серого хлеба, который тогда ещё назывался пеклеванный, около 2 кг. Все сидели и кушали кто сколько смог - почти всю её съели за один присест. Бумажные деньги в определённой малой сумме менялись 1 к 1 ,а всё что больше - 1 к 10.У нас их к обмену денег не было совсем. Некоторые высокооплачиваемые немного потеряли. Сильно пострадали многочисленные спекулянты, хранившие большие суммы под матрацем. Позднее^после окончания сроков обмена, на помойках и свалках находили целые мешки со старыми деньгами. Ситуация в городе с наличием продовольствия изменилась просто коренным образом,т.к. кому-то из руководства в Москве удалось доказать необходимость продовольственного снабжения города по первой категории.В имагазине N39 стояли тазы с красной и чёрной икрой. Появилась хорошая речная рыба - осетры, сазаны, хорошая сельдь. Много разных колбас,особенно копчёных. Стояли целые батареи из консервов крабы-чатка. Появился и белый хлеб, о существовании которого я знал только из рассказов родителей. Однако всё это продуктовое изобилие было абсолютно не по "зубам" зарплате мелкого служащего. Но самое главное был хлеб и иногда оставались его корочки, которые сушили.Тогда, когда очень хотелось кушать,а ничего не было, то делали так называемую тюрю. В миске разводилась вода с сахаром,клали хлебные сухарики и хлебали это дело ложкой. Временно удавалось гасить чувство голода. Пищу готовили самую простую. Чаще всего это был красный борщ, летом-бурячник или окрошка. Из вторых блюд - тушили картофель в чугунке и в печи, варили каши, чаще всего рисовые и пшённые. Когда появилось молоко, то каши были молочные. Любимые же у всех блюда были цимес и дранчики из картофеля, но делалось это только по праздникам. Из холодных блюд очень любили винегрет и селёдку в уксусе с луком, причём бабушка выпивала и уксус после селёдки, что всегда вызывало у меня большое удивление. Готовилось на обед или ужин только одно горячее блюдо, а закуска была дополнением и то только в более поздние годы.

   Хорошо запомнил американские консервы военных и первых после военных лет. Колбасный фарш в больших 2-х килограммовых прямоугольных банках и какая-то сбиная тушёнка. Всё это было исключительно вкусным. Кроме того сами банки вызывали удивление - на каждую был припаян специальный ключик для открывания банки. Открывалась она им легко и приятно - все края были ровненькими и после опустошения её легко было приспособить для хранения каких-то вещей. По словам Викулова, сбиная тушёнка - это законсервированное мясо ондатры, но я не очень поверил этому. Позднее отстреляв несколько ондатр, я снял с них шкуру и бабушка зажарила их мясо-было оно вполне съедобно, но родители кушать его наотрез отказались. Вообще надо сказать, что в первые послевоенные годы ондатра широко расселилась на наших водоёмах, как в реках, так и озёрах. Интересно было наблюдать их жизнь, спрятавшись в кустах. Однако к середине 50-х годов она полностью исчезла в районе. Причины её исчезновения неизвестны до сих пор. Борщи "забеливали" молоком и только позднее появилась сметана. Утром пили только чай с бутербродом или т.н. кофе "Народный" - это смесь ячменя и цикория. Всё готовила бабушка, а мама у неё училась и позднее она уже готовила неплохо сама. Делать выпечку они либо не умели, либо не хватало для этого дела жиров. А вот блины и оладьи пекли довольно часто. Бабушка пыталась каждый год печь мацу на какой-то еврейский праздник, но получалась она у ней очень тонкая и сухая.

   Женщины активно занимались также моим воспитанием, в основном, разговорами и беседами. Очень часто применяли пословицы и поговорки-"пьяному море по колено", "слово серебро., молчание -золото", "пусти свинью за стол, она и ноги на стол" и множество других, очень точных и всегда к месту .Но главное, от чего они меня пытались уберечь - и им это удалось ! -не пить спиртное. У нас в квартире я никогда в жизни не видел никаких бутылок, не говоря уже о том, чтобы женщины сами выпили или пригубили что-то по случаю какого-то праздника или дня рождения. Это было просто категорическое неприятие. Настоящее спиртное типа вина я впервые попробовал лет в 17, водку - в 18. Правда, до этого пил у соседей Викуловых помаленьку бражку. В общем за всю жизнь я за один день, и то крайне редко, выпивал не более 150гр. крепких напитков, вина не более ЗООгр. В основном, это было только по праздникам и чьим то дням рождения. Также у меня по этому поводу ни разу не отключалось сознание. Поводов и возможностей пить и просто выпить в моей жизни было столько, .что не сосчитать. Но я всегда отказывался. Возникали недоуменные вопросы: "Ты что, больной?". Приходилось разъяснять, что просто не пью. Не верили и не понимали. Иногда были обстоятельства, что приходилось соглашаться, что я больной - тогда быстро прекращали давление. Хотя сейчас уже можно признать, что иногда я отказывался зря, т.к. многие судьбоносные вещи в советские времена, как ни странно, решались за бутылкой.

   Второй главный аспект воспитания назывался - "держи язык за зубами!" 0дин раз на улице от какого-то блатного услышал, как он Сталина назвал "гуталинщиком". Пришёл домой и спросил: "Почему его так называют?". Мама чуть в обморок не упала. Стала меня расспрашивать: "Говорил ли я это кому-либо, или кого-то спрашивал на эту тему?". Успокоилась только тогда, когда я сказал, что ни с кем не вёл больше разговоров. После этого она постоянно вела со мной беседы, что б я ни с кем не обсуждал вождей, не слушал и не рассказывал анекдоты на эти темы. Вопрос в те времена далеко не праздный - в лагеря сажали даже детей с 12 лет и не только за какие-то дела, но и просто за разговоры. Но иногда устные беседы давали незначительные результаты в воспитательной работе. В основном, .это касалось моих походов на речку, в лес, и сбегания для этих целей со школьных уроков.. Иногда мне запрещали куда-то ходить, считая это опасным и неприемлемым, а я уходил без разрешения. Тогда прибегали к старым, испытанным временем приёмам воспитания - настёгивали ремешком по филейным частям. Спускали мне штаны, бабушка держала, смеясь, а мама работала ремешком. Но я скоро понял, что бьют они не больно, меня им тоже жалко, быстренько пускал слезу раскаяния и они меня отпускали. А когда мне было уже 11 лет, то после подобной экзекуции я встал и засмеялся, и тогда они поняли, что время подобной "учёбы" завершилось навсегда, да и физических сил со мной справиться у них уже не хватает.

   Если летом большая часть времени проходила на улице, то зимой было достаточно тоскливо всем. В те годы почему - то бывали очень суровые зимы и морозы достигали 50градусов. Школьники младших и средних классов школу не посещали при температурах ниже 40 градусов. В то время у основной массы людей в семьях не было ни ручных часов, ни градусников, ни телефонов. Оповещение жителей проходило гудком сирены центральной электростанции. Первый звучал в 7 утра., второй через полчаса и третий - в 8-00 утра. Если мороз достигал критических величин, то в 7.45 звучало подряд три гудка - значит в школу не ходить. Вставать рано утром зимой дело было не простое. Чаще всего утром не было электричества. Мама вставала первой и зажигала свечку, занималась утренним туалетом, потом поднимала меня. При этом я каждый раз спрашивал: "Не гудели ли три гудка подряд?" После этого надо было согреть на чём - то 2 стакана чая. Приборов, заменяющих электроплитку, тогда не было. Растапливать печь для чая тоже было нецелесообразно, да и долго. Единственное, что удавалось, .так это поставить кастрюльку с водой внутрь протопленной с вечера комнатной печи и подогреть воду оставшимся там теплом.

   Вечером все занимались каждый своим делом. Если у мамы не бы домашних дел, то она читала книги, в основном классику, русскую и зарубежную. Меня она постоянно приучала к чтению литературы, говорила, что вся грамотность человека зависит от чтения. Ещё когда мне было 6 лет, то она начала мне читать стихи М.Ю.Лермонтова из юбилейного томика, .изданного в 1940г. и хранящегося в нашей домашней библиотеке. Когда при искусственном свете читать надоедало, то садились к печке спиной и начинались бесконечные разговоры и воспоминания про свою родину - Брянщину. Всё крутилось вокруг г.Почеп и населённых пунктов - Красный Рог, Мглин, В-Дуброва, Унеча Семцы, Клинцы, Новозыбков, Трубчевск, и т.д. Переживалась заново их личная жизнь, а также их родителей, мужей, братьев, сестёр, подавляющая часть которых ушла из жизни досрочно, да и сами то мы все уцелели только благодаря случаю - если бы отец не перевёз нас на Урал перед войной, то в оккупации мы бы разделили участь наших еврейских родственников. Судьба обошлась с этими женщинами чрезвычайно жестоко. Обе потеряли мужей в молодости и детей поднимали в одиночку. Потом бабушка потеряла братьев и взрослых сыновей, а мама - братьев. У них не осталось никого к кому бы можно было обратиться за помощью или поддержкой. Даже элементарное сочувствие было от кого-либо большой редкостью, т.к. почти все семьи кого-то потеряли в войне. Ехать им тоже было некуда и не к кому. Выжить им помогла их, я бы её назвал, крестьянская основательность,полученная в детстве. Обязательность,крайняя бережливость,честное отошение к труду, умение опираться только на собственные силы и возможности. Я не помню случая, чтобы они когда-то занимали деньги у людей - старались обходиться только своими, хотя в долг хорошим соседям давали.

   Дома бывали крайне аккуратны в обращении с пищевыми продуктами. Блюда готовились в таком количестве, чтобы они не испортились при хранении. Ведь холодильников тогда ни у кого не было. Меня с детства приучали ничего не оставлять в тарелке. Ложить себе ровно столько, сколько могу скушать. Если в гостях - то лишнее просить хозяев сразу убавить. Никогда не оставлять на столе кусочек хлеба на один жевок, иначе когда-нибудь будет голодным. Старые вещи не выбрасывались, а отдавались перешиваться на что-то другое до тех пор, пока не износится материал. Валенки многократно подшивались. В 5 классе я себе и бабушке уже подшивал сам. Мебель в магазинах в те времена отсутствовала совсем. Её изготавливали по заказам столяры. Первым нашим заказным изделием был сундук, .который сейчас стоит в гараже. Все вещи семьи из 3-х взрослых и одного ребёнка в него входили. Он ездил с нами с 1940года. В 1949 году мама заказала буфет, .который и стоял у ней до 1974г. До 1949 года я спал с бабушкой на одной кровати валетом. Потом нам изготовили пружинный матрац, на котором я уже спал один. В комнате был ещё стол, где я делал уроки. Над ним 8 лет висела на стене картина Васнецова "Алёнушка".Ещё был маленький кухонный столик, где кушали и готовили еду. Очень часто к маме приходили люди, которым надо было написать какие-то письма и запросы в разные госучреждения. В те времена людей грамотных было мало, а из грамотных , кто мог правильно написать письмо, ещё меньше. Таких посетителей было много, особенно вскоре после войны,когда многие люди искали своих пропавших родственников на войне, а также тех кто был в оккупации. В городе было много людей эвакуированных с территорий западных республик и областей, которые успели выехать на Восток перед наступающими немецкими армиями. Часть из них после войны(большая) вернулась на родину.

11. Руководители производств города Я хочу кратко описать тех людей и их дела, которые по мнению многих старожилов, оставили о себе хорошую память.

  •  А. СУБР .Прежде всего, конечно, речь идёт о тандеме В.Н.Богатов-Б.И.Нифонтов. Первый был директором с 1941 года по 1948, вторым по счёту в истории рудника. Второй - вначале главным инженером, потом сменил его на посту директора. У Богатова навсегда в городе осталось звание - военный директор". Придя на руководство рудником в самые тяжёлые военные годы, он сумел добиться увеличения добычи руды до нужных стране объёмов. Другая сырьевая база - под Волховом, была занята немцами. Это были чрезвычайно волевые, напористые люди, которые могли добиваться поставленных целей. В памяти многих Богатов остался, как чрезвычайно подвижный человек, посещающий лично разные объекты в своём неизменном кожаном пальто. В 1948 году его забрали в Минсредмаш (атомная промышленность), и через 5 лет -в декабре 1953 года направили генеральным директором Советско-Германского акционерного общества(СГАО) "Висмут" в Германскую Демократическую Республику(ГДР), где он проработал до 1957 года. Вернувшись в Москву, он до конца работал в Первом Главном управлении Минсредмаша. Часто приезжал в Североуральск на юбилеи рудника. Крупной заслугой этих руководителей была организация скоростных проходок на руднике. Две бригады скоростников -Н.Минзарипова и И.Проничкина, стали лауреатами Сталинской премии. Кстати говоря один из их рекордов проходки в месяц одним забоем не побит до сих пор, хотя прошло уже более 50 лет и сменилось не одно поколение техники. В середине 50-х годов Нифонтов Б.И. тоже был переведён в Минсредмаш директором института "Промниипроекта", вскоре стал доктором технических наук. Одной из проблем, которыми он занимался, было надёжное захоронение ядерных отходов, а также использования ядерных взрывов в мирных целях. Позднее, в результате внутренних интриг, он ушел из этого института и работал директором Кольского филиала АН СССР. Умер он достаточно молодым. Два этих руководителя остались в истории рудника не только потому, что обладали хорошими организаторскими способностями и высоким уровнем знаний, но и потому что были Личностями в общечеловеческом плане и оставили у всех о себе хорошую память.  
  • Б. трест "Бокситстрой" .В конце 40-х годов управляющим стал Карлюков. Он приехал сюда из Норильска, где руководил крупным строительством ещё в системе МВД. Он начал широко применять шлакоблочное строительство. При нём началась застройка жилыми домами картофельного поля перед с.Петропавловское. Я знал его сына, .который учился в нашей школе на класс младше меня. Это был властный, требовательный человек. Жёсткий стиль его общения с людьми, негнущийся позвоночник перед гражданскими партийными органами в конце концов привели к конфликту с секретарями горкома партии и его перевели на работу в другую область.
  • В. Геологоразведочная экспедиция. С 1941 года и по 1972 экспедицией руководила Вера Абрамовна Ривкина. Сказать, что она обладала хорошими организаторскими способностями -это не сказать ничего. Вся экспедиция, весь коллектив в 1200 человек,вся производственная база в городе и посёлках с нуля, начиная с первого года войны создан под её непосредственным руководством. Она не имела специального образования (если не считать оконченный заочно в 50лет Миасский геологоразведочный техникум), не разбиралась в технике и технологиях геологоразведочных работ, но хорошо разбиралась в людях. Подобранные ей люди на руководящих должностях работали, как правило, по много лет. В коллективе совершенно не было кадровой чехарды. Никакие внутренние редкие конфликты не выходили наружу, а благополучно разрешались в месте возникновения. Наряду с толковыми инженерами, она иногда брала и людей, уволенных из партийных органов с несколько "подмоченной" репутацией, но и они тоже находили своё место в коллективе. Конечно, малому количеству конфликтов и их быстрому разрешению способствовала исключительно стабильная работа коллектива, а отсюда и очень высокая зарплата как у рабочих, так и ИТР. В этом неоценима роль бывшего главного инженера экспедиции Атаева Анатолия Яковлевича. Он возглавил инженерную службу в конце 40-х гг. и ушёл в 1968г. 3а этот период он совершенно коренным, просто революционным образом изменил организацию, характер, технологии ведения буровых работ - основных в экспедиции,на основе которых зиждилось финансовое благополучие коллектива. Экспедиция регулярно входила по показателям в пятёрку лучших по СССР и 63 квартала ей присуждались первые места. Роль руководителей коллектива хорошо видна на этом примере. Главного инженера сняли в 1968, начальника экспедиции заменили в 1972 году, и показатели стали "хромать", исчезла стабильность в работе. В новейших технологиях пошло быстрое отставание от передовых экспедиций, особенно от тех, кто занимался разведкой урановых месторождений. Вместо того, чтобы развивать и внедрять современные технологии,руководство пошло, как им казалось, по более лёгкому пути - уменьшению объёмов разведочного бурения, резкий рост работ, связанных с гидрогеологией (с элементами капитального строительства). Экспедиция, как геологическая организация начала деградировать и в 1994 году ликвидирована.
01.05.2013 в 17:12

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами