авторів 716
 
події 106181
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » ashkelon » Кто не слеп, тот видит - 19

Кто не слеп, тот видит - 19

27.11.1952
Санкт-Петербург, Ленинградская, Россия

После ареста Николая Алексеевича Вознесенского, члена политбюро ЦК ВКП(б), председателя Госплана и первого заместителя председателя Совета Министров СССР, и других руководящих партийных и советских работников, потребовалось найти идеологический центр, на который антипартийные заговорщики опирались в своей деятельности. Найти такой центр было нетрудно: конечно, это был Ленинградский университет, который до недавнего времени возглавлялся братом Николая Вознесенского, Александром Алексеевичем. Последовали увольнения и аресты преподавателей, студентов и аспирантов университета. Был арестован и научный руководитель Соломона Борисовича Слевича, завершившего работу над кандидатской диссертацией по политэкономии. Сам Слевич избежал ареста лишь потому, что в него, как кошка, влюбилась штатная стукачка их факультета и не внесла его фамилию в свои донесения «органам». Тем не менее, он остался без работы и, к тому же, не был допущен к защите диссертации по причине «отсутствия научного руководителя». Его принял на работу начальник ВАМУ Владимир Николаевич Кошкин, по фамилии которого острословы именовали училище «кошкиным домом».

Кошкин был не из тех людей, внешность которых располагает к симпатии. Высокого роста, всегда в строгом кителе с нашивками капитана первого ранга Севморпути, часто с прямой «капитанской» трубкой во рту, он почти никогда не улыбался, держал себя с собеседником не то чтобы надменно, но отчужденно, сохраняя дистанцию.

Мало кто знал, что Кошкин был своего рода «маленьким Шиндлером» (имя Шиндлера в Советском Союзе тогда было вовсе неизвестно). Он не только принял на работу опального еврея Слевича, но взял и отчисленную из университета с волчьим билетом по тому же «ленинградскому делу» Татьяну Ивановну Киселеву, в мягкие серые глаза которой влюбилась половина старшекурсников. В дни жесточайшего гонения на евреев после объявления об аресте «врачей-убийц» он сохранил и придирчивого к курсантам заведующего кафедрой химии Вениамина Израилевича Вульфсона, и блестящего лектора, доцента кафедры высшей математики Ефима Михайловича Полищука, и скромного ассистента кафедры морского дела Або Пинхусовича Лейкина.

Но одно не удалось Владимиру Николаевичу. Исчез любимый курсантами Сергей Сергеевич Федосеев, эрудированный и остроумный доцент кафедры марксизма-ленинизма. Говорили, что его убрали потому, что, выступая с лекцией на каком-то заводе, он сказал: «Ленинградский рабочий класс был и остается передовым отрядом рабочего класса нашей страны». Такое безответственное заявление не могло оставаться без последствий. Раньше Ленинград был городом зиновьевской оппозиции, а потом стал оплотом заговорщиков, готовивших свержение советской власти и отделение России от СССР. Не зря же Вознесенский, Попков, Родионов вознамерились сделать его столицей РСФСР!

Вместо Федосеева пришел Слизков, отставной полковник из политработников, который на первом же семинаре обвинил Левку Сухова, записного юмориста, в троцкизме.
Когда Сталин умер, Федосеев вернулся. Слизков, говорят, устроился торговать газетами в киоске на бойком месте, вблизи Елисеевского гастронома.

23.11.2012 в 02:54
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Подiї