авторів

1418
 

події

192560
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Valery_Rodos » Мелочи жизни - 2

Мелочи жизни - 2

01.10.1952
Симферополь, Крым, Россия

 Года два мой отец был без работы, но каждый погожий день он выходил в наш чекистский двор и по несколько часов играл с другими ветеранами и пенсионерами этой многославной организации в домино. Двор был хороший. Дом, в котором мы жили, трехэтажный, а другой – двух. Во дворе примитивные качели для детей и две черешни. Летом нам, детям, пацанам, позволяли их обносить. Собранное делилось на жильцов, но сборщикам, а среди них был и я, на котелок больше.

 Доминошником отец был одним из самых лучших, уважаемым. Один из его постоянных партнеров (по именам-то я знал их всех, а играли они, как и мой отец, без погон, так что звания не знаю), худенький пенсионер Володин был изумительно рыж. Руки сплошь, как сито, в мелких веснушках, все лицо, даже веки, которые часто-часто промаргивали. Сам он был суетлив, шутлив и хохотлив, а упоминаю я его одного из всех потому только, что среди дворовых пацанов шел слух, что он стрелок. Расстрельных дел мастер. Все вокруг были так или иначе пытчиками, расспросчиками, дознавателями, костоломами, и только он один делал дырочки в затылках.

 Вспоминаю – верю. И ужаса, тем не менее, он своим видом вовсе не наводил. Впрочем, как и мой отец.

 После долгого периода отцу была обещана работа. Капитанская должность. Но для этого он должен был подучиться. На связиста. И он уехал в Киев на какие-то курсы. Больше я не видел его никогда.

 Образование у него было не ясно какое. Незаконченное. Но он много читал и, когда мама решала кроссворд, он подсказывал ей все заковыристые слова. А библиотека у нас была замечательная. С книгами тогда (да и всегда) было нелегко, но у нас шкафы ломились прежде всего от полных собраний сочинений. Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Бальзак, Золя, Драйзер, Мопассан, Горький, Маяковский. Множество томов Толстого, отдельные тома другого Толстого, Алексея. Сказки «Тысяча и одна ночь» с великолепными эротичными иллюстрациями, «Путешествие Гулливера», тоже во взрослом издании, тоже с картинками, одна из самых любимых моих по жизни книг. Совершенно непристойные восточные притчи, каждая из которых начиналась с того, что халиф, хан или молодой султан, готовясь к свадьбе и бреясь, нечаянно отбривает себе свое мужское достоинство (саблей, небось, брился, шашкой махал). Я читал эти притчи, сидя на полу около шкафа, чтобы мама не застукала.

 Было несколько типографски совершенно исковерканных книг. В одной из них было много пустых страниц, по десять подряд, отдельные страницы многократно повторялись, полный кавардак. Я не мог понять, зачем у отца такая книга. Может по делу о вредительстве в полиграфическом производстве.

Много томов Зощенко. Зощенко был в тяжелой опале, но у нас дома его любили и его книги не выбрасывали. К патефону, к слову сказать, у нас было не слишком много пластинок, зато много Вертинского и Лещенко.  

Книги известного деятеля прокуратуры Льва Шейнина с дарственной надписью «На память Борису, дорогому другу и прекрасному человеку».

Мама сказала, что они с отцом вместе работали, а потом Шейнину удалось уйти в прокуратуру.

- Почему отец не ушел?

- Из органов добровольно не уходят... почти невозможно.

- Но Шейнин же вот ушел...

- У папы не было возможности.

А жаль.

Короче, уехал отец в Киев на какие-то курсы по повышению и не знаю, не могу вспомнить, что происходило раньше. Умер Сталин...

Вот, умер Сталин.

Дата публікації 26.01.2022 в 22:02

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: