авторів

1447
 

події

196772
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Georgy_Ivanishin » Записные книжки полковника Иванишина - 7

Записные книжки полковника Иванишина - 7

22.10.1905
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

22 окт[ября] 1905

 22 окт[ября] объявлен Высочайший указ Правительствующему Сенату, подписанный Государем 21 окт[ября], о даровании амнистии некоторым политическим арестованным. По указу дела о политических арестованных, не обвиняемых в насильственных действиях, по которым производились следствия, подлежали прекращению и забвению, а отбывавшим уже наказание политическим арестованным дарованы смягчения по степеням. С начала месяца /.../ заведующий арест[антскими] помещ[ениями] подпол[ковник] Веревкин[1] заболел, и комендант приказал мне исполнять его обязанности, как например: допуск арестованных к свиданиям, присутствие на них и проч[ее].

 21-го окт[ября] я был, кроме того, дежурный по крепости, и накануне нам ничего не было известно об указе. Ввиду тревожного времени спал я полуодевшись не в спальне, а в кабинете. 22 окт[ября] около 7 1/2час[ов] утра получаю записку от коменданта с приказанием присутствовать в 8 ча[сов] утра в Труб[ецком] бастионе при освобождении по указу четырех арестованных. Наскоро одеваюсь и бегу в Труб[ецкой] бастион. На квартире завед[ующего] арест[антскими] помещениями[2] нахожу помощника прокурора СПб. окр[ужного] суда Васильева и подполковника СПб. губ[ернского] жан[дармского] упр[авления]. Васильев мне заявил, что на основании данного ему приказания (при этом он показал мне бумагу) он явился сюда, чтобы привести в исполнение Высочайший указ и освободить на основании указа четырех арестованных. После исполнения формальностей арестованных по одному стали приводить в квартиру Веревкина через потайную дверь из коридора верхнего этажа Трубецкого бастиона. Первым был введен молодой человек, еврей Нухим-Меер Гальперин[3]. Объявление Васильевым ему указа об освобождении произвело на него приятное впечатление и обрадовало. За ним были введены Хана Лувищук[4], София Виленкина[5] и затем Мария Смирнова[6]. На лицах последних двух, кстати сказать, довольно тупых, ничего не отразилось, и только на лице молодой девушки Лувищук пробежала едва уловимая тень радости. Из 24 чел[овек] освобождены были 4 чел[овека][7]. /.../ Я вышел на двор Трубецкого бастиона, чтобы сделать допуск на свидание. Было около 9 или 9 1/2 ч[асов] утра. Когда я подходил к выходной калитке, то увидел, что во двор Труб[ецкого] баcт[иона] вместе с лицами, пришедшими на свидание к арестованным, были впущены деж[урным] ун[тер]-оф[ицером] четыре или пять человек неизвестных лиц. Я пошел к ним навстречу. На мой вопрос, к кому они явились на свидание, неизвестные лица властно ответили, что они присланы сюда Союзом союзов[8] и представляют из себя комиссию, на обязанности которой возложено присутствование при освобождении арестованных и затем, если нужно, снабжение деньгами, одеждой, квартирами и медицинской помощью, что среди этой "комиссии" находится один присяжный поверенный (г.Зарудный[9]), один врач, один бывший помощник председателя Петер[бургского] окружного] суда и проч[ие]. При этом они показали мне записку (печатную на пишущей машинке) Союза союзов и заявили, что им разрешено присутствование и гр[афом] Витте. Я им твердо ответил, что к присутствованию при освобождении арестованных я не имею права их допустить и не допущу, что записка Союза союзов для меня не документ, что я такого учреждения не знаю и попрошу их всех удалиться за калитку, что и было ими исполнено. Неизвестные лица заявили, что если я им не верю, то я могу снестись по телефону с графом Витте, который подтвердит свое разрешение. Я заявил, что гр[аф] Витте для меня слишком большая персона, чтобы с ним сноситься, но что у меня есть свое ближайшее начальство, приказание которого я обязан исполнять в точности. Тогда члены Союза союзов, число которых возросло человек до 10-ти (были мужчины и женщины), попросили меня дать знать помощнику прокурора Васильеву, что они его ждут на улице и желают его видеть. Просьба их была мною удовлетворена и получен ответ, что когда он выпустит всех освобожденных арестованных, то к ним выйдет. Тем временем /.../я успел сходить к коменданту и доложить об этом происшествии. Комен[дант] приказал ни под каким видом во двор Трубецкого бастиона их не впускать. Наконец стали выводить на свободу арестованных. Первым вышел Гальперин {Его ожидал родной брат, помощник присяжного поверенного. [Здесь и далее в тексте -- прим. Иванишина. -- Публ.].}. Члены Союза встретили его с восторгом, обнимали и целовали[10]. Из Васильевских ворот высыпала толпа жен и детей ун[тер]-офицеров наблюд[ательной] команды и жандармских[11] и с любопытством смотрели на эту картину. Второю вышла Лувищук, которую ожидала сестра. Она была встречена также восторженно.

 "Посмотрите на это молодое, красивое лицо, -- обратился ко мне врач "комиссии" еврейского типа, -- на нем дышит жизнь, а ее томят в мрачной тюрьме, она олицетворение жизни и может сама дать жизнь нескольким человекам. Неужели у вас при виде этой картины не навертываются слезы? У вас, наверное, есть дети, вы должны переживать и чувствовать эту минуту".

 Наконец вывели и остальных двух освобожденных женщин, и вскоре из калитки вышел товарищ прокурора Васильев. "Комиссия" во главе с Зарудным приступила к нему. Васильев остановился у калитки; лицо его было взволновано и покрылось румянцем. Зарудный обратился к нему властно, требовательно, приблизительно с такими словами: "Я, Зарудный, от имени представителей Союза союзов требую от вас, чтобы вы дали мне категорический ответ, в точности ли исполнен Высочайший указ и нет ли таких арестованных, которые по указу Государя не освобождены. На нас лежит долг успокоить общество".

 Васильев ответил, что он может говорить только о том, что сам сделал и что из Труб[ецкого] баст[иона] он освободил, согласно данного ему предписания, четырех арестованных, а в остальных местах были другие исполнители.

 "Значит, вы категорического ответа нам дать не можете, -- заметил Зарудный. -- Нам известно, что Стародворский[12] томится в заключении двадцать два года и до сих пор не освобожден. Общество не будет успокоено, оно по-прежнему в тревоге, арестованные освобождены не все!"

 При этом члены Союза союзов демонстративно повернулись и удалились из крепости. Арестованные были освобождены в 11-м часу утра. Коменд[ант] об этом происшествии] написал 24 окт[ября] завед[ующему] полит[ической] частью Д[епартамента] п[олиции] г[осподи]ну Рачковскому[13], по-видимому, чтобы припугнуть членов Союза союзов. /.../



[1] 16 Сергей Сергеевич Веревкин (1858-1906), подполковник, заведующий арестантскими помещениями Петропавловской крепости (1898-1906).

[2] 17 Квартира заведующего арестантскими помещениями Петропавловской крепости располагалась на втором этаже тюрьмы Трубецкого бастиона. В 1906-1908 в этой квартире проходили заседания военно-полевого и военно-окружного судов. В 1984 здесь открыта документальная экспозиция "Царизм в борьбе с революцией 1905-1907 годов".

[3] 18 Нухим-Меер Линович Гальперин (Ф.Г. Гойхбарг) -- социал-демократ, студент Киевского университета, член боевой дружины РСДРП.

[4] 19 Хана Шмуйловна Лувищук -- член боевой дружины РСДРП.

[5] 20 Софья Леонтьевна Виленкина -- член боевой дружины РСДРП.

[6] 21 Мария Александровна Смирнова (М.И. Янчарук) -- член боевой дружины РСДРП. Все четверо освобожденных 22 октября узника находились в Петропавловской крепости с 5 июня 1905.

[7] 22 Согласно документам, отложившимся в фонде Комендантского управления Петропавловской крепости, узников было не 24, а 23. Помимо С.Л. Виленкиной, Н.-М.Л. Гальперина, Х.Ш. Лувищук и М.А. Смирновой, в тюрьме Трубецкого бастиона на 22 октября 1905 содержались социал-демократы В.Ф. Андрушевский, Р.И. Аудер, Н.Я. Коган (Вольдемар Моссек); социалисты-революционеры СИ. Барыков, С.И. Басов (Иван Дормидонтов), Б.К. Боришанский (Подновский), К.М. Бродская (Александра Измаилович), В.К. Вольский, Я.Г. Загородный, Б.Д. Марков (Захаренко), Б.Н. Моисеенко (А.А. Никольский), А.Надеждина, Б.В. Подвицкий (Г.Ф. Запольский), Е.А. Трофимов (И.П. Сидоренко), Б.Цванцигер, В.И. Шиллеров (И.И. Жемайтис); анархист О.Таратута; ветераны революции -- шлиссельбуржец Н.П. Стародворский (см. прим. 27) и член Исполнительного Комитета "Народной воли" А.В. Якимова-Диковская, арестованная под именем СП. Милорадович за побег из ссылки (РГИА. Ф.1280. Оп.1. Д.928-930, 939, 947, 959, 1134).

[8] 23 Союз союзов -- политическое объединение профессиональных групп интеллигенции, образовавшееся в мае 1905 (Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 годах. М., 1981. С.219-245). Союз союзов играл видную роль в деятельности политического "Красного Креста".

[9] 24 Александр Сергеевич Зарудный (1863-1934) -- адвокат, защитник на политических процессах (Совета рабочих депутатов, П.П. Шмидта и др.), министр юстиции Временного правительства (23.07--25.09.1917). В 1920-х -- член Коллегии адвокатов в Ленинграде.

[10] 25 В пьесе "Манифест 17-го октября в "Петропавловке"..." Зарудный, обращаясь к освобожденным из тюрьмы Трубецкого бастиона, говорит: "Мы, представители Союза союзов, командированы в крепость, чтобы приветствовать вас и заявить, что вас ждут друзья: нанята уютная квартира, в ней для освобожденных имеются спальни, обед и ужин, и все это бесплатно. Вот вам адрес (дает карточку). На нашей обязанности снабдить неимущих товарищей деньгами и одеждой, оказать медицинскую помощь" (Иванишин Г.А. Указ. соч. С.63-64).

[11] 26 Унтер-офицеры, из которых состояла внутренняя охрана тюрьмы Трубецкого бастиона, жили с семьями на казенных квартирах в Васильевской куртине Петропавловской крепости.

[12] 27 Николай Петрович Стародворский (1863-1918) -- народоволец, участник покушения на Г.П. Судейкина, приговорен в 1887 к смертной казни, замененной вечной каторгой. После 18 лет одиночного заключения в Шлиссельбурге, в августе 1905 подал прошение о помиловании, переведен в Петропавловскую крепость и 22 октября находился в тюрьме Трубецкого бастиона. Вскоре освобожден и с этого времени был секретным агентом Петербургского охранного отделения (Гернет М.Н. История царской тюрьмы: В 5 тт. Т.З. М., 1961. С.280; Бурцев В.Л. В погоне за провокаторами. М.; Л., 1928. С. 158-220).

[13] 28 Петр Иванович Рачковский (1853-1911) -- заведующий заграничной агентурой Департамента полиции (1885-1902), руководитель политической части ДП (1905-1906).

Дата публікації 22.10.2021 в 18:55

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: