авторів

1447
 

події

196978
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Ada_Onoshkovich » Дневник Ады Оношкович-Яцыны - 16

Дневник Ады Оношкович-Яцыны - 16

09.05.1920 – 30.05.1920
Петроград (С.-Петербург), Ленинградская, Россия

 9 мая 1920 г.

 В четверг [6-го] был вечер национальных поэтов, то есть студистов. Я попала в список. И вот за большим столом, возглавляемым Гумилевым, Лозинским и Пястом, среди бесконечного количества молодых поэтов я с быстротой express'a, как бывало в гимназии, не декламирую, а болтаю "Осенним вечером" и "Beja di flor".

 Пяст, который очень язвительно поддразнивал читающих, обязательно хотел еще меня послушать и требовал повторенья. Я не повторила, но была ужасно довольна. Потом тесная компания "сливок студии" силой вернула меня в гостиную, и мы общими усилиями сочиняли длинный и страшный роман. Я чувствовала себя уже совсем как дома. Вчера Чуковский назвал "мастерским" перевод, который мы сделали с Т.Мих. Владимировой.

 

 20 мая 1920 г.

 Повышение по службе в ЦУСНАБе. Мама и Джон, два старых честолюбца, наслаждаются моим "высоким" положением.

 А в студии много интересного. То Амфитеатров, седой и похожий на Тараса Бульбу, читает своего "Ваську Буслаева", то мы сидим избранным кружком у Чуковского во "Всемирной Литературе"[1] /.../, то переводим у Лозинского, а за окнами в тополях[2] так чирикают воробьи, что мысли улетают за тридевять земель и нет сил думать о рифмах.

 Все Куны под домашним арестом, а Леонид -- на Гороховой. Через два дня арест сняли, а Леонид сидит до сих пор.

 

 25 мая 1920 г.

 В воскресенье [23-го] мы отправились с Джоном в Стрельну. Было жарко. Я сидела на полу теплушки и читала Киплинга. Джон стоял хмуро надо мной и твердил: "В первый и последний раз". Наконец приехали. Были у папы на могиле[3]. Потом выбрались в поле и через кочки и болото стали пробираться к морю. Ветер раздувал юбку, по морю бежали барашки, пахло сыростью, солью и облаками. Мы легли на сырую землю, если пирог с пшенной кашей и молчали. Но на меня напала непоседливость, и я потащила Джона к нам в ветхозаветную Кикенку[4] посмотреть на дом. Верно во сне видела я когда-то большую двухэтажную дачу со стеклянными балконами, сад с дорожками, крокетным плацем и скамейками, вишни, фарфоровые розы и полянку ландышей.

 Наяву лежала груда кирпичей, немного обрывков железа, все поросло крапивой, ледник провалился, от сарая, где жила моя коза, не осталось и следа.

 В том саду две яблони в одинаковом отчаянии простирали изломы своих ветвей к небу, роняя бледно-розовые ароматные слезы. Мы сидели на леднике, как на руинах Помпеи. Джон -- мрачный, я -- недоуменная. Было жалко: папу, маму, тетю Наташу, Джона, Ниби, еще кого-то.

 

 30 мая 1920 г.

 В четверг [27-го] в студии, с Лозинским во главе, долго и забавно фантазировали разные детали из жизни наших предков, во втором измерении. Хохотали до слез. В пятницу Чуковский в пух и прах раскритиковал мои стихи. Обругал меня "лентяйкой".



[1] Речь идет о Литературной студии при изд-ве "Всемирная литература" (Моховая ул., 36), обслуживавшей изд-во переводами.

[2] Тополя у бывш. дома Елисевых (в 1920 -- Дома Искусств, Мойка, 59) спилены в 1987.

[3] И.Ф. похоронен в Сергиевой пустыни, близ ст.Сергиево (ныне Володарская).

[4] Большая и Малая Кикенки примыкали к Стрельне и Сергиеву. Там находилась и дача -- Сергиевка.

Дата публікації 30.06.2021 в 18:11

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: