авторів

947
 

події

136848
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Vladimir_Zhestkov » Галстуки от Кардена

Галстуки от Кардена

01.04.1988 – 31.12.1998
Москва, Московская, Россия

     Все уже давно было решено, мы занимаемся светильниками -  подвесными, настенными, встроенными, да мало ли типов светильников разнообразнейших, ну и всякой установочной арматурой, розетками, выключателями, удлинителями и всем прочим, что к этой тематике относится. Жестко мы так решили, и действительно ни на какой товар мы более даже не смотрели, ну, если только что-то для себя или близких своих потребуется.

 

     Но вот наш основной поставщик всего того, что для света в доме, да и на улице тоже, требуется, Музафер, вдруг вывесил в своем магазине шелковые галстуки, да не просто шелковые, а с черной такой матерчатой этикеткой, на которой золотом вышито имя великого Кардена.

 

     - Музо, где ты взял такую прелесть? – спрашиваем мы с Ильей, а он смеется:

  

     - Места надо знать.

 

     Следует пояснить, что Музо не турок, он босняк, его родители, которые по вероисповеданию мусульмане, переехали сразу же после его рождения на постоянное жительство в Турцию. Жили они до того в Воеводине, имеется такой автономный край в Сербии, поэтому в отличие от всех его братьев и сестер, которые в Турции на свет появились, у него в паспорте местом рождения стоит город Врбас, который на его родине до сих пор здравствует. Славянская группа языков, к которой относится и сербо-хорватский, и на котором вполне естественно говорили родители Музафера, оказал позитивное влияние на овладение им русским языком. Через год после нашего знакомства он говорил достаточно чисто, вставлял, правда, иногда сербо-хорватские слова, но так даже интересней получалось. А если вспомнить, что после окончания турецкой школы, чтобы освободиться от обязательной службы в армии, Музо пять лет проработал в качестве гастарбайтера в Германии, и даже умудрился жениться там на чистокровной фрау, что значительно расширило список языков, которыми он владел, то он в наших глазах был почти полиглотом. Вот такой у нас партнер образовался в Турции, очень мы были им довольны и именно благодаря нему мы заняли свое вполне законное место в числе известных электротехнических торговых компаний на российском рынке.

 

     И тут на тебе, галстуками он решил поторговать. Илья подумал немного и мне говорит: а что тема не избитая, себе тут как-то пытался купить, в магазинах пусто, вернее лежит то, что и при советской власти лежало.

 

     - Ладно, давай, Музо, мы для пробы штук пятьдесят возьмем, но платить будем после реализации. Добро?

 

    - Хорошо, к вашему долгу еще двести пятьдесят долларов я прибавлю.

 

     На том и порешили.

 

     В Москве, после того как мы разобрались с основным товаром, Илья отвез все галстуки сразу в один новый магазин модной одежды. Он располагался на улице 25-го Октября прямо на уголочке, который к входу в метро "Площадь Революции" вел. Через неделю из магазина позвонили и попросили еще галстуков привезти, та партия закончилась. Подумали мы, подумали да решили в Стамбул вне всякого графика наведаться. Илья на 25-го Октября съездил, получил деньги за галстуки, договорился, что они в том магазине у нас сразу пару сотен выкупят по десять долларов наличными, и мы через день уже у Музо в магазине сидели, прямо из аэропорта туда приехали.

 

     - А, что Музафер, если мы у тебя этих галстуков тысячу штук возьмем, за сколько ты их нам отдашь?

 

     Музо подумал немного и говорит:

 

     - Ну, такое количество так сразу и не наберешь, сегодня к вечеру приходите, или лучше даже завтра, прямо с самого утра, тогда и поговорим.

 

     - Хорошо, если что, мы в гостинице будем. Как всегда в Gold остановились, - сказали мы и вышли из магазина, но в гостиницу не пошли, а встали за углом и начали ждать, что же дальше-то произойдет. Телефоны мобильные тогда только появляться начали, а поставить обычный в Стамбуле было, пожалуй, посложней даже, чем в Москве, поэтому, чтобы галстуки заказать, он куда-то сбегать должен. А сбегать - потому что по Стамбулу в пределах того района, где мы находились, проще пешком, чем на машине перемещаться. Все и произошло именно так, как мы предположили.

 

     Минут через пять в магазин зашел мальчик, который работал в отеле "Vrbas", помогал постояльцам вещи носить. Тут, наверное, не лишним будет отметить, что незадолго до нашего знакомства Музо купил обанкротившийся  отель и дал ему название в честь своего родного города. Но это так небольшое пояснение, давайте посмотрим, что дальше произошло.

 

     Почти сразу же, как пришел мальчик, из дверей выбежал Музафер и очень быстро направился куда-то вниз в сторону бухты Золотой рог. Отпустив его метров на сто, мы пошли следом: интересно, удастся ли нам узнать, где он эти галстуки берет.

 

     Наверное, если бы Музо пришла в голову мысль, что мы можем следить за ним, он сделал бы все совсем по-другому, но получилось так, как получилось. Минут через двадцать Музафер нырнул в обычный подъезд самого обычного пятиэтажного жилого дома. Пробыл он там не долго, прошло не более пяти минут, а он уже шел в обратном направлении. Для собственного спокойствия мы подождали с полчаса, а затем зашли в этот подъезд и начали медленно подниматься по лестнице.

 

     - И как мы будем искать ту квартиру, где деньги лежат? – ни к кому персонально не обращаясь, задал вопрос Илюха.

 

     - Посмотрим, - с оптимизмом ответил я, и в этот момент увидел на двери квартиры, расположенной в углу третьего этажа, небольшую табличку черного цвета, на которой четко виднелись золотые буковки "Pierre Kardin", и продолжил в стиле главного героя моего любимого фильма "Офицеры":

 

     - Вот видишь, посмотрели и нашли.

 

     - Да, простенько, но со вкусом, - ответил мне Илья, рассматривая табличку. Затем он протянул руку к молоточку к двери приделанному. Звон очень даже мелодичный получился, такой и спящего разбудит. Вот и тут сразу же шаги зашаркали, ну и слышимость у них, как так жить можно? Дверь открылась, на пороге стоял человек не старый еще, конечно, а просто не очень молодо выглядящий. Он вопросительно посмотрел на нас, но Илюха ему сразу на табличку на двери показал, тот улыбнулся и от двери отошел, приглашая нас этим как бы к себе в гости. Вошли - обычная квартира, только у окна машина швейная, да какая-то большущая такая стоит, а вокруг нее все обрезками шелковыми завалено, от работы мы, наверное, человека оторвали. Он стоял молча, ждал от нас инициативы. Илья огляделся, вот они. К стене прикреплено что-то типа стенда, на котором галстуки висят. Мы к стенду этому  подошли, начали галстуки рассматривать. Илья ткнул в галстуки и спросил:

 

     - How much?

 

     Турок понял, ответил нам, но мы понять его не смогли, а Илья хитрый, он сделал вид, что все прекрасно понимает, но вот поточнее узнать, мол, желает. Он блокнотик из кармана вытащил, специально для такого случая припасенный, и написал цифру, которая меня потрясла – 5 тысяч штук галстуков.

 

     - Илюш, ты что? – спросил я его тихо.

 

    А он мне ответил:

 

    - Молчи, грусть, молчи, - и добавил, - я знаю, что я делаю.

 

    Хорошо, думаю, когда человек знает, что он делает, потом еще немного подумал: а что мы теряем, мы же пять тысяч брать не будем, у нас и денег на такое количество не хватит. С собой мы захватили только долги Музо отдать, да еще пятерку баксов, за спрос же деньги не берут, узнаем и все, откажемся, а так цену будем знать, да поймем, сколько на нас Музо решил заработать. Стоим, ждем, турок думает, вон, как у него голубенькая жилка на виске играет, от таких вопросов и инфаркт схватить можно, вернее он тебя хватить может. Турок к окну подошел, куда-то на улицу посмотрел, затем видно увидел там что-то, обернулся к нам, взял из рук Ильи блокнот, написал 5000 х 0,7 = 3500, и спрашивает:

 

     - Tamam? – что по-турецки означает очень многое: это и хорошо, и согласен, и ладно, в общем, куча всего, но все положительно одобряющее.

 

     Мы ошалевшие совсем, друг на друга смотрели и ничего, ровным счетом ничего, не понимали. Ну, думали мы, Музо процентов двадцать, тридцать, да черт с ним, даже сто процентов накручивает, то есть вдвое цену увеличивает, все равно цена не может быть меньше двух с лишним долларов за штуку, а тут что-то непонятное. Так что, галстук из настоящего шелка может стоить семьдесят центов? Не верится.

 

     Илья залез в карман, достал пачку долларов, медленно так отсчитал тридцать пять стодолларовых купюр и положил их на стол, предварительно сбросив обрезки шелковой ткани. Турок деньги в руки взял, не пересчитывая, сунул их в свой карман и позвал нас в соседнюю комнату, там у него склад оказался, коробки стояли, скотчем заклеенные, и рулоны ткани лежали, но если коробок немного, то рулонами все завалено было. Турок пять коробок оттащил в сторону и нам на них показал, на каждой сверху цифра 1000 нарисована.

 

     - Неужели в такую коробку тысяча штук влезает? – Илья меня тихонько так спросил, а я только плечами в недоумении пожать смог.

 

      Хозяин видимо понял, что мы в чем-то сомневаемся, взял нож и коробку безжалостно вскрыл. Сверху еще тонкий поролон лежал, а под ним галстуки в целлофановом футлярчике таком прозрачном, и видно все, и от грязных рук предохраняет, каждый десяток лежал в большем футляре, а сотни были переложены поролоновыми прокладками. В коробке действительно лежала ровно тысяча галстуков, и все они были ярких насыщенных цветов с какими-то разводами и несимметричными хаотично разбросанными кривыми.

 

     Турок спустился с нами на улицу, помогая вытаскивать коробки, там мы только руку подняли, как сразу же рядом с нами возникло такси. Пока водитель затаскивал коробки в машину, мы пожали руку хозяину, и только уселись в машину, как он, хлопнув себя по лбу, протянул нам свою визитку, на ней было всего три слова и номер телефона: вверху было написано Ibragim, а чуть ниже в одну строчку Pierre Kardin, ну номер я, конечно, не помню, давно это было.

 

     Коробки мы сразу же отвезли в пункт приема карго, то есть отдельно следующего багажа, а потом не спеша пошли к Музо. Нам даже не хотелось думать о том, насколько же хочет нас наколоть наш друг, оба, не сговариваясь, решили подождать естественного разрешения этой не простой ситуации. Музафер сидел на своем месте, при виде нас он оживился, но затем, по-видимому, поняв, что что-то пошло не так, решил дать возможность нам самим начать этот разговор. Нам даже не надо было делать вид, что мы устали, физические и душевные силы просто покидали обоих, поэтому мы стали молча пить чай, тут же поставленный перед нами Музафером.

 

     Через пару минут Илья задал ничего не значащий вопрос:

 

     - Ну и что?

 

     Музо как-то завертелся и ответил:

 

     - Ну, по четыре с полтиной они будут.

 

     - О чем ты говоришь-то, я не понял?

 

     - О галстуках, вы же попросили цену узнать.

 

     - Не бери в голову, мы домой позвонили, а нам сказали, что всю партию, которую мы у тебя в прошлый раз взяли, нам вернули, говорят, подделка это, подпись там вышитая сильно от натуральной отличается, так что мы с этим товаром связываться больше не будем. То, за что деньги заплатили, постараемся как-нибудь распихать, тебе возвращать не будем, себе дороже, но на этом все.  Давай лучше о люстрах подумаем.

 

     Вечером в гостинице мы долго смеялись, вспоминая растеряно-непонимающее лицо нашего турецкого друга.  

 

     Дней через десять галстуки от Кардена лихо продавались во многих крупных московских магазинах, и с этого момента, стали одним из наших основных товаров. Трудно, конечно, сейчас сказать, но тысяч двадцать галстуков мы точно через границу перевезли. Разумеется рублевую цену мы немного откорректировали, не гоже столько на единице массового товара зарабатывать. А вот закончилась эта тема также стремительно, как и началась: нашелся кто-то, заваливший весь город галстуками производства Тайваня, они побольше наших оказались, а самое главное существенно красивее, у нас кривульки какие-то по шелку тонкому разбросаны, а у них и шелк поплотнее, и рисунки покруче – тигры со слонами между пальмами бродящие. Но мы на него не обиделись, и так хорошо поработали, надо и честь знать.

30.03.2020 в 19:44

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами