авторов 703
 
событий 103570
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » ninapti » 118. ИМЕТЬ ИЛИ НЕ ИМЕТЬ.

118. ИМЕТЬ ИЛИ НЕ ИМЕТЬ.

29.06.2019
Хабаровск, Хабаровский край, СССР

Сыновья Женя и Алёшка.

 Мама продолжала руководить нашей жизнью. Авторитет её в семье был по-прежнему непререкаем, но тяготиться её "рекомендациями" я стала всё больше. Опять, как восемь лет назад, меня потянуло из-под родительских крыльев.

Пожив своей семьёй, отдельно от родителей, решая постепенно бытовые и материальные задачки, я поняла, что можно прекрасно обходиться без Маминой помощи. Мало того, помощь Мамы часто оборачивалась другой стороной - нельзя было иметь собственное мнение, принимать решения без учёта её взгляда. Если мы поступали не по-её, она обижалась, переставала разговаривать и часто заканчивала такие молчанки взрывом упрёков и напоминаний о собственных жертвах и благодеяниях. Приходилось заниматься подлинной дипломатией, чтобы жить по своему усмотрению и не нарываться на эти мини- или крупные скандалы, соль которых была в уверенности, что Мама знает - "как надо", а мы идём наперекор единственно, чтобы её обидеть.

И Женя... Она без него скучала и настаивала, чтобы он был на посёлке как можно больше времени. Занятия с малышом не были системными, я не контролировала ни уход, ни его развитие... Мама, похоже, держала его даже не за внука, а за младшего сына. Я, понятно, ревновала, но сделать ничего не могла. Перестать отдавать родителям Женечку - это быть всё время в контрах с Мамой. "Отойди, ты не умеешь!" - вот как она реагировала на малейшее моё затруднение с малышом - будь то кормление, одевание, купание, лечение. И отталкивала меня, и начинала всё делать сама, а я стояла сбоку и только наблюдала, как ловко и ладно у неё получается.

Я делала попытки быть как все и самой справляться с дитём. Как-то взялась везти малыша в поликлинику за справкой, а для меня войти или сойти с автобуса с чем-то тяжёлым в руках – о! - самая настоящая проблема.

Когда инвалид спускается с высокой подножки, то первой он опускает ногу, которая не гнётся, то есть протез. На ту секунду, которая ему нужна, чтобы спустить вторую ногу и утвердиться на земле, он остаётся совсем без опоры – стоять на протезе с повисшей в воздухе второй ногой, это равносильно прыжку над широкой расщелиной: можно не рассчитать время и оказаться на её дне. Поэтому, сходя с подножки, необходимо крепко держаться руками за надёжную опору – поручни около двери, которых, к слову сказать, на наших автобусах не предусмотрено, поэтому держишься за стенки автобуса, за двери, в общем, хватаешься за всё, что находится под рукой, (и часто потом приходится искать, обо что бы вытереть вымазанные стенной грязью руки). Если же ты в руках что-то держишь, и это что-то – в несколько килограмм весом, то удержать равновесие почти невозможно. И помочь тебе редко кто может – кто-то просто не обратит внимание, у кого-то руки заняты. Ты – молодая, крепкая мама, держишь за руку малыша… Кому в голову придёт, что ты – немощная? Трость в те годы я брала в руки только по скользкому насту. А как же? Опираться на палку женщине в двадцать шесть лет – надо вовсе не иметь самолюбия, чтобы себе это позволить!

Конечно, я тогда справилась. Оба водителя автобусов туда и обратно, и пассажиры, выходящие за мною и ожидающие посадки - ждали, пока я неуклюже спущусь сама, утвержусь на земле и возьму с подножки малыша. Не добавляю тут описания условий посадки в те годы, когда на остановках скапливалось множество народа, и попасть в автобус даже крепкому человеку было очень не простым делом…

Что в это время ощущала я – знать, может быть, и не обязательно. Но я скажу: очередное унижение своим состоянием – вот что!

Попросить о помощи? В голову не приходило. У всех свои проблемы – кто-то с сумками, кто-то торопится, кто-то сам стар. Я была молода, и меня уже приучила и Мама, и жизнь – «своя ноша не тянет» - раз, и «пока можешь – справляйся сама», это два. Сейчас бы я сформулировала это так: «У каждого свой крест»…

И вот что ещё я запомнила из тех лет – помощь в таких случаях сам никто не предлагал, за исключением пьяных мужчин. Но их «помощь» уж точно была мне не нужна. И дело, думаю, не в бесчувственности, а в том, что со школы нам вдалбливалось: нужно быть стойким, гордым, не бояться трудностей, преодолевать всё самому. «Бороться и искать, найти и не сдаваться» - как говорил в каверинских «Двух капитанах» Саша Григорьев. И если в рекомендованных (и добавлю, доступных) для чтения книгах встречались судьбы людей, физически слабых, то сила их духа была, вне всяких сомнений, - наивысшая. «Повесть о настоящем человеке», «Овод», «Повесть о Зое и Шуре», «Партизан Лёня Голиков», «Улица младшего сына» - герои этих книг стойко выдерживали испытания и хвори, и даже гибли, но не жаловались и не просили помощи. А Павка Корчагин, парализованный и слепой, ещё и книги писал, и призывал «к борьбе за освобождение человечества». Что в сравнении с этими жизнями и свершениями мои заботы – свозить в больницу захворавшего двухлетнего малыша? Вот и окружающие, вероятно, полагали – не велика трудность сойти с подножки хромому, когда - вон Маресьев самолётом без ног управлял.

Конечно, эти трудности – носить малыша – временные. В четыре года ребёнок уже сам вскакивает и в автобус, и по лестницам бегает – только окликай. А с возрастом ещё и руку тебе подаст – «держись». Но вот первые три-четыре года – тут без помощи тяжело.

Когда я забеременела в первый раз, и врач из женской консультации, прочитав в истории болезни, в связи с чем я осталась без ноги, направила к онкологу, тот схватился за голову: «Вы что?! Какая беременность! Вы же рискуете жизнью. С вашим диагнозом никаких потрясений. Аборт немедленный, по медицинским показаниям…» - «Ещё чего? – возразила я. – Быть замужем и не иметь детей? Вот мысль! Так зачем мне семья из одного мужа?» Тот осадил пыл: «Ну, возможно, вы и правы». С тем и ушла.

И со вторым повторилось– «Зачем тебе (вам) второй ребёнок? Один есть, что ещё надо?»

Ага! Смешные люди!..

Поэтому – в последнюю очередь при решении «иметь или не иметь» детей меня могли остановить предстоящие трудности. «Вырастим!» - вот что было сказано на возглас врача-акушера: «Что вы с таким маленьким будете делать», когда я уходила из роддома со вторым – Алёшкой.

Опубликовано 21.01.2017 в 09:01
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События