авторов 703
 
событий 103570
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » ninapti » 110. ОЛЬГА ПЕТРОВНА

110. ОЛЬГА ПЕТРОВНА

29.06.2019
Хабаровск, Хабаровский край, СССР

Кадр из фильма "Мужчина и женщина"

 Так как летнего отпуска в первый год работы мне еще не полагалось, то я работала секретарем в приемной комиссии. Тогда-то я и сдружилась с удивительно обаятельной женщиной  Ольгой с кафедры математики. Это была милая, тоненькая, высокая, темноволосая женщина с улыбающимися всегда глазами и чудными ямочками на смуглых щеках; лет на 5 пять старше меня, замужем и уже воспитывала троих сыновей. На этом основании я чувствовала к ней некоторую почтительность и звала по имени-отчеству. Но и она меня полюбила и часто простодушно выражала знаки восхищения - то моей прической, то собственноручно сшитым платьем. (Правда, мне казалось, что она просто очень добра: и прическа - ничего особенного, просто распущенные по плечам волосы, и платье – обыкновенное. Она же: «Ой, как мне нравится!» и улыбается ямочками).

В то время вышел на экраны фильм Лелюша «Мужчина и женщина». Он совершенно не вписывался в кинематографические рамки, к которым мы привыкли: чуть ли не впервые со времён трофейных фильмов мы увидали жизнь «за бугром». Я не помню, чтобы до этого фильма видела что-то подобное: обычную жизнь иностранцев из буржуазной страны, любовь двух простых французов, музыка, первые эротические сцены, показанные на широком экране.

В конце сороковых годов было нашествие трофейных зарубежных фильмов. Тогда ограничений по возрасту не существовало, и мы смотрели подряд и "Даму с камелиями", и "Тарзана", и "Большой вальс"... Потом - в пятидесятые - экраны заполонили фильмы индийские - Радж Капур и Наргис собирали толпы зрителей в клубы. Но эти фильмы напоминали сказки - так они были наполнены прямолинейной борьбой зла и добра.

В конце шестидесятых если и шел на наших экранах зарубежный фильм, то был он из одной из стран демократии: Польши, Румынии, Венгрии, ГДР... Иногда показывали албанские или югославские фильмы. Но даже и они были – как «окно в Европу», потому что, видно было, насколько жизнь в тех странах была благоустроеннее нашей.

Однако фильмы из «братских социалистических стран» мало отличались от наших, а часто и уступали нашим по художественным достоинствам. А вот чем они определённо нравились – так это интерьерами квартир, чистыми улицами зарубежных городов да одеждой героев. Сюжеты же их были, как правило, комедийные или мелодраматичные. Выделялись разве что фильмы о войне или исторические, костюмированные. Фильмы же из «капстран» до нашей глубинки доходили редко да и были не о современности, а вроде «Леди Гамильтон» с Вивьен Ли или музыкальные, как «Возраст любви» с Лолитой Торрес.

В «Мужчине и женщине» ощущался совершенно другой уровень. Я не могла передать – что же его отличало от до сих пор виденного, но мне определённо понравились необычные фронтальные съемки, общая цветовая коричневато-розоватая гамма картины, артисты – не экзальтированные, не глупые, не мучающиеся вопросами общественной пользы. История двух влюблённых горожан, неуверенных в своих чувствах и ищущих взаимопонимания, сдержанная и в то же время откровенная игра Анук Эме и её партнёра (Жан-ЛуиТрентиньян)… В общем, разговоров об этом фильме было много. И Ольга Петровна, слушая мои восхищенные комментарии о фильме, вдруг спросила: «Нина, вы сколько раз видели этот фильм?» - «Один», - ответила я и споткнулась: а правда, мне за раз удалось схватить довольно много особенностей, о которых никто больше не говорил. Я тогда почувствовала удовольствие от её вопроса и своего ответа.

Ольга как бы раскрывала мне меня самое; благодаря ей я стала нащупывать под ногами почву, которую было стала терять, окунувшись в самостоятельную жизнь, стала вновь обретать уверенность в себе, было потерянную в окружении равнодушных ко мне кафедралов и собственной семьи.

Тогда я не понимала, что моя неуверенность взращивалась отсутствием людей, которые были бы мне откровенно рады. Размолвка с родителями, вызванная тем, что мне было отказано жить в родительском доме, явное охлаждение Исая, отдалённость задушевной подруги – (ещё в школе задружились мы с одноклассницей Светой, да так, что и даже когда её семья уехала на юг Сибири, мы остались самыми близкими по духу друг другу, и у меня уже не было ни с кем такой дружбы-любви) – одним словом, начав самостоятельную взрослую жизнь, я очутилась в среде, где было явно не достаточно тепла, интереса, дружелюбия. Было ощущение, что до меня никому нет дела, что я нужна мужу только для ухода за ним и домом. Даже Женечка во мне не нуждался – Мама использовала любую возможность придержать его у себя. Возможно, она считала, что так облегчает мне жизнь. Да, облегчала. Да только вот я не прирастала к сыну…

(И так-то, прочтя в детстве Ефремовскую "Туманность Андромеды", я считала, что рождение детей - единственная обязанность женщины перед обществом. А вот воспитанием лучше бы заниматься государству. Женщина же имеет полные права получить образование и быть полезной обществу, как труженик. Эта установка, конечно, диссонировала с тем, что я видела вокруг, да и слишком далеко было до того светлого будущего и общества, что были описаны в фантастическом романе. Но всё же в голове эта заноза торчала - я, золотая медалистка, специалист с вузовским образованием, должна жить жизнью полуграмотной Мамы? Рожать и воспитывать детей, ублажать мужа, все дни крутиться на кухне? И моя общественная польза - это восьмичасовое пребывание на службе? Ну уж нет! Дети от меня никуда не уйдут. Сначала - быть полезной людям, а потом уже - собственным детям.

Что поделаешь! Такой я выросла - дубовой отличницей, не имеющей никакого представления о реальном положении вещей).

...Но наша дружба с Ольгой Петровной была недолгой. Она уехала в Ленинград на стажировку и там осталась - поступила в аспирантуру. Наша переписка заглохла, почти не начавшись. Виновата была я: перед Ольгиным отъездом я сделала ей заказ на какую-то ерунду, чулки, может быть, или туфли - не помню. Тогда было принято делать заказы ехавшим в наши столицы: эти города гораздо лучше снабжались, и чего нельзя было купить в глубинке - везли из столиц, поэтому вырваться туда в командировку считалось большой удачей. Ольга уезжала на пару недель, а когда не вернулась в назначенный день, я стала ее разыскивать, и меня спросил сотрудник ее кафедры - почему я так упорно ее добиваюсь. Я поведала ему, что дала Ольге некую сумму, а теперь вот не знаю, как мне вернуть деньги. Вероятно, Ольге это как-то передали, деньги мне вернули, но писем я от нее ни одного не получила. Похоже, она обиделась, а я долго чувствовала огромную неловкость от своего дурацкого поступка и ненужного посвящения постороннего в наши взаимоотношения.

Для меня всегда было сложно входить в материальные отношения с друзьями: вечная собственная финансовая несостоятельность, привычка экономить распространялась и на окружение, не хотелось никому быть должной, но и раз кому сама одолжила, то возврат ждала своевременный. Годы прошли, пока я избавилась от этого жлобства. Но несколько хороших друзей из-за этой своей черты успела потерять.

Опубликовано 13.01.2017 в 08:37
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События