авторов 706
 
событий 103671
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Lyudmila_Osipova » Мое блокадное детство - 17

Мое блокадное детство - 17

01.02.1943 – 28.02.1943
Санкт-Петербург, Ленинградская, Россия

В феврале в класс пришла Гита Моисеевна и сказала, что наши шефы, чекисты, будут праздновать день Красной Армии и приглашают к себе школьников. От каждого класса надо выбрать по одному человеку, наверно, придется там выступить, рассказать стихотворение, спеть.
-Кого вы предлагаете? - спросила она.
- Люсю Шестакову,- закричали ребята.
- А как она учится?
 Учительница сказала, что я плохо успеваю по арифметике. Я обиженно подумала:
- Могла бы и промолчать.
Гита Моисеевна улыбнулась:
- Ничего она исправится. Правда ведь, Люся?
 Я благодарно кивнула ей головой.
В морозный ветреный день я с группой школьников и пионервожатой Галей отправилась в «Большой» дом (так его тогда называли ленинградцы). Внушительное монолитное здание находилось в конце Литейного проспекта около Невы. Мы вошли в него с бокового входа. Нас уже там ждали. В помещении было тепло, горел яркий электрический свет. Дежурный офицер встретил нас и отвел в гардероб, мы поднялись по лестнице наверх. «А теперь ребята, - сказал он, – пойдем ужинать». Он привел нас в просторную столовую и мы сели за столы. В столовой ужинал только один пожилой полноватый военный. Когда он встал, молодая полная официантка взяла со стола тарелки и положила себе в рот оставшийся кусочек хлеба. «Наверно, она относит свой обед родственникам, а сама питается остатками», - подумала я. Чекисты, которых мы видели, выглядели нормальными, здоровыми людьми, видно было, что они не голодали и питались гораздо лучше ленинградских жителей. Нас накормили поистине царским ужином: дали по три кусочка белого пшеничного хлеба, румяный поджаренный омлет, молочную пшенную кашу со сливочным маслом, сладкий чай, маленький пакетик печенья и настоящий шоколадный батончик. С каким удовольствием я это все съела и только оставила батончик, чтобы принести домой. Сытые и довольные, мы вышли из столовой и прошли мимо зрительного зала, заполненного военными.
Нас привели в комнаты за сценой, где расположились артисты. После торжественной части должен был состояться концерт. На стуле сидел народный артист, орденоносец Николай Черкасов, которого мы все любили и знали по фильмам «Депутат Балтики», «Александр Невский», «Петр 1», «Дети капитана Гранта», где он играл Паганеля. Николаю Константиновичу было в то время лет сорок. Высокий, худощавый, с орденом Ленина на груди, он встретил нас с улыбкой, и ребята плотно окружили его. Я постеснялась и стояла сбоку, разглядывая его орден, который видела впервые. Ребята наперебой что-то спрашивали Черкасова, он отвечал, все смеялись и так расшумелись, что артисты стали нас утихомиривать. Многих артистов я не знала, кроме солистки театра Музыкальной комедии Лидии Колесниковой. Белокурая, с ослепительной жемчужной улыбкой, она пудрила лицо и разговаривала с какой-то женщиной. После торжественной части мы вошли в зал и сели в первом ряду, слева от сцены. Ведущий вечера сказал: «Нас пришли приветствовать пионеры». Под аплодисменты мы поднялись, стали лицом к залу, и мальчик из пятого класса прочитал поздравление с праздником и здравицу в честь организатора всех наших побед товарища Сталина, а мы хором повторили: «Великому Сталину, Красной Армии слава, слава, слава!» Начался концерт. Николай Черкасов и актер Чесноков разыгрывали сцену, где простоватый деревенский пастух (Черкасов) дурачил немецкого офицера и не говорил ему, где в лесу прячутся партизаны. Выступали другие артисты, серебряным голосом пела очаровательная Лидия Колесникова, и ее долго не отпускали.
Был поздний вечер, еще до окончания концерта, между номерами нас вывели из зала. Радостные, полные впечатлений мы возвращались домой, наперебой вспоминая Николая Черкасова и чудесный ужин. Младших детей проводили старшеклассники, а меня довела до дома пионервожатая Галя. Мама ждала меня и не ложилась спать. Я подробно рассказала ей обо всем и положила на стол шоколадный батончик. «Доченька, ты много и хорошо поела. А этот батончик должная съесть я». Мне стало ужасно стыдно, что я не подумала о маме: не принесла ей ни кусочка белого хлеба, ни печенья и думала батончик оставить для себя. И я покорно ответила: «Конечно, мама, бери его».

Опубликовано 24.05.2014 в 09:12
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События