авторов

1418
 

событий

192555
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » shura6 » Моя карьера

Моя карьера

04.09.2018
Москва, Московская, Россия

Моя карьера

 

Обычно все мемуаристы приукрашивают свою жизнь и деятельность.  Если это и есть в моих мемуарах, то совсем немного. По крайней мере, те читатели, что были лично знакомы со мной за долгие годы жизни, подтвердят это.  Воспоминания о жизни уже несколько лет назад написаны, опубликованы на страницах литературного сайта Проза.ру  под названием «Воспоминания дальневосточника». Но, как обычно, они написаны достаточно конспективно, и все равно получились довольно большими.  А сейчас я стараюсь написать более развернуто о том, что случилось в моей жизни.  И хорошее, и плохое.  И сегодня речь пойдет о том, как сложилась моя карьера после окончания медицинского института.

 

Я уже писал, что стал врачом совершенно случайно. В школе я мало думал о своем будущем, сосредоточившись на учебе и спорте. И даже думал, что пойду поступать на факультет физвоспитания Хабаровского педагогического института.  Но потом родители отговорили меня от этого. Сами были учителями и знали, что труд учителя очень тяжел и не всегда благодарен. Идти на инженерные специальности мне не хотелось, оставался в Хабаровске лишь один институт – медицинский. Конкурс в тот год был очень большой – 8 человек на место, а когда после первого экзамена автоматом получили звания студентов школьные «отличники», увеличился до 11 человек.  Но мне удалось получить пятерки по всем предметам, в том числе и за сочинение. Написал удалось, но это не так. Все мои пятерки были заслуженные, никакого блата у сельского выпускника не было, кроме отличных оценок по большинству предметов в «аттестате зрелости», лишь три четверки, остальные пятерки.  Да и то две четверки не совсем соответствовали моим знаниям, я знал химию на «отлично», а за два последних сочинения в школе мне ставили 4 за грамматику, и 5 за изложения материала.  Думаю, программу по литературе за 11 класс я знал на «отлично».

 

Я очень мало знал о профессии врача, но за годы учебы в институте мои знания расширились. Но я так и не склонился к какой-то специальности, которой хотел бы посвятить свою жизнь и карьеру.  И поэтому для меня спасением оказалось распределение на военно-морскую службу.  А вот служить на подводную лодку я попросился сам, ибо моряки-подводники были именно тем контингентом, кто хорошо проявил себя в годы Великой Отечественной войны, наряду с морскими десантниками.  Да и в годы «холодной войны» они были в передовом  эшелоне.

 

Служба на подводной лодке была для вчерашнего студента хорошей жизненной школой.  Для того, чтобы погрузиться в морские пучины, надо немалое мужество и уверенность в своих силах,  в надежности техники. Тем более что я служил  во времена «горячей войны» между США и Вьетнамом.  И хотя официально мы не участвовали в ней,  наши подводные лодки несли боевую службу вблизи берегов Вьетнама.  Прошел через такую боевую службу и экипаж нашей субмарины.  Служба у меня шла. Я не употреблял алкоголь  вообще в те годы, и поэтому на фоне многих молодых офицеров выглядел предпочтительно. Первым среди прибывших в нашу эскадру молодых офицеров получил допуск к самостоятельному управлению боевой службой.  За годы службы значительно выросли мои знания политической ситуации в стране и за рубежом, так как я проводил политзанятия среди личного состава, а с пропагандистами была организована учеба на уровне Политуправления флота.  Комсомольцы  лодки выбрали меня секретарем ВЛКСМ, а  коммунисты приняли в ряды КПСС.  И если бы мне предложили более высокую должность, чем майорская, я бы остался в кадрах, что мне неоднократно предлагали сделать.

 

После увольнения в запас встал вопрос – куда пойти работать и кем. Лечебные специальности меня не привлекали.  Оставалась только рентгенология, ибо все другие диагностические методы делали только первые шаги.  Я имел контакты с главным рентгенологом Хабаровского края профессором Розмарином, и во многом благодаря ему я оказался не только рентгенологом, но и попал на работу в городскую клиническую больницу № 11 города Хабаровска.  И это было тем счастливым случаем, которому я остаюсь благодарен по сию пору.

 

Городская больница № 11 располагалась в Индустриальном районе города среди многочисленных промышленных предприятий, контингент лечившихся в ней был самый разнообразный, но преимущественно рабочий люд.  А у таких больных каких только заболеваний не бывает, и это стало прекрасной школой для молодого врача-рентгенолога. Тем более что и мой наставник, Людмила Станиславовна Лазаркевич, была очень грамотным, высококвалифицированным специалистом, и я многому у неё научился.  Обладая хорошей зрительной памятью и пространственным воображением, я быстро рос в профессиональном отношении. Рентгенология оказалась именно той специальностью, к которой у меня были врожденные способности.  Ну, а дальше так складывались обстоятельства, что я не потерял интереса к своей работе долгие годы.  Посудите сами.

 

Через пять лет после моего прихода в больницу, когда я уже стал неплохим специалистом, уходит с заведования Лазаркевич, и меня назначают заведующим отделением, а это новые вызовы и новая учеба.   К этому времени я уже несколько лет был парторгом больницы,  даже получал приглашение стать главным врачом городской клинической больницы № 10 в том же Хабаровске.  Так что вполне подходящая кандидатура, тем более я уже неоднократно исполнял обязанности  заведующего на время отпуска Лазаркевич.  А через полгода новая счастливая случайность – меня направляют на курсы  повышения квалификации, где я знакомлюсь с профессором Юрием Николаевичем  Соколовым, главным  рентгенологом Советского Союза,  и затем слушаю очень содержательную лекцию главного специалиста по рентгенологии  Министерства здравоохранения СССР Васильева.  Именно он открыл мне глаза, как должна проводиться организация работы всей рентгеновской службы больниц и поликлиник. До него ничего подобного я не слышал.  К тому же он назвал номера приказов Минздрава СССР, которыми следует руководствоваться в своей деятельности заведующего отделением.

 

Я вернулся из Москвы в Хабаровск полный новых знаний и планов.  Поделился ими со своим главным врачом Людмилой Николаевной Яковлевой, и получил от неё поддержку. Поехал в краевой отдел здравоохранения, нашел все нужные мне приказы,  переписал их в отдельную тетрадь, и начал реорганизовывать работу рентгеновских кабинетов в своей больнице. Для начала  взял под свое начало все рентгеновские и флюорографические кабинеты стационара и трех поликлиник, травмпункта, которые ранее подчинялись заведующим поликлиниками.  В состав отделения ввел штаты и эндоскопистов, тем более что эндоскопией занимались врачи-рентгенологи по совместительству.  Я прочитал об этом опыте в медицинском журнале, где профессор Портной из МОНИКИ делился им.

 

Образовалось отделение в составе 42 сотрудников, из них 12 врачей.  Обновил все должностные инструкции в соответствии с приказами МЗ СССР,  организовал регулярные занятия по специальности среди врачей и рентгенлаборантов.  Я обязал, чтобы все интересные или сложные в диагностическом плане  наблюдения доводились до всех врачей на этих занятиях. Через некоторое время провел конкурс на звание лучший по профессии среди молодых врачей и лаборантов.  Учитывая, что среди 12 врачей лишь двое были пенсионного возраста, предложил врачам раз в полтора-два месяца ходить всем вместе в ресторан, и это мое предложение было с энтузиазмом поддержано. В ресторане в приватной обстановке мы узнавали лучше друг друга, становились дружнее.  Наше отделение стало лучшим среди рентгеновских отделений города, а через год было признано победителем социалистического соревнования среди отделений всего края.

 

Считаю, что я был неплохим диагностом заболеваний сердца, легких, желудочно-кишечного тракта, несколько хуже знал патологию костно-суставной системы. Но в этом случае диагностика представляла анализ рентгенограмм, и всегда об этой патологии  можно было почитать в монографиях ведущих  рентгенологов страны, в первую очередь Рейнберга.  А вот в плане организации рентгеновской службы я стал на голову выше других заведующих отделениями. Так что ничего удивительного не было в том, что меня назначили главным внештатным рентгенологом города Хабаровска.  Это потребовало от меня новых усилий, нужно было ездить по больницам и поликлиникам,  изучать их опыт и внедрять то, что положительного было наработано в нашем отделении.  Интересная работа продолжалась. Если до этого я занимался анализом показателей работы рентгеновских кабинетов своего отделения, то сейчас стал это делать в разрезе всех отделений и кабинетов города. И это дало повод  для размышлений, а потом к  написанию организационного приказа по отделу здравоохранения Хабаровского горисполкома. Это был мой первый опыт написания такого рода документа.

 

В этой работе незаметно пролетело 4 года. Я получил высшую квалификационную категорию врача-рентгенолога, и вскоре приглашение на должность  главного рентгено-радиолога края, уже штатную, которая наряду с должностями главных хирурга, терапевта, педиатра и акушер-гинеколога существовала с 1958 года, но в Хабаровском крае была вакантной долгие годы.  Я дал согласие на это приглашение, и в скором времени у меня появился отдельный служебный кабинет в краевой больнице.  Правда, небольшой, но зачем мне были нужны хоромы? Вскоре я организовал рентгено-радиологическое отделение со своим штатом, который был намного меньше, чем в 11-й больнице,  всего 8 человек.  Хотя штатных должностей было больше -  14, что в последствии позволило организовать бригадный подряд.  Наше отделение стало первым в крае, кто начал работать  по новой форме организации работы. Нагрузка на персонал увеличилась, мы стали очень часто выезжать в командировки.

 

Еще с первых дней работы в новой должности я поставил перед собой задачи посетить,  увидеть своими глазами все рентгеновские кабинеты лечебно-профилактических кабинетов края, узнать, чем дышат работающие в них врачи. Это была амбициозная задача, ведь Хабаровский край по площади свыше 800 тысяч квадратных километров превышал площадь  Германии, Польши и Чехии вместе взятых, а расстояние с севера на юг было почти 2 тысячи километров.  Но я с ней справился за те полтора года, что проработал главным рентгенологом края.  В некоторых городах и районах края я за это время бывал неоднократно, так как примерно половину своего рабочего времени проводил в командировках по краю. Это позволило познакомиться не только с персоналом рентгеновских отделений, но и с самими лечебно-профилактическими учреждениями, и  с их руководителями.  Впервые в крае появился специалист по рентгенологии, который помогал не только в сложных случаях диагностики, но и в организации работы рентгеновских кабинетов.

 

Считаю  своей заслугой и то, что сумел организовать на базе Хабаровского медицинского училища курсы повышения квалификации рентгенлаборантов. На них вели занятия ведущие врачи-рентгенологи края.  И теперь рентгенлаборанты после окончания курсов повышения квалификации на законных основаниях могли получать квалификационные категории.

 

Всегда в своей работе стремился проводить анализ. Это является непременным элементом любого управленческого действия. Анализ работы позволяет выявлять недостатки, узкие места, и в дальнейшей работе планировать их устранение. Но официальная статистика не позволяла проводить углубленный анализ деятельности рентгеновской службы  больницы или целого района, города.  Как известно, врачи-рентгенологи проводят все исследования по направлениям от лечащих врачей, выполняют их заказ.  И объем работы кабинетов зависит от количества врачей.  Я решил провести анализ обеспеченности врачами клинических специальностей (терапевтов, хирургов, невропатологов и т.д.) в районах Хабаровского края, и сравнить их с количеством врачей-рентгенологов,  объемом их работы.  И у меня получились интересные данные, которые заставили задуматься не только меня, но и организаторов здравоохранения.  Приведу один пример.

 

В 80-е годы прошлого века в Хабаровском крае было три района с примерно одинаковым количеством населения в пределах 55 тысяч человек.  Но количество врачей в Николаевском районе было примерно в два раза больше, чем в Совгаванском районе, и в три раза больше, чем в Ванинском.  Получается, что доступность населения в получении медицинской помощи самая высокая в Николаевском районе и самая низкая в Ванинском. Почему так произошло? Стал разбираться со статистиками, другими специалистами, и вот что выяснилось.  Николаевск-на-Амуре когда-то был столицей Нижне-амурской области, и штаты его медицинских учреждений  рассчитывались по приказу для областных, краевых учреждений, т.е. штатных единиц было много. Штаты ЛПУ города Советская Гавань рассчитывались по другому приказу, а в Ванинском, чей районный центр является не городом, а поселком городского типа, по третьему.  И мне ругать своих врачей-рентгенологов за небольшую нагрузку на кабинеты нельзя,  просто в Ванинском районе меньше  лечащих врачей, а рентгенологи зависят от их направлений.  Недаром народная мудрость гласит, что все познается в сравнении. Так что не все  так просто в любом аналитическом материале, требуется разбираться в статистике с разных сторон. Сразу скажу, мне это удавалось, и на этой должности, и в дальнейшем.  Все многочисленные показатели работы рентгеновской службы края сводил в таблицы, и одна стена моего служебного кабинета была увешана стендами с таблицами,  это было очень наглядно.

 

Еще одно новшество касалось получения квалификации врачами-рентгенологами.  Я на основании всех имеющихся регламентирующих документов  по нашей службе разработал критерии, по достижении которых врач-рентгенолог мог претендовать на ту или иную категорию, а не только по стажу работы.  Зачастую врач, проработавший 20 лет, знал и умел меньше врача, который имел стаж  вдвое меньше, но первый имел большую зарплату только потому, что больше стаж. А доплаты  за врачебную категорию позволяли хорошему врачу не только получать больше, но и пользоваться большим авторитетом среди коллег.  Все эти критерии были утверждены председателем краевой аттестационной комиссии, и учитывались при присвоении той или иной категории.

 

Еще с первых лет работы врачом-рентгенологом я убедился в полезности участия врачей в заседаниях научного общества.  Став более квалифицированным врачом,  начал выступать с сообщениями об интересных случаях диагностики редких заболеваний.  Для того, чтобы выступить на заседании научного общества, где тебе будут задавать вопросы опытные коллеги, приходилось читать  специальную литературу, и подбирать самые информативные рентгенограммы.  Все это способствовало повышению знаний по рентгенологии. Ведь коллеги могли дать оценку, насколько ты компетентен в своей специальности.  Поэтому я, став главным рентгенологом края и членом краевой аттестационной комиссии, предложил всем врачам, которые претендуют на высшую квалификационную категорию, подготовить сообщение на заседании краевого научного общества.  И потом, на заседании краевой аттестационной комиссии, мог с полным основанием рекомендовать ту или иную категорию, опираясь и на мнение своих коллег.  Кроме заседаний научного общества рентгенологов в Хабаровске, они стали проводиться в городе Комсомольске-на-Амуре, куда съезжались врачи-рентгенологи самого города, районов Амурского, Солнечного, Комсомольского.  Также появился филиал общества в городе Биробиджане с участием всех рентгенологов Еврейской  автономной области.  Это не требовало больших затрат, между районными центрами регулярно ходили автобусы, а оплата билетов компенсировалась из кассы лечебных учреждений.  На заседаниях филиалов научного общества выступали и рентгенологи из краевого центра со своими сообщениями.  Авторитет научного общества возрос.

 

К этому времени я был уже не только членом Правления краевого научного общества рентгенологов, но и членом Правления республиканского общества, участвовал в работе Всесоюзного съезда в городе Таллинне, а также в заседаниях Правления республиканского научного общества в городах Смоленске и Йошкар-Оле.  Был знаком со всеми ведущими рентгенологами Советского Союза – Розенштраухом,  Соколовым, Портным, Шотемором, Власовым, Щербатенко и другими.  Свой опыт я стал передавать на курсах первичной специализации медицинского института, где вел практические занятия с курсантами, которые только еще хотели стать рентгенологами.  Имея большой личный архив рентгенограмм, я на своих собственных примерах показывал возможности рентгенологии как диагностической дисциплины, одной из ведущей в медицине, хотя и эндоскопия, и ультразвук уже поджимали нас.  Но впереди были еще долгие годы, когда  рентгенология потеснится, её  станут меньше ценить как диагностический метод.

 

Так что я как рентгенолог забрался на вершину карьерной лестницы, хотя не очень к этому стремился. Просто честно делал свою работу, которую замечало начальство, и двигало меня по карьерной лестнице.  Но жизнь приготовила для меня сюрприз. После проверки рентгеновской службы края главным рентгенологом РСФСР профессором Власовым,  который выразил своё удовлетворение состоянием службы, и моей работой лично, я получил неожиданное предложение от заведующего отделом здравоохранения крайисполкома Анатолий Ивановича Вялкова стать его заместителем, и отвечать за оказание медицинской помощи взрослому населению.  Но я уже писал о том, как уговаривал меня  мой институтский товарищ стать своим коллегой по руководству отраслью в Хабаровском крае.  Я уже писал и о том, как долго сомневался, размышлял, какие аргументы приводил я,  и что мне говорил Вялков, не буду повторяться.  Но вот еще об одном аргументе сейчас пишу впервые.

 

Есть русская народная пословица, что вначале человек работает на свой авторитет, а потом авторитет работает на него.  Я был на вершине карьеры врача-рентгенолога, меня ценили клинические работники, включая профессуру медицинского института, уважали коллеги, врачи-рентгенологи, был на хорошем счету у начальства.  Казалось, что еще желать? Живи себе спокойно, тем более что работа по бригадному подряду в моем отделении позволяла получать очень хорошие по хабаровским меркам деньги – свыше 700 рублей.  Но мне всего 40 лет, и многое еще впереди, и жить в таком щадящем режиме до пенсии показалось не для меня. И,  в конце концов,  я согласился перейти на работу в отдел здравоохранения крайисполкома. И хотя я «попал из огня да в полымя», но это дало такой толчок интереса к своей работе, что до ухода на пенсию я был благодарен, что много лет проработал в органе управления здравоохранением региона. Причем такого сложного, как Хабаровский край.  Каждый день на работе мне приходилось решать какие-то вопросы, разруливать проблемы, кому-то что-то доказывать, убеждать, отчитываться. Ни одной свободной минуты не только за весь рабочий день, но и после него. Часто я работал по 12-14 часов в сутки, включая все субботние дни, а иногда прихватывая и воскресенья. Один из моих рабочих дней описан в рассказе "Один день Ивана Даниловича".  Внедрение работы по новому хозяйственному механизму, потом обязательное медицинское страхование требовало совершенно новых форм организации работы нашей конторы, я отвечал за это как первый заместитель начальника.

 

Именно во время работы в органе управления здравоохранения края, которые за эти годы успело быть и управлением здравоохранения администрации края, и департаментом здравоохранения, и краевым министерством здравоохранения, я прошел несколько циклов повышения квалификации. Вначале был на цикле «Резерв руководящих кадров Минздрава СССР» в центральном институте повышения квалификации в Москве, где у нас была полумесячная стажировка в самом Министерстве. Потом  на цикле «Японский менеджмент»  в институте РНР города Токио,  на  выездном цикле Калифорнийского Университета «Управление проектами», имею соответствующие  дипломы.  Позже учился и в  Хабаровском институте  повышении квалификации работников здравоохранения, где получил  сертификат по организации здравоохранения и социальной гигиене.  Так что в полной мере выполнял народную мудрость, которая гласит – век живи, век учись.

 

Мне пришлось с нуля возглавить   работу нового подразделения департамента здравоохранения края – отдела организации обеспечения лекарственными средствами и медицинской техники всех лечебно-профилактических учреждений края.  Все это давало  неоценимый опыт работы, что все последующие должности  не ставили передо мной каких-нибудь невыполнимых задач.  И работа директора частной компании «Дальхимстекло»,  и потом директора многопрофильной городской больницы в сибирском городе Нефтеюганске были мне знакомы, хотя на последней должности мне пришлось как-бы вернуться в свое далекое прошлое – в городскую больницу № 11 города Хабаровска.  Вспомнить, как я был там парторгом и помогал главному врачу рационально организовывать работу больницы.

 

За несколько месяцев до моего приезда в Нефтеюганск вышел приказ Минздрава России о внесении в штатное расписание  больниц 1-й и 2-й категории должности директора больницы вместо должности заместителя главного врача по административно-хозяйственной части. Городская больница в Нефтеюганске была первой категории – стационар на 900 коек, четыре поликлиники, женская консультация с общим числом  свыше 2,5 тысячи сотрудников. Мне пришлось разрабатывать должностную инструкцию с учетом того, что мой опыт, сертификат и высшая категория по организации здравоохранения значительно расширили мои обязанности, помимо руководства хозяйственными подразделениями больницы.  Я стал и первым заместителем главного врача.  И мне снова стало интересно заниматься этими делами, тем более что обслуживания больницы, все ремонтные работы осуществлялись сторонними организациями – победителями конкурсов.  Одни занимались уборкой территории, другие осуществляли сантехнические работы, другие  обслуживали электрику, кислородную станцию, пожарную сигнализацию.  Строительные организации осуществляли ремонт зданий и сооружений больницы,  в это же время осуществлялось строительство двух поликлиник и обеспечение их необходимым оборудованием. И контроль за всем этим осуществлялся директором больницы.  Так что мне снова пришлось работать больше, чем полагалось по графику.  Хорошо, что мне был выделен автомобиль, правда, без водителя, и я имел возможность успевать везде, ведь помимо стационара в нескольких отдельно стоящих корпусах, были четыре отдельных зданий поликлиник, женской консультации, врачебной амбулатории и трех филиалов поликлиник в жилых массивах города на 100 тысяч жителей.  Эта работа мне по-прежнему нравилась,  я с удовольствием ходил на неё, отдавался работе с молодым энтузиазмом.

 

Сейчас, когда я оглядываюсь назад, на прожитые годы, прихожу к выводу, что могу считать себя счастливым человеком. По крайней мере, всю жизнь занимался делом, которое мне нравилось.  Хобби и работа совпали в моем случае.  Считаю, что своей работой приносил пользу людям. Правильные диагнозы, которые я ставил больным, помогали проводить адекватное лечение, и они поправлялись.  Моя деятельность приводила к улучшению работы рентгенологической службы края, повышению квалификация врачей-рентгенологов.  И как организатор здравоохранения способствовал тому, что кризисные явления в медицине в Хабаровском крае не были настолько глубокие, как в некоторых других регионах России.  Так что я не жалею, что отдал свою жизнь медицине.  Оценкой моей деятельности стали две высшие категории по специальностям рентгенология и организация здравоохранения.  А вот других правительственных наград у меня нет, ибо в своей деятельности не получение наград ставил во главу угла,  а служение делу, которым занимался.

Опубликовано 05.04.2023 в 22:37
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: