авторов

1451
 

событий

197846
Регистрация Забыли пароль?

Пурга - 1

20.01.1909
***, Красноярский край, Россия

Глава десятая

ПУРГА

Самоедские нервы и кости

Стерпят всякую стужу, но вам,

Голосистые южные гости,

Хорошо ли у нас по зимам?

Некрасов

 

 

 Приближались к Ледовитому океану, когда наш переводчик заявил о скором наступлении бурана и велел отпустить оленей. От обоза в пургу олени ни на шаг не отходят и, окружив своих детей, готовятся к защите. Остановились в ложбине. Инородец предложил обоз вытащить на возвышенность, говоря:

 -- Однако тут, друг, шибко занесет, не откопаемся. Давай полезем выше.

 Подумали. Действительно, такой огромный обоз из ложбины откапывать трудно.

 Всерьез приготовились к пурге, внимательно наблюдали в бинокли за происходящим в природе. Тундра преобразилась. Стихия бушевала. На океане с силой сталкивались вековые льдины, создавая гул. С треском ломался замерзший берег. Доносился жуткий вой тамошних обитателей -- белых медведей. Они предчувствовали приближение грозы. Северное сияние Ледовитого океана, горевшее ярким заревом, стало меркнуть. Лишь кое-где из-за нависших снежных туч мелькали его тусклые отблески. Пятидесятиградусный мороз, сжимавший дыхание, быстро уменьшился. Мы открыли лицо. Чувствовалась значительная оттепель.

 

 Закинутые в ссылку из южных и западных губерний России, мы знали о чудесах севера лишь из книг. Жизнь заставила воочию убедиться в волшебстве северной природы и проникнуться наравне с темным инородцем суеверным страхом и ужасом перед непоколебимой ее силой.

 Как сами инородцы, так и единственное их достояние -- олени -- имели удрученный, угрюмый вид в ожидании страшного грядущего.

 Что-то никогда еще не испытанное надвигалось горой. Наступило получасовое затишье. Инородцы-возчики, набрав под сакуй {Окуй -- верхняя инородческая одежда из оленьих шкур.} провизии и положив рядом лопаты, легли спокойно на снег, ожидая, когда их засыплет. Всем отсиживаться в балках нельзя: после некому будет откопать их. Мы забрались в прикрепленные к кольям балки и закрыли крепко двери. Понесся неслыханный ураган. Каждую минуту боялись, как бы буря не оторвала балок и не понесла нас с ними, как пылинку по пустыне. В окошко видели, как завалило лежащих на снегу наших инородцев. У нас занесло окошки, затем и все балки. Исчез страх, когда балок перестал болтаться вправо и влево и был укреплен не одними веревками, но и снегом, являющимся в данном случае более надежной опорой.

 Двое суток бушевала вьюга. Вой ее доносился в балки. Нас это не касалось; мы жили в ином мире: в тепле попивали себе приготовленный из льда чаек и отдыхали на теплых оленьих шкурах, на расстоянии нескольких аршин под снегом.

 Как только пурга стихла и инородцы, бывавшие не однажды в таких переделках, это узнали, они, как кроты из нор, выкарабкались из-под снега, несмотря на то, что были местами занесены на сажень глубиной. Заранее приготовленными лопатами откопали своих пассажиров.

 С великим трудом извлекли мы общими силами из-под снега обоз. Инородцы ловили кружившихся вокруг оленей, запрягали их.

 Наконец, после двухдневной остановки, мы сдвинулись. Решили удаляться глубже в тундру, подальше от Ледовитого океана, чтобы избежать таких остановок в будущем. Кроме того, нужно было во что бы то ни стало отыскать Бегичева. К нему из Туруханска имели мы письмо от товарищей по ссылке. Бегичев много лет охотился на берегу Ледовитого океана и по тундре на белых медведей, моржей и т. д.

 Он, как природный Туруханец, хорошо знал местность и должен был дать добрый совет, куда нам ехать дальше. Так как ссылка о нем давала самые местные отзывы, мы считали возможным ему довериться.

 По предположению наших самоедов, Бегичев с января по февраль должен был находиться в тундре, а не на берегу океана.

 Наши олени были порядком утомлены. Вожаки предложили послать несколько человек отыскать в тундре самоедов с их стадами и пригнать за плату нужное количество оленей.

 Дронов откомандировал двух из отряда и одного самоеда. Те понеслись на быстрых оленях по тундре, как по катку, и скоро скрылись из виду. Раскинув в тундре обоз, пристально смотрели мы в полевой бинокль, не появится ли на горизонте какая-нибудь движущаяся точка.

 Вернулись наши хлопцы с оленями, на которых понеслись с удвоенной быстротой. Ехали день и ночь.

 Надо сказать, что день в январе и феврале длится здесь всего два часа, остальное время -- сплошная ночь. В морозные ночи путь освещала луна, временами он указывался отблеском северного сияния. Ехали не опасаясь: проводники безошибочно определяли чутьем, свойственным им одним, место, где находимся. Узнавали по расположению луны, звезд или откапывали немного земли, брали в руки и, к всеобщему удивлению, точно называли местность. Мы проверяли их по компасу, карте и преклонялись перед природным умом и смекалкой дикарей.

 Через двое суток меняли усталых оленей и возчиков. Рассчитывались за провоз почти исключительно пушниной. Устраивали для них большие закуски с вином. Это оказывало магическое действие, некоторые даже, получив расчет, не отставали от нас.

 Держались мы вблизи Ледовитого океана, двигаясь параллельно берегу. Скоро наткнулись на какую-то большую возвышенность, разрезанную ущельем, служившим единственным проездом. Дронов заметил:

 -- Это, вероятно, Нарильские горы; о них мне говорил Пуссе, как об очень удобном месте для сражения. Проехав через эту природную крепость по ту сторону ворот и остановившись там, можно быть спокойным. Не секрет -- погоня за нами едет и по времени должна путаться уже где-нибудь в тундре. Давайте здесь укрепимся и должным образом встретим ее. Можно быть уверенным: здесь мы с ней расправимся, и ни один из нас не выйдет из строя. Смотрите, сама природа способствует нам уйти из ссылки. Если мы перебьем правительственную погоню, больше никто не отважится пускаться по нашим следам. Приятно будет чувствовать себя победителями. Хоть и не скоро все-таки куда-нибудь да вынырнем.

 Долго осматривали утесы, забрались на лыжах на вершину и решили здесь остановиться в ожидании встречи с войсками. С трудом вытащили обоз на вершину возвышенности, расставили посты, установили пароль. Дронов предложил зарядить несколько снарядов из имевшегося у нас пороха. Когда погоня в'едет в отысканную нами крепость, встретить ее дружным ружейным огнем и взрывами снарядов разбить в щепки. Все согласились. Достали из обоза порох, коробки из-под какао и консервов. Освободили их и открыли завод по изготовлению фитильных снарядов.

 Приготовили на пробу несколько штук. Одни наполнили порохом, другие смесью бертолетовой соли с углем, сахаром и т. д. Оболочки делали двойные и тройные, обложенные вдоль стенок крупной дробью. Произвели пробу -- получился оглушительный взрыв, вернувший нам бодрое настроение и встряхнувший сплин кочевой жизни в спокойных балках. Мы охотно ждали погони. Наша незатейливая химическая лаборатория была на полном ходу. Спешно готовили снаряды.

Опубликовано 02.03.2023 в 19:57
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: