авторов

1193
 

событий

163143
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Nidzyo » Непрошеная повесть - 14

Непрошеная повесть - 14

15.09.1272
Киото, Япония, Япония
* * *
 

В середине девятой луны, озаренный ярким лунным сиянием, меня навестил Юки-но Акэбоно, Снежный Рассвет.

После смерти отца он чуть ли не каждый день справлялся обо мне, тревожился о моем самочувствии.

По случаю кончины государя Го-Саги весь мир погрузился в скорбь, он тоже надел одежду темных тонов, и грустно мне было видеть, что платье на нем такое же мрачное, как мое. Я приняла его в покое на южной стороне дома, это был близкий мне человек, с ним можно было говорить без посредников. Полные грусти, мы беседовали о прошлом и настоящем.

— Нынешний год особенно несчастливый, так много горестных событий пришлось пережить нам, что рукава не успевали просохнуть, — говорил он. Всю ночь мы провели за беседой, то плакали, то смеялись, и вот уже колокол в ближнем храме возвестил наступление утра. Долго длятся осенние ночи, но иной раз пролетают поистине слишком быстро… Мне казалось, мы еще, не наговорились вдосталь, а уж запели птички[1]

— Люди, пожалуй, подивились бы столь целомудренному ночному свиданию… — сказал он мне на прощание, а я жалела, что приходится расставаться. Он уже уселся в карету, когда я послала служанку передать ему стихи:

 

Простившись с отцом,

вкусила я горечь разлуки, -

и вновь поутру

довелось мне прозрачной росою

окропить рукава на прощанье…

 

Он ответил тоже стихами:

 

Ужель обо мне

горюешь, расстаться не в силах?

Но нет, о другом

скорбишь, обливаясь слезами, -

о том, кто ушел безвозвратно!…

 

Да, мое изголовье не лелеяло память об этой встрече; смутная печаль томила мне душу, я целый день размышляла об этом ночном свидании, как вдруг увидела — у главных ворот стоит какой-то самурай в коричневом охотничьем кафтане, с ларцем для писем в руках. Это был его посланец.

Нежное, ласковое письмо заканчивалось стихотворением:

 

На тайном свиданье

безгрешным застигнуты сном,

мы ночь скоротали.

Ужели нас люди осудят

и скажут: «В росе их одежды!»

 

В те дни все мои чувства были обострены, даже этот невинный обмен стихами глубоко запал в душу. Со своей стороны, я тоже написала ему ласковое послание, закончив его стихами:

 

Осенней росою

покрыты в предутренний час

деревья и травы -

и кто нас осудит, заметив

росу, что рукав окропила?

 



[1] [34] …а уж запели птички…  — Образ заимствован из популярной в средневековой Японии «Повести Исэ» («Исэ-моногатари», X в.), произведения, где проза перемежается стихами. Традиция приписывает создание «Повести» поэту Нарихире. Одно из этих стихотворений (танка) гласит: «Пусть долгая ночь// осенью будет длинна,// как тысяча долгих ночей, — // не останется разве, что нам говорить,// когда птички уже запоют?» (Перевод Н. Конрада. «Исэ-моногатари», М., 1979).

Опубликовано 25.07.2022 в 19:51
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: