авторов

879
 

событий

126661
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Vyacheslavov » Дневник - 5

Дневник - 5

07.09.1979 – 17.10.1979
Тольятти, Самарская, Россия

1979 г. Лесные пробежки

 

7 сентября. Вчера не бегал. Недавно от Вали Рашевской получил открытку с приглашением прийти на первое занятие сезона лито. Видимо, подобные открытки она разослала всем, пришло много, как никогда. Явился даже Николай Проценко,  Мокроусов с новой женой, Александр Воронцов отпустил шкиперскую бородку, и стал похож на гнома.

Из Куйбышева приехал  руководитель секции поэзии Борис Соколов, вместе с ним молодой парень Виктор Громыко, окончивший Литинститут и уже издавший свою книжку.  Был и Филимонов, который прочитал мои три коротких рассказа, и они ему понравились, так он сказал, видимо, желая сделать мне приятное. Начал говорит о своих рассказах, из которых нет ни одного законченного, о своем романе, который пишет четыре года.

Был на четверге в надежде увидеть Людмилу Скляр, которой отдал свои рассказы, но ее не было. Зато пришел Анатолий, который вместе со мной пришел, как и я, в первый раз в "Владу". Каждый раз, увидев меня, он жалуется, оправдывается, что нет времени ходить сюда, учится на наладчика.

— Что-нибудь написал? — спросил я.

— Немножко. Читал твои рассказы. Одобряю. Я вот принес.

Он достал две школьные тетрадки, исписанные вполне разборчиво. Пока Валя читала статью Маяковского "Как делать стихи", я разобрал его рассказ. Меня интересовало, может быть, я ошибался в своем мнении, после прочтения первого рассказа. Но нет. Ещё большая беспомощность и неумение. Пишет, будто письмо товарищу, и даже такое письмо, написать не умеет.

Он вопрошающе посмотрел на меня, но я ничего не сказал, и, воспользовавшись перерывом, ушел вместе с Рудневым, который пришел в надежде получить свою повесть от Ульянова.

Как-то, любопытствуя, прочитал первую страницу его повести "Чумазые эскулапы" — о слесарях-ремонтниках. Он положил рукопись на стол, а я открыл без разрешения.

«Кто-то слышал, как в луже трепыхается воробей, кто-то мыслил эстампом».

Стремление писать красиво,  и так беспомощно, наивно,  что жаль времени на чтение. Он моих лет. Мои рассказы читал, но отозвался коротко, избегал говорить и критиковать конкретно. Свои рассказы не дает читать. То ли не считает меня авторитетом, то ли безразличен к моему мнению, то ли еще какая причина. Я тоже не напрашивался, чтобы дал свое почитать.

 

28 сентября. Пробежал по дамбе до дороги 10 километров за 52 минуты в хорошем темпе.  В боку не кололо, температура +18. В соснах много людей, собирающих грибы:  маслята, опенки.

Ямполец уехал в Витебск в командировку получать зубонарезные станки.

Шесть уже поставили на нашем участке, напротив моих станков, и никак не могут запустить.  Один станок заклинило, в другом что-то полетело,  на третьем — транспортер не работает. И поставили станки неправильно,  не в той очередности, как должны по плану. Мастер Александр Госсман не решился настоять, чтобы их переставили.

Вчера невралгия усилилась, весь день шел дождь, не бегал. Сегодня боль меньше.

 

5 октября. Вечером после работы пробежал до  "четырех братьев" за 39 мин. Температура +9. Ветер,  поэтому холодно.

Второго октября неожиданно пришло приглашение на телефонный разговор.  Недоумевал и строил разные предположения.  Кроме матери и Валерки Красильникова больше некому звонить из Батуми.  Но мать не догадается звонить,  за всю свою жизнь  никому не звонила,  да и не нужно ей это.

 К 24 часам пошел на переговоры.  Прождал в огромном зале 70 томительных минут.

— Здравствуй, Слава. Это я,  Валера. Ты, наверное, обиделся, что я тебе не написал?

— Глупости. Говори, в чем дело? — остановил я его выяснения, словно чувствовал, что не успеем переговорить, и разговор закончится.

— Я хочу переехать к тебе.  Помнишь,  ты обещал мне помочь. С Людкой  не живу уже четыре года. От второй жены у меня ребенок родился.  Я не могу здесь жить.  Два врага в одном городе.  С матерью скандалы.

— Сколько, человек у тебя семья? Сколько вас приедет?

— Три. Я один приеду.

— Но ты же взял с ребенком.

— Он здесь останется.

— Значит,  так.  Я сделаю вызов.   Без вызова не приезжай.

В трубке что-то щелкнуло, и я понял, что нас разъединили,  стало тихо.

— Извините,  канал пропал, — сказала в трубке телефонистка, — Попробую подключиться снова.  Ждите.

Прождал 30 минут,  когда телефонистка пожалела меня:

— Вероятно,  уже не имеет смысла ждать.  Не повезло вам. Ждите,  может быть, телеграмма придет.

—Да.  Вы правы.  До свидания.

Утром на работе взял у Реуцкого анкету, чтобы выслать Валере для оформления вызова,  написал и отправил письмо.

Ямполец приехал из Витебска.  Рассказал, что там, в магазинах все есть, мясо по 1-70,  цветные телевизоры, магнитофоны,  чего у нас нет.  Командировка прошла впустую, станки к сдаче не готовы, не отлажены.

В Моторе-1 работают шесть фрезерных автомата и три шевера,  которые в последнее время стали часто ломаться: десять штук в месяц.  Деталей на сборку не хватает, их носят на сборку штуками. Каганович пригласил наладчиков, технологов, чтобы посоветовали,  нашли причину неисправности.

Ямполец скоро выяснил,  что угол атаки шевера 50 градусов вместо 20, увеличена скорость вращения в три раза, производительность завышена, отсюда увеличенная нагрузка на шевер, который не выдерживает и ломается.  Он посоветовал тем наладчикам увеличить время цикла,  но они отмахнулись, мол, программа очень большая, не успеют. А начальству Ямполец не хочет говорить свои выводы, чтобы не подвести наладчиков.

Это чисто психологический этюд в задаче перевоза на лодке козла, капусты и волка.

Шесть новых зубонарезных витебских станков, огромных и металлоёмких,  поставили в феврале, но до сих пор не могут наладить и пустить в работу.

 

15 окт. Вчера бегал 48  минут через  первую дамбу вглубь леса по дороге,  которая вывела на большак,  по которому и вернулся домой, ожидая, что увеличенная норма даст себя знать тяжестью в ногах,  но ничего не почувствовал.

И сегодня после работы оказался чудесный день +17.  Тепло,  безветренно. В одной рубашке, без майки выбежал, с намерением побегать 60 минут, то есть до дороги и обратно.  Бежать легко. Правда, забылся и сразу после работы, дома выпил 200 гр. воды,  и теперь,  казалось, что эта вода комом стоит в желудке.

Как обычно до леса за восемь минут. Решил побежать по новому маршруту,  в сторону медгородка, и вглубь леса к Старому городу. Солнце светило в спину,  последними лучами освещая  рыжие осины.  Через час оно должно скрыться. Но к этому времени я вернусь домой.

В пяти метрах через дорогу пробежала бурая белка,  оглядываясь.  Залезла на дерево на метр и остановилась, посматривая на меня. Пожалуй, впервые так близко увидел белку на свободе во всей красе, с рыжим пушистым хвостом.

Обогнал парнишка на велосипеде. В глубине леса, уткнувшись в кусты, стояли светло-голубые "Жигули". Дорога вывела на большак, ведущий к Старому городу.  Мое время ещё не вышло, поворачивать рано, и я побежал вперед, посматривая, нет ли новой дороги, ведущей к медгородку.

На 25-ой минуте выбежал на такую дорогу.  Глухомань.  Тишина. Солнца уже не видно. Жутковато. Хорошо, что здесь нет волков, а то бы плохо пришлось. На подъеме из кустов вышел мужчина в черном халате и с чёрным пластиковым мешком через плечо.  Грибы? Или расчленённый труп? Он что-то неразборчиво сказал.

Я переспросил.

— Это дорога в Старый город или в порт?

— В порт, — ответил я наугад,  потому что при желании по любой дороге можно прийти, как и в Старый город, так и в портпоселок.  

Минут через пять встретилась группа старшеклассников в спортивных костюмах, были и девушки. Шли, не торопясь, шутили. Странно.

Что они делают так далеко от города? Добро бы, как я, бегали,  а пешком долго идти надо. Я допускал возможность,  что дорога выведет к домику егеря, а там могла быть собака, чего я больше всего опасался. Она меня не пропустит и прядется бежать назад, а сил не хватит еще раз на такой путь. Но вероятность такого, была не очень большой, лес велик, дорог много,  почему именно по этой дороге я должен прибежать к егерю?

И все-таки, я выбежал на дом.  Навстречу, злобно лая, рванулся рыжий пес. Я остановился, прикрикнув. Неужели вцепится? Нет, побежал назад,  но и вперед идти рискованно. По лесу продираться мимо дома долго, и холодно. Побежал назад и свернул на боковую дорогу,  ведущую к Старому городу.

На 45-ой минуте выбрался из леса на дорогу возле кукурузного поля. Так далеко я даже напрямую не забегал, а тут такой круг! Уже подбегал к медгородку,  как из леса выехали "Жигули", внутри он и она. Так вот зачем они сюда приезжали!

Чуть подальше, около 20-ти подростков играли в регби, устраивая куча-мала.

Еще дальше трое старшеклассников лежали на земле возле дороги, смотрели на сосну вверх, и громко смеялись, будто устроили соревнование,  кто заразительней и громче посмеется? Странно.

Мне и в голову не пришло, что они могли принять какой-то стимулятор. Дальше, в кустах, копошились дети с родителями. Стемнело. Кто-то с коляской направлялся к лесу.

 Пробегал 72 минуты, примерно 13 километров,  если не больше. Эта нагрузка уже чувствуется на ноги. Если завтра будет такая же погода, грех не пробежаться к дороге по дамбе. Все-таки в глубине леса страшновато одному бегать,  то и дело слышишь, что в лесу нашли убитого,  то группа подростков остановили семью и увели женщину.  И не знаешь, чему верить?

 Правда, своими глазами видел на заводе сообщение о трагической смерти парня 27 лет. Ямполец рассказал, что парень был на уборке картофеля в колхозе, с кем-то пил водку,  тот его и убил и запрятал в подвал. Через 12 дней следователь припер, и он сознался, показал, где зарыл.

Гена уже ожидает сообщения, что отец Нины купил "Запорожец". Он ветеран ВОВ. Имел льготу на получение автомобиля без очереди.

Летом, в июле забастовали водители автобусов, из-за того, что срезали премию.

Я работал с утра. Остановки забиты людьми. Троллейбусы проезжали переполненными, кто-то умудрялся забраться на крышу и так ехать. Проезжали редкие автобусы — это коммунисты, они не бастовали.

Штрейкбрехеры?! Вот это да! Об этом мы только в учебниках читали. Решил пробежать до завода. Но бежать  трудно,  вероятно, мешал завтрак. В восемь часов был уже на заводе, почти все пришли пешком. Кто-то сказал, что возле завода стояла камера телестудии ФРГ и снимали,   как мы гурьбой шли пешком на завод.

 

17 октября.  Вчера сильно болели ноги, и я собирался дать отдых ногам, но потом все же решился, и, не спеша, начал бег. Над дорогой висел дым,  подумал,  что это гарь,  вполне возможно, выхлопные газы.  Ожидал,  что в лесу не будет этого, но и там сизо от дымки.

Лишь утром узнал, что это начинал ложиться туман,  самый настоящий, непроглядный,  в десяти метрах ничего не видно.

 Добежал до “4 братьев” и обратно за 37 минут. Сегодня ноги болели меньше, и отважился только на 26 минут, до дамбы и обратно за 24.  Всего 49 мин.  Даже не ожидал такого результата,  так как начал трусцой и побаливали ноги. К полудню туман рассеялся, но на горизонте видна туманная дымка. К вечеру снова туман, как и вчера. Температура + 15.

Опубликовано 21.06.2020 в 18:21
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: