авторов

860
 

событий

123647
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Anatoly_Korolev » Уральская сага - 4

Уральская сага - 4

01.10.1929
Филипповка, Пермский край, Россия

3.

 

Советская власть была щедра к братьям до 1929 года.

 

В семье деда трое детей: старшая Катя, средний Коля, младшая моя мама.

 

Когда Коля пошёл в первый класс нашей филипповской школы (рассказывала мать: я так ревела — хочу-у в школу-у!), дед и её отвёз заодно на бричке на первый урок, там маленькая Лиза тихо уснула за партой и её сонную увезли домой.

 

Больше я не просилась, смеялась мама, стыдно было.

 

Короче, это был пик деревенского счастья работящей крепкой умной образованной семьи.

 

У моего деда было две лошади, пара коров, тройка свиней на закол осенью, куры и гуси, а ещё американский сепаратор Маккормик, а ещё жнейки и прочее, и прочее… хотя сам дедушка чуть сторонился сельской участи (был книжная душа, интеллигент, рассказывал мне всё тот же летописец рода дядя Володя, собрал отличную библиотеку… вся русская и мировая классика плюс книги по агрохимии, по пчеловодству…).

 

У меня от библиотеки деда только одна книга — вон она сверкает золотом и красным сафьяном за стеклом в моём книжном шкафу в кабинете:

 

Д-ръ Вегнер

 

Римъ

 

История и культура римского народа для любителей классической

 

древности и для самообразования

 

Издание Т-ВА М.О. ВОЛЬФЪ

 

С-Петербургъ. 1912

 

Папа поедет в город на ярмарку (вспоминала мать), я за ним на крыльцо, прошу привезти побольше пряников, а он привозит три круга голландского сыра… у, опять сыр, папа! а пряники?

 

Вот держи, Лиза, целый кулёк тебе медовых мягких, командуй за столом, зови всех пить чай и каждому будешь дарить по прянику, сегодня ты будешь старшая дочь, а не Катя…

 

…а сыр? Что за еда?

 

Никогда его не любила.

 

«Мой отец, твой дед, — говорил не раз мне дядя Володя — лучший человек в жизни, которого я встретил».

 

Всё ухнуло в яму в год великого перелома, в 1929 году!

 

Сталин объявил эру коллективизации… и бах-тарарах — семью показательного большевика из рода Подосёновых, одного из героев Гражданской войны… раскулачили!

 

Братья к тому времени уже заняли разные должности, братья — опора Советской власти в селе, наконец, все знают, что Михаил — сын казнённого Колчаком патриарха рода помора Семёна Подосёнова — и его! Именно его! Бац! — раскулачили, вывезли со двора всё подчистую, даже кур ловили красноармейцы.

 

Но вот одна странность — раскулачили, а в Сибирь не сослали, как всех остальных, дом, пусть и пустой, и разграбленный, оставили хозяину…

 

Маме в тот год было 13 лет, старшей Кате 16, Коле 15, а тут ещё народилась куча малышни: Аля, Надя, а ещё только что родился мальчик Володенька…

 

Стоп, стоп! — воскликнет удивлённый читатель: да как такое возможно!

 

Тут пора объясниться…

 

Так вот. Моя любимая бабушка Вера по сути — мне бабушка-мачеха. Дело в том, что та, настоящая, бабушка Анна, первая жена моего деда, умерла ещё в 1925 году, двадцати семи лет, умерла родами двойни. Тогда стеснялись рожать в городе, когда пошла двойня, деревенская повитуха растерялась (и двойня та умерла очень рано). Вот старая деревенская фотография: мёртвая краса уснула в гробу, лицо, руки, стать в духе пушкинской Царевны-лебедь и полотна Врубеля, месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит, а вокруг спящей красавицы- царевны жмутся ко гробу испуганные детишки. Только моя мама переняла её красоту, моя мама, поверьте, копия Вивьен Ли из голливудского довоенного фильма 1940 года «Мост Ватерлоо».

 

За столом наш летописец рода дядя Володя, подвыпив, всегда предлагал тост: за Лизу! За нашу красавицу! Ты лучше, чем Любовь Орлова!

 

Так вот… моя любимая неродная бабушка Вера вышла замуж за моего деда в девятнадцать лет! За вдовца, что был на десять лет старше, с тремя детьми на руках! А она была в молодости, о, весьма своенравна, а её отец кузнец Степан Анкудинов из Асово был знаменит ещё тем, что не только ковал подковы, а делал скрипки! Но! но мой дедушка — книгочей-интеллигент легко покорил, очаровал, вскружил голову непокорной девице…

 

Осталось сказать всего пару слов: дед уехал с молодой женой Верой и кучей детишек в Челябинск, где устроился десятником на железную дорогу. Мать же и старшая сестра Катя перебрались в Свердловск, где мать поступила в горный техникум, и навсегда — навсегда! — влюбилась в городскую жизнь: театр, филармония, музыка, музыкальная комедия, опера… в село красавица — городская барышня уже не вернулась никогда.

 

А дед мой вернулся в Филипповку только через шестнадцать лет.

 

В 1945 году.

 

Когда окончилась война…

 

Я смутно помню, как сидел трёхлетним малышом у него на коленях и играл белоснежной пеной бороды: деда-бородуля, деда-бородуля… мне нравилась его борода, а ещё крепкий едкий запах дёгтя, которым были смазаны его сапоги. Бог мой, как мало в детстве нужно для полного счастья: лавка под образами у бревенчатой стены, распахнутое оконце в сияние солнечного дня, бальзамин в горшках на подоконнике, квохтанье кур, бабушка Вера достаёт из русской печи противень, полный ватрушек и — раз-раз! — обмазывает бока ватрушек блеском топлёного масла.

 

Дед умер в 1950-м.

 

Где дедушка? — спросил я у бабушки.

 

Дедушка в могилке…

 

Я обиделся, неужели ему там лучше…

 

Через пару дней, рассказывали тётки, я играл у ворот, когда мимо шёл в сторону Кунгура какой-то паломник, помолиться, бородач с пушистой бородой. Я подбежал, схватил пилигрима за палец и потащил за собой во двор, путник видит, мальчик-барчук, из горожан, в бархатных штанишках, в сандаликах. Деревенскому парнишке он бы сразу дал затрещину… а тут терпит, идёт следом. Я затащил путника в дом и кричу бабушке: деда-бородуля из могилки пришёл!

 

Все оцепенели.

 

Усадили за стол, чаю подали с сушками.

 

Короче, мне удалось остановить Агасфера.

 

Дедушка тайну своего свирепого раскулачивания так никогда и не узнал.

 

P.S.

 

Это случилось уже при Горбачёве. Бабушка написала в Пермь маме — говорят, всем, кого раскулачили, выдают компенсацию, Лиза, узнай.

 

Мать обратилась куда следует и… и узнала, что в списке раскулаченных её отца нет! Знающий человек в облисполкоме объяснил: вас просто кто-то ограбил, если бы семью выслали в Сибирь, нужно к делу раскулаченного приложить полную опись изъятого имущества вплоть до гребёнки, а так катись на все стороны…

 

Так я и думала! — воскликнула бабушка, говорила же Мише: ну зачем, зачем ты купил на ярмарке такое большое напольное зеркало! Только два таких на всю деревню — у попа и у нас… ох, позавидуют, не дай Бог…

Опубликовано 03.02.2020 в 18:22
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: