авторов

860
 

событий

123647
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Valentina_Belousova » Воспоминания о Грозном. Чтобы помнили. Жизнь после войны.

Воспоминания о Грозном. Чтобы помнили. Жизнь после войны.

06.03.1996 – 15.12.1996
Грозный, Чеченская республика, Россия
Валентина Белоусова. Годы жизни: 1937 - 28 сентября 2019.

ПЕРЕЕЗД В ЕССЕНТУКИ.

6 марта 1996 …..
Более 200 тысяч русских мирных жителей были изгнаны из городов и сёл Чечни. Они стали беженцами в своей стране, превратились в никому не нужный балласт. Пришлось оставить дома, квартиры и всё накопленное многолетним трудом имущество. К потере имущества мы относились философски, т.к. остались живы (жизнь дороже всего). Многие из нас потеряли близких людей, друзей, коллег по работе. Война разбросала нас по всей России. Беженцы были просто выброшены из жизни: у них не было крыши над головой, работы
 
До сих пор всё вспоминается как сумбурный и страшный сон.

Приехав в Ессентуки, мы оказались «чужими» среди «своих». Неравноправное положение беженцев ощущалось здесь сполна. Некоторые  местные жители не признавали нас, т.к. мы были из Чечни. Особенно предвзято к нам относились местные чиновники.
         
Но жизнь продолжалась. Надо было с чего-то начинать. Жилья не было, прописки не было, работы не было, денег не было. У меня было только два костыля, опираясь на которые я едва передвигалась по комнате. Обратившись в поликлинику продолжить лечение от полученных травм в Чечне, сразу получила отказ: нет местной прописки. Это бесчеловечье продолжалось несколько дней, пока я добивалась возможности попасть к врачу.

Получить статус вынужденного переселенца  было непросто. В Миграционной службе Ессентуков работали тогда чиновники, которые чинили всякие препятствия, чтобы меньше было беженцев из Чечни. Чтобы попасть на приём, люди, перенёсшие горе в Чечне, простаивали по несколько дней. Многие не выдерживали: падали в обморок. Кроме того, некоторые документы, объясняющие права вынужденных переселенцев, чиновники прятали «под сукно». На этой почве возникали конфликты с работниками миграционной службы. Иногда люди доходили до отчаяния. Однажды даже хотели спустить вместе с креслом с 3-го этажа руководителя службы. Удостоверение вынужденного переселенца давало право беженцам, безвозвратно покинувшим ЧР, получить по 120 тыс. рублей на семью за утраченное жильё согласно постановлению правительства РФ от 30.04. 1997 г. №510. Стоимость квартир в России возросла в несколько раз и купить за эти деньги, если бы они были получены вовремя, можно было только сарай.
 
Сам процесс получения компенсации был не простым и долгим. Документы сдавали в миграционную службу Ессентуков и согласно очереди отправляли в Ставрополь, а затем в Москву. И здесь случались изъяны: документы в Ессентуках «терялись» и люди в конце концов оставались ни с чем. По неизвестным нам причинам некоторые документы отправляли в Ставрополь вне очереди. Поэтому многие вынуждены были отвозить их в Ставрополь самостоятельно, в т.ч. и я. Из-за больших очередей в миграционной службе Ставрополя мне пришлось ездить туда четыре раза. А для меня это было сложно как материально, так и физически. Документы сданы! Осталось только ждать, а ждать  пришлось 4 года. Компенсационных денег хватало только на приобретение небольшой комнаты без удобств  (в Грозном у нас была благоустроенная 3-х комнатная квартира). Купить жильё администрация города нам не разрешила, ссылаясь на то, что у нас нет местной прописки. Пришлось квартиру оформить на племянницу, которая была прописана в Ессентуках, а потом перекупать у неё. И здесь не обошлось без дополнительных затрат и переживаний.
 
 А для прописки в собственное жильё паспортный стол потребовал ехать в Грозный выписываться. Я просила начальника паспортного стала выписать меня заочно, т.к. ещё плохо себя чувствовала после полученных травм в Чечне. И только через месяц он отреагировал на мою просьбу. Мужа выписать заочно категорически отказались. После поездки в Грозный Володя впал ещё в большую депрессию: на ночь в прихожей клал топор возле входной двери, объясняя это тем, что к нам придут и убьют.
Мы не жили, а выживали. С переводом пенсии в Ессентуки также были проблемы. В Грозном мы её не получали более 2-х лет по неизвестным нам причинам, также как и зарплату. И хотя я пробыла на бюллетене около 7 месяцев, я не получила ни копейки. Никакой помощи от государства не было. Полученное тяжёлое увечье во время войны в Грозном  давало право получить 1000 руб. Но получить эти деньги можно было только через суд.  Ждала судебное заседание месяц. И стояла перед судом как  «попрошайка» (очень унизительно).
 
 Но мир не без добрых людей: проходя мимо ВДПО, заключила временный договор на выполнение ряда работ с директором этой организации Карельской Раисой Ивановной.

Муж так и не смог найти работу, несмотря на огромный опыт работы в Уфе на заводе «Синтезспирт» и в дальнейшем в Грозном на химкомбинате.

И я начала  искать работу ему и себе. Один молодой человек, увидев меня на улице, и не знаю, чем я привлекла его внимание, посоветовал мне походить по санаториям для поиска работы мужу, а для меня поискать работу в кафе (как он мне сказал, что там не будешь голодным). Приняв его советы,  я так и сделала. Решив, что военные люди меня поймут, обратилась в военный санаторий МО. Зашла к заместителю начальника санатория по материально-техническому снабжению Сергею Николаевичу Локтеву. Обаятельный и очень простой в общении, он сразу мне понравился. Я объяснила цель моего прихода, что мы из Грозного, прошли войну. Разговорились. Оказалось, что он тоже воевал. Мы понимали друг друга с полуслова. Спросил, а где же сам муж. Я объяснила, что он в депрессии, валяется в постели. Он рассмеялся и сказал, чтобы на следующий день пришёл Володя для оформления его на работу в котельную по обслуживанию коммуникаций и газопроводов. Сразу позвонил начальнику теплового хозяйства санатория Александру Константиновичу Федулову (ему особая благодарность за чуткость и внимание к нам) и в отдел кадров.  Коллектив оказался очень дружным. Работу, доверенную ему, Володя знал хорошо, пользовался авторитетом среди сотрудников. Проработал там 16 лет. Уволился по состоянию здоровья: инсульт, потом серьёзная операция. Но до настоящего времени связь с сотрудниками продолжается. Я очень благодарна этому коллективу за тёплые дружеские отношения.

Мужу работу нашла. А как мне быть? Без работы я не представляла себя. Зашла в одно из кафе в курортной зоне (сейчас там ресторан). Заведующей оказалась молодая женщина. Она приняла меня на работу без оформления в трудовой книжке. Оклад в месяц 200 руб., работа без выходных. С 6 часов утра до 11 часов -уборка помещения,  с 17-00 до 24-00 работа в раздевалке и по необходимости (как поведут себя гости) уборка. В 24-00 нас развозили по домам. Но иногда машины не было и приходилось идти ночью пешком через весь парк. Было страшновато, но…. Как мне говорил встретившийся ранее молодой мужчина, что в кафе не будешь голодным. Но т.к. мне никогда не приходилось ранее работать в сфере обслуживания, тем более с продуктами, я стеснялась пользоваться этими благами, с собою брала термос с чаем и кусок хлеба. Увидев меня за этой трапезой, повар пригласил меня на кухню и угостил ухой из осетрины, отбивной и пирожным. Эти деликатесы я давно не ела. К тому же повар сказал, чтобы я заходила в кухню кушать. Но совесть не позволяла мне это делать.

Конечно, это была не моя работа. Ведь мы «технари», я инженер-механик  нефтехимического оборудования. Заводов в Ессентуках нет. Из предприятий более подходящим для моей профессии было предприятие ОАО «Ессентукигоргаз».  Директором  был тогда Истомин Виталий Ильич (закончил тоже наш ГНИ), которому было поручено возглавить в 1960 г. это предприятие и дать газ городу. В Ессентуках ОАО «Ессентукигоргаз» считали самым престижным предприятием (в Грозном престижны были нефтеперерабатывающие и нефтехимические заводы).  Опыт работы и знания у меня были, но без протеже устроиться на работу в горгаз было сложно.

Но мне повезло.  Я часто проходила мимо горгаза, даже заходила в отдел кадров. Но мне отказывали в приёме, ссылаясь на то, что нет вакансий. Но однажды уже поздней осенью возле здания горгаза обратила внимание на высокого стройного человека. Разговорились. Это был начальник аварийно-диспетчерской службы, Юрий Васильевич Ермоленко. Он спросил меня кто я по специальности, что умею делать. Как он выразился,  ему требовался такой специалист в отдел. По всей вероятности здесь сыграла и его человечность. Это был специалист высокой категории, большую лепту внёс в работу горгаза и в то же время  справедливо и  с душевной теплотой относился к своим подчинённым. Такое сочетание в одном человеке редко встречается. Юрий Васильевич сейчас не работает в связи с состоянием здоровья. Но я всегда его помню.Он помог мне открыть дорогу в новую жизнь.  С 15 октября 1996 г. я приступила к своим служебным обязанностям.

Постепенно всё уладилось. Жизнь набрала свои обороты и продолжается.
Мы перенесли страдания, боль. Но мы выжили. Вечный покой и память о погибших!

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Прошло уже столько лет, а я не могу забыть и простить.

О войне в Чечне уже столько сказано, что всей жизни не хватит докопаться до истины. Это маскировалось  под «наведением конституционного порядка». Но уже тот факт, что солдат твоей страны пришёл убивать тебя в собственном доме, вызывает ужас и омерзение. На нас направляли танки, бомбили, расстреливали многоэтажки из вертолётов, травили газом, испытывали какие-то гранаты. Всё это называлось  «точечными ударами», как будто ракета может отличить боевика от мирного жителя. Кто понёс за это наказание? Кто ответил за загубленные жизни, за поруганные могилы, за голодное существование, за детство в обносках сирот и за скитание сотен тысяч людей, потерявших веру в справедливость и даже в Бога?

P.S.  После событий в Чечне я долго собирала информацию об однокурсниках, разбежавшихся по стране. Многих нашла. Оказалось, что я единственная из нашего курса, кто находился в Грозном во время войны. В своё время нашими однокурсниками были написаны книги о студенческих годах и событиях 1956-1958 г. в Грозном. Мне посоветовали продолжить эту тему, рассказать о последних днях нашего Грозного, которого уже никогда не будет. Нашим детям и внукам это будет интересно. Мы не вечные, но наша история сохранится в них.

 

Валентина Белоусова
               

 

 

****

Годы жизни Валентины 6 марта 1937 - 28 сентября 2019.

Умерла от рака.

***

Свидетельство того, что Валентина Белоусова действительно долгие годы являлась соседкой в городе Грозном, дает автор Чеченского Дневника, Полина Жеребцова, которая ребенком проживала рядом с семьей Белоусовых по адресу ул. Заветы Ильича, остановка Нефтянка, Старопромысловский район. 

Опубликовано 03.11.2019 в 14:02
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: