авторов

1023
 

событий

145211
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Semen_Podyachev » Среди рабочих - 9

Среди рабочих - 9

01.05.1903
Дмитров, Московская, Россия

   Работать кончили поздно вечером. Все рабочие, опять по звонку, отправились на кухню ужинать... Было часов около десяти... В кухне было полутемно, и поэтому пришлось зажечь лампу. Сели за стол, стряпка подала щей... Щи были остывшие, почти совсем холодные, разбавленные водой, противные... Некоторые попробовали, но, хлебнув ложку-другую, бросили и сидели насупившись, усталые, голодные и злые...

   Один только нарядчик молча и резко хлебал, сурово сдвинув брови и не глядя ни на кого... Что-то упрямое, злобное и вместе с тем затаенное и рабски подлое было в его фигуре. Все видели и отлично понимали, что делает это он нам "на зло", делает в угоду "самому". Но никто не решался высказать это вслух, боясь быть завтра же прогнанным.

   -- Давай кашу! -- крикнул кто-то.

   -- Нету каши! -- отозвалась кухарка. -- Кашник какой! И так хорош! За обедом жрал... Кака тебе еще каша?.. Чай, знаешь: не полагается...

   -- Да какого самделе чорта! -- закричал вдруг сидевший с краю, в переднем углу, широкоплечий, черный, с суровым лицом, с засученными по локоть жилистыми руками, мужик, как я узнал после, кузнец. -- Не жрамши нам быть! Аль мы здесь даром живем?.. Идемте к самому!

   Он встал и вылез из-за стола.

   -- Идемте! -- опять крикнул он и обвел всех глазами. Но никто не двинулся с места.

   -- Тьфу! -- плюнул кузнец. -- Дьяволы! Ах вы, злая рота. Трусы!.. Я один пойду... Наплевать... Расчет давай... Аль я себе хлеба не добуду... Дьяволы!..

   Он вышел, сильно хлопнув дверью и громко ругаясь...

   -- Ишь, ловкач! -- усмехнувшись, вымолвил нарядчик. -- Харчи, вишь, не хороши... Кто я! Без него-то, диви, людей нет... Сто человек на его место, только свистни... Кузнец! Мастеровой!.. Ха!.. Не таким сшибали рога-то...

   Никто не ответил. Все сидели молча и ждали. Минут через двадцать пришел кузнец и привел с собой "самого".

   -- Что такое, а? -- закричал "сам" визгливым голосом, весь красный, с выкатившимися глазами, -- что такое?.. Егор, а?.. Встать!.. -- вдруг пронзительно завизжал он на нас. -- В-в-встать!..

   Мы все, как школьники, поднялись и стояли в неудобных позах, теснясь в узких проходах между столом и скамейками.

   -- Ну, что такое?

   -- Жрать нельзя... падаль! -- угрюмо произнес кузнец. -- Собака жрать не станет... сбесится!..

   -- Молчать! -- завизжал управляющий. -- Не у тебя спрашивают... Егор, объясни!..

   -- Я, барин, докладывал вашей милости, -- начал нарядчик, выйдя из-за стола и стоя перед "самим" на вытяжку, -- какой народ: все не так да не этак... Люди едят, ничего... а им, вишь, плохо. Извольте спросить у других...

   Управляющий обвел нас всех глазами и спросил:

   -- Кто недоволен харчами, говорите... Ну, кто?

   Все молчали, опустив головы... Что-то унизительное, гадкое и жалкое было в этих опущенных головах.

   -- Да вы попробуйте, -- сказал я, не вытерпев.

   -- Что? -- спросил управляющий, сделав большие глаза и дернув головой кверху, точно лошадь, которую неожиданно ударили по морде.

   -- Вон они щи, в чашке, попробуйте, -- снова повторил я.

   -- Как ты сказал? Повтори! -- сказал "сам" после продолжительного молчания, во время которого я чувствовал, что все глаза устремлены на меня.

   Я хотел еще раз повторить сказанное и уйти, но в это время к управляющему подскочила кухарка и затараторила, как сорока.

   -- Барин, батюшка, врут они... шти, как шти... холодные малость, -- только и всего... Не диво, что холодные: сколько часов стоят... печка-то выстыла. За обедом давеча сколько слопали... Добавила водицей, знамо... только и всего... шти, как шти... хучь кому хлебать...

   -- Ну, что ж вы? -- обратился к нам управляющий и, помолчав, сказал: -- Кому не нравится, можете убираться к чор-ту!.. Завтра расчет... Я найду таких, кому будет нравиться.-- И повторив еще раз:-- К чорту! -- торопливо вышел из кухни.

   Все молчали... Нарядчик опять забрался на старое место и начал хлебать щи... Кузнец дрожащими пальцами вертел папироску.

   -- Ловко! -- сказал он. -- Вот так ловко! -- И, обратившись к нарядчику, крикнул:-- А все ты, чорт серый, глот!.. Погоди, дьявол, погоди!..

   -- Не грозись! -- спокойно произнес нарядчик. -- Не страшно...

   -- Погоди! -- опять повторил кузнец. -- Бабник, чорт! А ты, шкура барабанная, -- набросился он на кухарку, -- чего егозишь... хвостом-то вертишь... сво-о-лочь!..

   -- От сволочи слышу! -- огрызнулась кухарка.

   -- Трепалка... язва... У-у-у, убить тебя мало! Кабы тебя на мои зубы... Дурак муж-то глядит... не видит...

   -- Чего не видит-то? Чего не видит-то? -- завизжала кухарка, -- сказывай!

   -- Чего... чего... Трепло!.. Снюхались... потрафили друг дружке, го-го-го!.. А муж-то дурак. Эх вы, дьяволы!.. Тьфу!..

   Он плюнул и ушел из кухни на улицу.

   -- Слышали, люди добрые? -- закричала кухарка, обращаясь к нам. -- Будьте свидетели!..

   -- Не трещи, не трещи, дура, лахудра!.. -- заговорил ночной сторож, ее муж, -- заплевала... Правда-то, видно, бельмы колет...

   -- Молчи, гнилой пес... туда же!

   -- Ребята! -- закричал вдруг кто-то из рабочих, перебивая перебранку. -- Что ж нам, не жрамши быть? Валяй на пятнадцати винтах!.. давай воды... кроши хлеба!

   Все дружно и торопливо принялись крошить руками хлеб; наполнили этим крошевом чашки, налили в каждую из ушата холодной воды, посолили, "пустили" в каждую чашку по ложке черного, горького "постного" масла, и мурцовка "на пятнадцати винтах" была готова!..

   -- Валяй, ребята!

Опубликовано 21.07.2019 в 20:53
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: