authors

1074
 

events

149674
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Gennady_Chergizov » СВВАУЛШ-77 - 19

СВВАУЛШ-77 - 19

01.01.1975 – 20.01.1975
Ставрополь, Ставропольский край, Россия

на фото: - СВВАУЛШ - 03.75г. В столовой. Швец, А.Сапелкин, А.Горошко, Н.Роганин.

 

 

I. 2-ой курс. Гл-2. Повседневные заботы

 

     Первое утро нового семьдесят пятого года двадцатого века! Спали до самого завтрака. Просыпаясь, как бы выплывали из тумана, постепенно воспринимая реальность. После вчерашнего… Всё, праздник кончился!

 

     Всех спортсменов, кто должен был участвовать в соревнованиях, отпустили в увольнение. Это где-то в 12 часов. Завтра у нас семинар, нужно законспектировать. Вечером должны идти в быткомбинат на «Вечер». В роте осталось девять человек, остальные ушли в увольнение. Нас, шестнадцать человек, «повели» в быткомбинат. Привезли туда из Дома Пионеров аппаратуру. «Народу» - четырнадцать человек. Короче, ушёл я оттуда. В училище сходил в кино «Новые Центурионы». Из увольнения Тихон приполз, Крагель тоже тёпленький, но спал, его поднял Буба.

        На подъёме был Буба, но зарядки не было, - Буба «понимает». Сегодня у нас четырёхчасовой семинар - сидим, готовимся вместо строевой. Почти никто не написал конспектов по первоисточнику «Что делать?». Иванников поставил себе на бумажку девять двоек, в журнал пока не ставит. Последний час было сампо.

 

     Перед обедом Ю. И. устроил очередной спектакль перед ротой – вывел всех проштрафившихся вчера и раньше и раздал «подарочки». Сампо теперь в 406-ом классе вместе с 203-им отделением. Кеся привязался к Лёше Белькову:

    – Пойдём, выйдем.

Потом «подёргались» немного. Приходил Буба. Удивлялся рабочей обстановке. Говорит:

     - В лесу, наверное, что-то сдохло.

      Парни с четвёртой роты принесли к нам магнитофон с записью «Ну, погоди», просмотрели «озвученный» фильм.

     После отбоя несколько человек, в том числе и я, сидим в ленкомнате, пишем письма. Сапелкин с Лавриным вместе сочиняют кому-то письмо. Пришёл Кузнецов, он дежурный по училищу, и выгнал нас.

 

     Зарядка была не до конца, ушли раньше – сегодня политинформация. Пришли в поточную аудиторию, а там никого нет. Бурбовский почитал нам газету. Пришёл Евсеев – никто его не слушал. Все занимались, чем попало – читали, писали, говорили, спали.

      Лёлик заставляет в столовую заходить в колонну по одному. Пришли с занятий, Буба сказал, что пришла телеграмма от матери Чайковского, – он умер. Это наш бывший курсант, у него несколько месяцев назад обнаружилась какая-то болезнь крови, его комиссовали, он уехал домой. И вот…

      Идём в пять часов на кафедру Аэродинимики к Лукашину. Это наш преподаватель, он уже выточил «диск», но немного неточно. В этом «кружке», куда привлёк нас Лукашин, строим мы «летающий диск». Идея его, мы не очень в неё верим, но строим.  Мы приклеили два кольца и на этом наша миссия на сегодня закончилась. Потом полазили по «сушке». В классе Аэродинамики стоит «половина» самолёта Су-15.

 

     Вызвал меня в канцелярию Бурбовский и спросил:

      - С какой целью ты прислал письмо с фотографией командиру роты? – и сказал, чтобы я писал объяснительную.

     Что я мог ему ответить? История какая-то дурацкая. Ещё перед отъездом на полёты, прошлым летом, сфотографировал я «пустую» тумбочку, то есть без дневального. Просто так, для смеха. Потом, уже на полётах, в Слепцовке, когда напечатали фотки, Артюхов предложил отправить эту фотку Юрию Игнатьичу, всем идея понравилась. Я сдуру и отправил в конверте эту фотку в Ставрополь Юрию Игнатьичу. И вот, несколько дней назад, приходил на сампо Полищук, наш старшина, и сказал, чтобы мы все написали на листках свои данные, и отнёс эти бумажки в канцелярию роты. Потом, оказывается, сличили почерки и «вычислили» меня.

     Сегодня со мной должен «разбираться» Ю. И.  Пришли с занятий, построились, Ю. И., как всегда, «выступил», а потом вызвал меня в канцелярию. Показал мне тот конверт и фотографию. Короче, «душевно» поговорили. Ю. И. сказал, что за это меня снимут с комсгруппорга.

 

     Сегодня «спортивный праздник», бежим до завтрака по стадиону один километр. В самом начале я не совсем удачно «приземлился» и выбыл. Все ушли на «университет культуры», я остался проявлять плёнку – вышла не очень. Хорошо поучилось только то, что снимал в поточной аудитории и на сампо.

     После обеда пошли на фильм «Романс о влюблённых» в городской кинотеатр «Экран». После фильма вышли на улицу – настоящая метель, добирались на троллейбусе. В поточной аудитории смотрели фильм «Зов предков».

 

     Сразу после утреннего осмотра Буба «погнал» всех в спортзал на физтренаж, половина слиняла, в том числе и я. Сегодня начинаем летать на тренажёрах. Тихас уже пришёл назад -  на тренажёре никого не было.

     Комбат зашёл в ленкомнату, говорит Бубе, что сегодня в девять часов будет Совет училища. Это насчёт Мельникова.

      Мельникова отчислили, будет служить два года. После отбоя Моша и ещё несколько человек из 203-го отделения вылезли на подоконник и просто орали в открытое окно. Редкие прохожие «шарахались».

     Зарядки не было – «труска» одеял, спали до утреннего осмотра. Сразу после занятий обед и сампо, вечером идём в баню. С нового учебного корпуса посрывало ветром куски покрытия крыши, разбило стёкла. Перед проверкой Кот рассказывал нам – «…как хорошо в Холоднаре».

 

     Буба забрал у меня фотоаппарат, когда мы фотографировались у учебного корпуса. Теперь не отдаёт. Было подведение итогов. Буба говорит, что мы не оправдали его надежд. Забили увольнения – карантин.

     Сегодня одиннадцатое января, у Моши  день рождения, Ю. И. его не отпустил домой, Моша ведь местный. Позже Ю. И. зашёл в кубрик и говорит:

     - Махиборода, я отпущу Вас с условием, что вы купите вешалок.

Пришлось Валере соглашаться «на вешалки».

     Ожидается в среду какая-то комиссия – мы клеим бирки, клеймим всё подряд. Вечером смотрели фильм «Дерзость».

 

      На подъём никто из офицеров не пришёл. Сегодня от нас 10 человек идут в патруль. В новом учебном корпусе у нас должна быть самоподготовка, но там закрыто. Перед ужином Ю. И.  мне и Фантому сделал втык за то, что нет боевого листка. Мне за то, что заставлял Горбачёва выпускать Боевой листок. Короче, Фантом слинял, а я вместо кино делал Боевой листок.

     После обеда Буба наше отделение собрал в ленкомнате, устроил пародию на комсомольское собрание. Тут же репетируют музыканты. Его слова:

    - Товарищи курсанты, его (то есть меня) надо снимать, у него нарушения дисциплины, он дошёл до того, что заставляет командира отделения выпускать боевой листок. Предлагайте кандидатуры нового комсорга.

Дал подумать пять минут, потом изрёк:

     - Я пока свою волю не навязываю.

     Короче, предложили Овчинникова Славку, Лаврина. Артюхова Буба предложил сам.  Стали голосовать: - за Артюхова – один, за Овчинникова – четыре, за Лаврина – девять. Не считая, ни за, ни воздержавшихся, Буба объявил, что Лаврин – комсгруппорг. Вот так проводилось командиром взвода комсомольское собрание. И ни у кого из нас даже не возникало мысли, что что-то не так. Потом всем комсгруппоргам и редакторам боевых листков Ю. И. показывал фотографию «пустой» тумбочки дневального, которую я ему прислал. Это посчитали «крамолой». За это я и был снят с комсорга.

 

     Заступил сегодня же со Славкой Овчинниковым в наряд на кухню. Я попал в варочный цех, Славка – на мойку посуды. Весь день, как в тумане – пахота на кухне, бабьи перебранки. На сампо не пошли. Легли спать до отбоя.

     У нас сейчас, по выражению Лёлика, проходит «строевизация». Все построения – у казармы. В столовую – в колонну по одному.  Лёлик на каждом большом перерыве стоит на перекрёстке и принимает «парад», если, конечно, погода хорошая. Сегодня ему генерал Карданов сделал замечание за расстёгнутую шинель.

     В четвёртой роте было комсомольское собрание насчёт Чихачёва – он в одном классе на кафедре Марксизма-Ленинизма на столе вырезал имена, кто-то из штаба узнал. Короче, ему объявили строгий выговор с занесением, а на проверке Бумага привёл его и «показывал» нам, называя его «вредителем народного добра».

 

     Семинар прошёл у нас нормально, без двоек. После обеда - подведение итогов в роте, я опоздал и не пошёл. За мной пришёл Ткаченко. Ю. И. «поговорил» обо мне, несколько раз назвал провокатором, анонимщиком, почти предателем. В увольнения не пускают – карантин.

     Хоть и январь, но в Ставрополе не очень морозно. На занятия ходим в ПШ, но в перчатках, руки мёрзнут папки с тетрадями носить.

     До часу было сампо в кубрике, потом политинформация в поточной аудитории. Вечером смотрели фильм «Если хочешь быть счастливым». Мне не понравился.

30.10.2020 в 19:05

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: