authors

1073
 

events

149591
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Gennady_Chergizov » СВВАУЛШ-77 - 20

СВВАУЛШ-77 - 20

05.02.1975
Ставрополь, Ставропольский край, Россия

на фото: - СВВАУЛШ - 03.75г.

Сидят: В.Дмитриев, М.Авраменко, Р.Султанов, В.Стенников, Г.Чергизов,  И.Коробов, А.Сапелкин, Ю.Артюхов, В.Вовенко, С.Овчинников, Ю.Джасыбаев,  В.Овчинников, Р.Сулейманов, Н.Зайцев, А.Горошко, Н.Роганин, Ю.Валезнев.

 

Стоят: Н.Зверев, М.Лаврин, М.Бочков, Б.Гурин, А.Бельков, В.Усольцев, В.Бакаев.

 

 

I. 2-ой курс. Гл-3. Осторожно Лёлик

 

     На подъёме был Ю. И., четвёртая рота пошла «гулять», а мы – на зарядку. После осмотра я пошёл в санчасть, один. Встретил комбата, тот меня привёл к Ю.И.  Он обещал наказать. И наказал -  1 наряд на службу. На немецком, когда мы затянули «Guten Morgen», Артюхов подхватил – «Aufwiederseen».

      Мы с Сапелкиным идём в патруль по городу. Ю. И. сказал, чтобы мы ждали начальника патруля в казарме, но тот не пришёл. Ходили к дежурному по училищу, тот обещал позвонить. Сидим и ждём, уже двадцать минут восьмого. Скоро придут с сампо наши. Работает магнитофон, все песни ещё со Слепцовки, напоминают то время.

 

     Сегодня зарядки нет – «труска» одеял, т.е. половина спит после подъёма. Буба «устроил» с нами беседу – на тему морали. Так, поболтать о том, о сём. Когда шли в новый учебный корпус, увидели на дереве фанерку, на ней написано «Осторожно, Лёлик». Это перед аллеей, на которой обычно на перерывах стоит Лёлик. На наших глазах эту табличку увидел сам Лёлик, вдруг откуда ни возьмись появившийся. Посмотрел на неё и, ни слова не сказав, ушёл. По нему было видно, что он обиделся. Сразу как-то стало неудобно и жалко комбата.

 

     По девять человек от каждого классного отделения после второй пары идут на какую-то «спортконференцию». Многие стригутся, так как Ю. И. «прочёсывает» наши ряды. Сампо закончилось, в шесть часов – баня.

     Ю. И. милостиво разрешил уволить по восемь человек от каждого отделения. До половины шестого было подведение итогов в батальоне, сидели в поточной аудитории и слушали Лёлика. Он поднимал нарушителей, сначала злостных, в них я не попал. А вот, когда начал поднимать «мелких» нарушителей, пришлось встать и мне.

     После ужина пошли смотреть фильм «Офицеры», зал был забит. После фильма, когда пришли в кубрик, увольняемые уже были здесь. От Лаврина несло лавровым листом в радиусе пяти метров. До самого отбоя он пытался ходить на руках, несколько раз с грохотом падал. Как обычно, после отбоя кое-кто побрёл покурить, кто-то в ленкомнату, в ней «пашет» магнитофон. Остальные пытаются уснуть.

 

      Прозвенел звонок – подъём. Никто не пошевелился – я даже подумал, может мне звонок померещился? Через пять минут в кубрик ввалился Бакаев (он дежурный по роте) и негромко предложил подниматься. Ещё минут через пять включили свет, в ответ раздалось несколько рыков. Подниматься начали после того, как услышали из коридора – «Рота, смирно!». И то, Горбачёв выглянул, посмотрел, кто пришёл. Оказалось – кэп (капитан), командир взвода у четверокурсников.

     Мы – я, Тихас, Артюхов, и Усоля (Усольцев), убираем в туалете. «Пахали» до самого завтрака, опоздали в столовую. После завтрака сразу направились в поточную аудиторию на читательскую конференцию – будет встреча с писателем Кузнецовым, который написал книгу о нашем училище «Как вырастали крылья».  В зале народу было не очень много. В президиуме сидят Бумага, Кузнецов, какой-то преподаватель литературы и зав библиотекой Дома Офицеров. Писатель рассказал о себе – впечатления хорошего он не произвёл. Начались выступления, вначале говорили, что книга хорошая и так далее, потом всё круче и круче. Кончили тем, что – «книга не получилась». Короче, разгромили этого «писателя». А вообще-то книга – дрянь хорошая, - «…самолёт, резвясь и подпрыгивая, остановился у посадочного «Т». Этот «писатель» говорил, что будут снимать фильм по его книге!?

 

     Торчим в кубрике, занимается, каждый своим делом. Посмотрели фильм «Москва, любовь моя». И опять все увольняемые пришли «розовые». Усольцев сидит, бренчит на гитаре, Овчинский подыгрывает ему на какой-то дудочке, Лаврин рассказывает всем о своих похождениях. После отбоя у мага (магнитофона) собралась куча – не давали спать.

     На подъём пришёл Буба - была зарядка. После утреннего осмотра он нам устроил физтренаж.  Чураков спал до половины восьмого, морда опухшая. Макушев ночью со «второго этажа» обрыгал стену. Сегодня на занятиях три практики, на немецком должны присутствовать из учебного отдела.  Я сегодня на немецком дежурный. На немецкий пришли несколько преподавателей, из учебного отдела никого не было. Инспектор с Зайцевым сачканули, Серенков и Стеша – на тренажёре. Со второго урока ушли я и Сулейманов. Весь урок давились смехом – то Лаврин выходил с красными ушами, то Тихас лопотал, то я вышел и не знал, что делать - преподаватель сказала по-немецки, чтобы я вытер доску, а я не мог её понять.

 

     Сегодня сампо начинается рано, так как в половине седьмого комсомольское собрание. Класс самоподготовки поменяли, но мы снова вместе с 203-им отделением. На собрании был Буба и Лехкодимов с кафедры РТ. Только началось собрание и сразу потух свет, все захлопали в ладоши. Но он, зараза, снова включился. Всё собрание читали книги, газеты, журналы, а Бобровский и Хомулло вычисляли на НЛ-10 что-то. Собрание продолжилось и после ужина, выступил Иванников, вышел Миша Лаврин. Короче, протрепались до самого отбоя.

     Сегодня был очень чёткий подъём потому, что услышали, что Ю. И. здесь. На зарядке пробежали четыре круга вокруг училища, такого ещё не было.  Рекорд! Бани снова не будет – Буба говорит, что не успевают. Не успевают так же и стирать бельё – возят в Невинномысск. Странно, но никакого тренажа нам не устроили – сампо.

 

     Иду с Шишкарёвым в патруль в город. С нашего батальона шесть человек и 28 человек со штурманского батальона – их распределили вместе с милицией, а мы патрулировали с офицерами.  Наш кэп предупредил нас, чтобы мы держались вместе, в тёмных местах были осторожны. Один патруль, два штурмана с сержантом милиции «нализались», Шишкарёв отвёз их в училище. К нам привязалась одна пьяная компания, наш кэп их предупредил, что он на службе и у них будут неприятности. Сейчас в Ставрополе проводится месячник по борьбе с хулиганством, приехала бригада из МУРа, вот и нас привлекли.  Вернулись в училище только в двенадцать ночи, но ещё не все спят.

     Завтра весь день – подготовка к зачёту по техническому черчению. А сейчас, во время сампо, «поползли» по одному на кафедру – дочерчивать.

 

     203-ье отделение добросовестно готовится к семинару, а наши, мягко говоря – «борзеют», - рассказывают анекдоты. Сегодня Ю. И. вызывал к себе Сапелкина и Коробова – предлагал вступить в партию, считает их достойными.

     Сдали зачёт, как-то - между прочим. Вчера встретили ст. л-та Волобуева, замполита со Слепцовки, он рассказал, что в Холодногорск уже приходят инструкции на «L-39», техники изучают. После утреннего осмотра Буба повёл взвод в спортзал на физподготовку.

     После ужина небольшая «кучка» нашего 204-го встала на дорожке, ведущей от столовой – все с опаской обходят. Ждали Полищука, но безуспешно. У курилки Горошко подошёл к Горбачёву:

     - Ку-ку, Ваня! -  и завалил его в снег. Таким же образом и Полищука, но тот немного «обиделся».

Перед проверкой Полищук вошёл в кубрик, с ехидной улыбкой произнёс:

      - А 204-ое может в увольнение не записываться, - и, страшно довольный, он ушёл, - это он мстит за сугроб.

 

     После проверки Сапа (Сапелкин), привязался к Звереву, возились они долго и всё время Сапа швырял Зверева, то об кровать, то о тумбочку. Коля потом оправдывался:

      - Он длинный и разделся.

Короче, засмеяли Колю.

     Вместо зарядки – уборка снега. Потом – подведение итогов. Буба несколько раз «называл» мою фамилию. Когда шли на завтрак, Кот сказал:

    - 204-ое отделение ни черта не может ходить, будем вместо увольнения заниматься строевой.

Серёга Овчинский ему сказал:

 - Да бросьте, Вы.

Да, Кот этого Серёге не забудет.

 

     На построении на обед Ю. И.  объявил Овчинскому пять суток, заодно и Игорю Коробову, он на Полищука что-то сказал матом, хотя тот сам его обозвал. Я иду в наряд по роте. На разводе Машевский не знал обязанностей дежурного по роте. Дежурный по училищу обещал его наказать. Все ушли в кино, я лёг спать. Ночью читал Конан Дойля, время пролетело быстро. До трёх часов ночи шастали самоходчики.

      Спали до половины девятого, - воскресенье. Погода паршивая – снег, грязь. Да и что можно ожидать на ставрополье в начале февраля. В поточной аудитории – смотр художественной самодеятельности штурманского батальона. Штурмана показывали пляски и сценки, и даже хор, – третий и четвёртый курс. До самого обеда пахали в роте. Пришёл Инспектор из увольнения, принёс новость от Николая Герасимовича – наше отделение едет в Кореновск вместе с 203-им. Кажется это Инспектор с Николай Герасимовичем и договорился. Всё-таки у обоих «генеральская кровь».

30.10.2020 в 19:07

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: