authors

1453
 

events

197993
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Vadim_Kachala » 1953. Приезд в Евпаторию

1953. Приезд в Евпаторию

13.03.1953
Евпатория, Крым, Украина

Из Ананьева мы уезжали в Евпаторию, навсегда.

 

Сначала на машине до станции Жеребково (15 км), потом с пересадками до Евпатории. Прибыли 13 марта на старый вокзал в Евпатории (теперь Евпатория-Товарная).

 

Мне трудно представить, как мама с двумя детьми (мне 6 лет и 7-ми месячная сестра Таня), с вещами (мы ведь переезжали на новое постоянное место жительство) добиралась с тремя пересадками, покупкой билетов на проходящие поезда. Мама с теплотой вспоминала тех людей, которые ей помогали в пути.

 

В Евпатории за полтора года мы пожили в пяти местах, прежде чем осели в том доме, в котором живет моя мама сейчас.

 

Первой приехала в Евпаторию моя бабушка (или бабуся, как я ее звал, и по украинской традиции называл на «вы») – Нила Григорьевна Ильницкая. Она приехала к своим знакомым, подругам по заложничеству в годы войны.

 

 

Война в Евпатории глазами моей бабушки

 

В войну в Евпатории осталась моя бабушка Нила с маминой сестрой Мусей, а также бабушкина сестра Зубрицкая с сыном Толиком.

 

Поскольку не было крупных боев за Евпаторию, то и не было взаимной озлобленности немцев и местного населения. Все-таки провинциальный курортный город, вдали от основных полей сражения.

 

О войне и войне в Крыму написано много. Мне же хотелось бы показать войну глазами бабушки Нилы.

 

Она рассказывала о том, как немцы бомбили санатории и отплывающие советские корабли. Как ушили наши войска и началось разграбление санаториев. Несли посуду, мебель, ковры. На берегу остался полуразрушенный корабль с продовольствием и местные жители бросились запасаться крупами и другими продуктами.

 

Вошли немцы. Они издали указ сдать все наворованное. За неповиновение – расстрел. Ходили по домам с обысками. Кроме немцев в обходах участвовали румыны, после которых в доме всегда чего-нибудь недоставало.

 

По случайному совпадению бабушка жила на территории санатория, где живет моя мама и сейчас. В санаториях лечились раненные немецкие офицеры.

 

У бабушки был огородик. И она рассказывала, как к ней приходили немцы, что-то говорили по-немецки, вели в огород и показывали пальцами, что им надо пару луковиц. Ее поражала такая учтивость завоевателей. Еще на территории санатория росли абрикосы. Так вот немцы не ломали ветки, не кидали камнями, а аккуратно снимали абрикосы палкой, на конце которой была консервная банка и бритва для срезания плодов.

 

Однако были в городе облавы с захватом заложников, которых потом расстреливали. За убитого немца расстреливали 30 заложников. Однажды попали в такую облаву бабушка с тетей Мусей. Их поместили на ночь в сарай, а утром должны были расстелить. Понятен ужас, переживаемый заложниками. Среди них оказалась одна женщине, которая предложила молиться за освобождение. Ни бабушка Нила, ни Муся не верили серьезно в Бога, но тут, поддавшись общему настроению, решили молиться и поклялись, что если освободятся, то будут верить в Бога.

 

И произошло чудо (не всегда расстреливали заложников) – их выпустили. С тех пор и бабушка и Муся стали истыми верующими. Религия у них была такая, какая досталась – они стали евангелистами седьмого дня (или, как кратко говорили, «субботниками»). Это предопределило их дальнейшую жизнь, их трудности и проблемы. Во-первых, в стране была шестидневка и полагалось по субботам работать, а религия не позволяла. Во-вторых, после войны Муся получила 25 лет лагерей, но об этом попозже.

 

И вот среди спасшихся заложников были две женщины: старшая Тина и ее дочь, ровесница Мусе, – Оксана. Отсюда пошла длительная (пожизненная) связь наших семей, которая продолжается и сегодня.

 

 

 

В Евпаторию мы приехали к Тине и Оксане, которая уже была замужем за Василием и имела двух дочерей. Они жили на пересечении улиц Пушкинской и 5-й линии (сейчас – ул. Косицкого). Сейчас на этом месте расположен парк санатория «Планета». Занимали они две комнатки на втором этаже небольшого двухэтажного многоквартирного дома, а на первом этаже у них была кухня, в которой нас и поселили. У них также были сараи и летняя кухня.

Василий работал на молокозаводе, который находился рядом с домом, через улицу. Иногда нам доставалось мороженое, которое он приносил бидончиками с работы. Это было очень вкусное мороженое! Вряд ли я потом ел подобное (или это только тогда так казалось?). Мы ведь ели очень мало сладостей.

 

За молокозаводом был пустырь и где разместился крохотный молочный магазинчик. Здесь я сформировался как покупатель. Я самостоятельно ходил с трехлитровым бидончиком за молоком, осваивая азы стояния в очередях. Запомнился первый урок. Продавщица спросила, нет ли у кого рубля, и я как честный человек сознался и отдал рубль продавщице. Я продолжал стоять в очереди, но мой рубль мне никто не отдавал. Я еще не знал того правила, что мой рубль потом зачтется, когда буду расплачиваться за молоко, … и я заплакал. После этого в моем детстве и моей жизни будет столько очередей!

23.12.2019 в 19:25

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: