authors

1453
 

events

197993
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Vadim_Kachala » 1953-1954. В поисках жилья

1953-1954. В поисках жилья

05.04.1953 – 15.08.1954
Евпатория, Крым, Украина

Мама устроилась работать медицинской сестрой в санаторий им. Сакко и Ванцетти (кто не помнит: Сакко и Ванцетти – рабочие-революционеры, которым было предъявлено ложное обвинение в убийстве – были казнены на электрическом стуле в 1927). Даже сегодня тяжело прожить на зарплату медсестры, а представьте себе, как прокормить четверых, да еще посылать посылки мужу-заключенному в лагерь.

 

Жить мы продолжали у знакомых, понимая, что является им обузой.

 

Как уже писал, жители дачного района Евпатории были крайне бедны. Для дополнительного заработка они сдавали койки, комнаты, кухни, сараи, беседки курортникам. Кроме того, кто имел доступ к клочку земли, выращивали ранние овощи: лук и редиску, позднее – огурцы и помидоры, а также зелень: укроп и петрушку.

 

Семья, у которой мы жили, тоже в качестве дополнительного заработка сдавала комнаты и имела огород. Ведь на пять человек был только один работник – Василий. Тина регулярно торговала на базаре и имела, как считалось, большие (по понятиям того времени!) накопления. Сдавать же комнаты курортникам они уже не могли из-за нас – мы вчетвером жили у них бесплатно. Мама предлагала деньги за наше проживание, но они отказывались, говоря мол, как можно обкрадывать «сирот». Это, конечно, сильно нас тяготило, и моя бабушка много работала у них на огороде, который занимал большую площадь на пустыре за двором, в глубине квартала.

 

Спустя лет пять Тина с Оксаной придут к нам, и будут требовать деньги за наше проживание у них в 1953 г., поскольку они считали, что мы стали жить «богато». Конечно по сравнению с 1953 г. мы были «богачи», но зарплаты двух медработников составляли чуть больше 100 рублей на пятерых членов семьи.

 

Мы приехали весной, а, когда стало приближаться лето, мы – бесплатные жильцы – становились обузой, преградой к дополнительному заработку. Прямо это не говорилось, но хозяевам срочно потребовалось делать ремонт кухни, в которой мы проживали. Мы поняли намек и срочно стали искать комнату. Поскольку события стали развиваться стремительно, то мы быстро перебрались в комнату к соседям (хозяин был милиционером). Соседи оказались милые люди, но злоупотреблять их гостеприимством долго было нельзя – нужно было искать комнату на долгий срок. Через два месяца мы сняли комнату тоже на улице Пушкина, но в конце ее – там теперь санаторий «Таврия». Мне стало очень близко ходить в детский сад, поскольку наш двор выходил на улицу 7-я линия, на которой и был детсад. Ходить мне приходилось всего метров 800 по прямой.

 

Поселились мы в квартирке из двух комнат: дальнюю занимали мы вчетвером, а ближнюю – комнату-кухню – занимала хозяйка с двумя дочерьми (2–5 класса). Хозяйка работала только в сезон – летом – продавщицей, а все остальное время была домохозяйкой. За квартиру платили, если не ошибаюсь, 200 рублей в месяц.

 

Мама работала на 1,5 ставки – ее не было весь день. Я ходил в детский сад, который был рядом с санаторием, в котором работала мама. Дома оставались бабушка с сестрой. В выходные и вечерами я играл во дворе с соседскими детьми. Я плохо помню игры во дворе, но запомнил, как вынес и поменял на что-то отцовские фронтовые медали. Маме надо было делать отчет расходу медикаментов, и вот тут-то я и освоил счеты, а потом с помощью них помогал маме делать отчет. Она давала мне документы с колонками цифр, и я на счетах подсчитывал их сумму. После этого она сама считала, и если суммы совпадали, то принимала сумму за окончательный результат. Без меня ей приходилось как минимум два раза пересчитывать, пока не получались повторяющиеся суммы. Так что я почти в два раза экономил маме время подготовки отчета. Еще я понимал время по стрелочным часам, умел читать и писать (чему не научишься без телевизора и компьютерных игр, шучу!).

 

К весне возникли какие-то разногласия с хозяйкой, и мы перебрались во времянку в районе вокзала. Там выдавали участки под строительство домов, а поскольку жилищное строительство в городе практически не велось, то люди начинали строиться сами. Сначала возводилась на время строительства так называемая времянка, которую нужно было обязательно снести, когда дом был закончен (боялись, что бы люди не имели лишнюю жилплощадь!). Но этот момент (разрушения времянки) всячески затягивался, и вот мы поселились в такую времянку. Там мы платили, кажется, уже 250 рублей в месяц.

 

Но вскоре пришлось перебираться дальше: мы поселились еще ближе к вокзалу на ул. Сытникова, прямо напротив нового вокзала Евпатория-Курорт. По гудкам прибывавших поездов мы узнавали время. Выходишь из калитки и через степь минут за 5 добираешься до вокзала, куда меня отправляли за хлебом. Степная дорога короткая, но интересная. Вокруг растут степные травы, везде норки сусликов и сами они иногда высовывают свои любопытные мордочки. И степной ветер, которые такое же частое явление в Евпатории, как и солнечные дни. Я бегу к вокзалу и пускаю по ветру трех- или пятирублевую бумажку и ветер несет ее по степи, пока она не зацепится за кустик перекати-поля. Однажды был довольно сильный ветер, и я чуть не плача долго гнался за купюрой, которая никак не хотела останавливаться.

 

Вскоре закрылся на ремонт санаторий, в котором работала мама. Она стали искать новую работу, одним из требований к которой было предоставление хоть какого-то жилья. Ей предложили работу медсестрой с жильем на сольпроме. Сольпром располагался 2–3 км от восточной окраины Евпатории, там шла добыча соли из озера Сасык-Сиваш. Вокруг громоздились высокие кагаты (бурты) соли длиной в десятки метров и высотой в 3–4 метра (видны из окна поезда или автобуса при подъезде к городу). Соль в буртах должна была многие месяцы выветриваться (чтобы дождевые воды вымыли калийные соли с горьким вкусом, они легче растворимы и быстро выносятся, так что вскоре остается только хлорид натрия – поваренная соль).

 

Там были какие-то строения, в том числе и жилые. Однако при всей привлекательности предоставления жилья, возникала проблема моего посещения школы – дорога в школу для первоклассника по пустынным районам пригорода была бы не самым безопасным путешествием. По этой причине от работы на сольпроме мама отказалась.

 

Затем нашлась еще одна работа: старшей медсестрой в 2-м санатория железнодорожников (сейчас санаторий «Прибой»). Там ей давали комнату.

 

Так в августе 1954 г. мы переехали в свое, несъемное, жилище на ул. 3-й Продольной, (сейчас ул. Горького), которое и стало последним местом жительства в Евпатории.

23.12.2019 в 19:33

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: