authors

1447
 

events

196978
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Arseny_Chanyshev » Моя жизнь. Генриэтта

Моя жизнь. Генриэтта

08.01.2004
Москва, Московская, Россия

На первом курсе я познакомился с Генриеттой. Она была моя ровесница. Но училась уже на 4 курсе.

   Она училась на психологическом отделении философского факультета. Психология ещё не выделилась в особый факультет. До этого  было далеко.  Мы как будто любили друг друга. Во всяком случае ежедневно встречались. В университете. На улице. Больше было негде. Но у нас не налаживалась сексуальная жизнь. Да и как она могла наладиться в подворотне. Это теперешняя молодежь перепихнется в подъезде и говорит: «У нас была любовь!».   Летом 1948 года мы были в Геленджике в университетском санатории.

     В 1949 году Генриетта закончила психологическое отделение философского факультета. Она уехала на этот раз без меня – с подругой Лидой. В дом отдыха на Оке. В Поленово. Там она сошлась с парнем, что был на 3 года её моложе. Ей (и мне) 23, ему 20. Это Наматэвс Анатолий Альфредович. Русский (?). Член ВЛКСМ.   Из Риги. В 1949 году закончил в Риге среднюю школу № 16. Он приехал в Москву поступать в Московский гидромелиоративный институт. В Поленово он приезжал к работающей в доме отдыха матери.  Заодно он оплодотворил Генриетту. Они и в Москве встречались…

Потом обнаружилось, что Генриетта в положении. И всё раскрылось.

И вот передо мной кое-как нацарапанный карандашом текст Генриетты. Он давно уже не читабелен. Хорошо, что я когда-то по нему написал его чернильную копию.

Это рассказ Генриетты о её разговоре с Анатолием.

Вчера, когда я ему сказала о ребенке,  тут же сказала, что я теперь потеряла всякое уважение к себе,

Что я тварь, что теперь меня в жизни ничего не удерживает.

Он говорит: это глупо, так нельзя.

Потом: семьи у нас не выйдет.

Я: конечно ещё не хватало. После этого я не могу смотреть, ни о каких встречах не может быть и речи.

Он тогда спросил: Как ты относишься к Аське?

Я сказала, что он очень благородный, умный, что я его любила, что отдала ему всё самое хорошее, что у меня было(???). Я считаю себя виноватой перед ним. Нельзя так было тянуть, мне было давно с ним расстаться, сказать всё с самого начала, как я приехала.

Он просил меня не уезжать, ничего с собой не делать, сказал, что в крайнем случае мы можем пожениться.

Я сказала, что это ерунда, я не хочу.

Он говорит, что я должна сдавать в аспирантуру.

Я не верю теперь ни одному его слову, насколько я раньше была доверчива, теперь наоборот.

    Теперь, 22.05.99 , через полвека, я думаю, что в этом документе  мало правды.  Доверчивым-то был я!

   И расхлебывать кашу пришлось мне. Моя мать сочувствовала  этой девке и даже не возражала против моей женитьбе на ней, беременной от другого.  Но более суровая тетя Лена стала меня отговаривать. И, казалось, отговорила. И переубедила мою мать. И я сказал на Кузнецком мосту Гете, что  я передумал. Она меня догнала и влепила мне пощечину В гневе я притащил её  в тогда пустующую комнату тети Кати и дяди  Тали и позвонил Анатолию. Не помню, откуда у меня был его московский  телефон... Я сказал ему, что она меня ударила и  предложил ему её забирать. Они встретились на Петровке на  моих глазах. Тогда-то я его впервые увидел. Он был весьма некрасив.  Они шли по Петровке в сторону центра мимо Пассажа. Я шeл за ними. Потом я вернулся к матери.

    1949-50 учебный год. Мне 23-24 года. Я студент 3-го курса.

 В начале октября я расписался с Генриеттой. Не помню, как это у меня получилось. Тайком от матери. А я не пошёл к родителям Генриетты. Я хотел жить дома. ЗАГС был в нашем доме. Мать почувствовала, пошла и узнала. И устроила мне дикий скандал. Я буквально бежал из дому. За мной летели пустые кастрюли.  Я был вынужден перейти  к родителям Геты, чего я совсем не хотел. У матери я не появлялся полгода..

     Родители «жены» меня ненавидели. Будучи сволочью, они думали, что нищий студент женился на их  дочери по материальным соображениям. А я её любил. 21 апреля 1950 года у неё родился сын - Александр. Я его записал на себя.

    Летом 1950 года я был один в университетском доме отдыха на Рижском взморье. В Пумпури. Там я понравился одной симпатичной девушке. Но увы! Я был женат.

  

    1950-51 учебный год

    Когда я записал Александра на себя, я  уже не  был  нужен в доме Докшиных. Хитро спровоцировав меня на скандал, они меня выжили. Так с Кутузовского проспекта я вернулся к матери в темный угол на Петровских линиях.. Шла осень 1950 года. Я продержался у сволочей всего один год. Они, как сообщила мне моя «жена»,  были очень довольны теперь от меня избавиться. Ширма стояла крепко и без меня. К «жене» я ходил тайком, днем, когда сволочей не было дома. Полковника, кандидата исторических наук Степана Васильевича и учительницы биологии Анны Ивановны. Меня к матери обратно не прописывали. Участковый стал грозить ей штрафом. Мне пришлось обратиться за помощью к «тестю». Вышел неприятный разговор, в ходе которого подонок заявил мне, то я «черное пятно» в МГУ и что он завтра может меня оттуда изгнать.

   Я упрекнул родителей Геты, что я был для них ширмой.

 

   А она вошла в комнату, где у меня был этот разговор, и стала поливать меня грязью.

    Этого я ей никогда не мог простить. И когда через 13 лет я неожиданно для самого себя   вспылил и окончательно ушел, то я вспомнил именно это (не измену). «А помнишь как ты меня вместе со своими родителями грязью поливала!» - воскликнул я и плюнул ей в морду. Это было при Александре. Ему было 13 лет.

    Тогда же в ответ на вызов «тестя» я обратился в нашу комсомольскую организацию с заявлением, в котором я описал всю свою ситуацию. К ним ездили. Нашли, что они темные люди. Предлагали обратиться в Военно-политическую академию, где «тесть» работал. Я отказался. Тогда я помирился с «женой» и ходил к ней днем, когда она бывала одна. Даже гулял с ребенком. Летом 1951 года я был в двенадцатидневном  доме отдыха «Турист» под Москвой. Там я познакомился с одной хорошей женщиной. Её судьба была страшной. До войны она жила в Ростове на Дону. Была замужем. Муж оказался садистом. «Просыпаюсь от боли,- рассказывала она. – А на мне лежит горящая сигарета». Её угнали в Германию. Она там батрачила на ферме у немца. Он её избивал… Но увы! Я был женат.

23.04.2019 в 09:44

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: