authors

1453
 

events

198050
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Arseny_Chanyshev » Моя жизнь. Научный работник в области философии

Моя жизнь. Научный работник в области философии

09.01.2004
Москва, Московская, Россия

1951-52 учебный год. Мне 25-26 лет. Я на пятом курсе. Продолжаю жить при матери с теткой и кузиной. Теснота страшная. Зато при своих. Хожу днем к «жене». Там меня однажды застал тесть. Заболел – и раньше своего времени вернулся из академии домой. Ничего не сказал. Я тоже. Но был удивлен, что мы, оказывается, не расстались. Хитрая дочь вовсю обманывала родителей. И меня.

  В 1952 году я закончил философский факультет – и был оставлен в аспирантуре на кафедре истории зарубежной философии.

 Это было чудом.

    Нас было семь человек студентов-дипломников на кафедре ИЗФ. Заведующий Теодор Ильич Ойзерман. Я бы никогда не попал в аспирантуру, если бы не было кампании против «Иванов, не помнящих родства», космополитов. А таковых на курсе было много. Я стал бы школьным учителем истории где-нибудь на Алтае. Впрочем, почти все наши однокурсники-космополиты стали докторами наук, а то и профессорами и без аспирантуры. Левада. Грушин. Ракитов… Пока что оставили 6 из семи. Седьмым был космополит Иванов. Защитил  же диссертацию в срок один я. Как остальные – не знаю. Один  из них принялся ругать Бертрана Рассела. А он возьми да и стань борцом за мир. И вся остро критическая диссертация поехала. А ведь ещё недавно  в первых лекциях  нашей кафедры по критике современной буржуазной философии безумный Михаил Александрович Дынник представлял Рассела «Поджигателем войны №1». Две девицы стали аспирантками явно через диван  зава-шустрика. Ни одна из них не защитила диссертацию.  Одну мы всю учебу прорабатывали за безделье – и она в аспирантуре! Некая Кочетова. Яхтсменка. Вторая для меня олицетворяла Дуньку в философии. Она сбежала с каким-то лейтенантиком. Я её нашел в Талине, где был на конференции по протестантизму. У неё в квартире был громадный аквариум.

    Но пока что надо было заполнить анкету на 16 страницах.

Пройти партбюро факультета. Партком Университета. Лично райком. Заочно горком.

    Первый контакт с КГБ. И, наконец, некий помощник некоего проректора МГУ:

    -    «А где Ваш отец? –

-           Умер в Астрахани в 28 году.

-           А где похоронен?

-           Там же.

-           А может быть он не умирал? Идите и спросите у своей матери, где Ваш отец?»

    Через неделю: «Спрашивал. В Астрахани…

          Идите…»

      Через месяц:

  Распределение. «Арсений, иди домой! Мы тебя вызовем…»

      Через неделю:

«Арсений! КГБ против тебя ничего не имеет. Приходи завтра на распределение…»

    26 июня 52.  Решением Государственной экзаменационной комиссии от 26 июня 1952 г. Чанышеву Арсению Николаевичу присвоена квалификация научного работника в области философских наук, преподавателя Вуза, звание учителя средней школы

    1952-53 учебный год. Я аспирант. Даже комсорг кафедры. Смерть Сталина во втором семестре моей аспирантуры.. Меня с моей первой женой чуть не задавили на Трубной площади. Еле вырвались. С тех пор я стал патологически  бояться толпы.

    1953-54 учебный год. Осенью открылось новое здание МГУ на Ленинских горах.  Я аспирант второго года обучения. Хотя я был москвичем и формальных прав на это  не имел, мне как комсомольскому активисту дали комнату в зоне Г. Восьмиметровку

    Шесть свиней. После смерти Сталина начали снова поднимать деревню.

    Первая статья. Но были и другие свиньи. В 1954 году мы в соавторстве с доцентом Ю.К.Мельвилем опубликовали статью «Ирония истории» в журнале «Вопросы философии» (1954, №2). Она получила положительную оценку со стороны журнала «Коммунист» (1954, №15). Здесь свиньями были мы. У меня сохранился оттиск этой статьи. Недавно я её перечитал. Конечно, я не буду её публично рвать, как это сделал профессор-перевертыш В.В. Соколов со своей книжонкой «Предшественники научного коммунизма». Что было – то было. А тогда по-другому и не могло быть. Не напечатали бы. А то и посадили. В каком-то смысле я даже восхитился нашей статьей. Конечно, главную роль здесь сыграл прожженный карьерист и тайный кагэбевец Мельвиль. Ведь я один затем ничего подобного написать не мог. Оголтелая декларативная критика «ИХ». Оголтелая декларативная  уверенность в неизбежной  победе коммунизма

    Потом один аспирант в своей диссертации написал, что всё человечество приближается коммунизму «неотвратимо!». При обсуждении этой диссертации на кафедре я заметил, что это слово какое-то двусмысленное. Но меня никто не понял. Чувство юмора у этих говнокопателей начисто отсутствовало. В конце этого учебного года у меня произошел случайный неприятный инцидент в столовой. К тому же меня еще в связи с ним и оклеветали.

23.04.2019 в 09:47

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: