Autoren

1037
 

Aufzeichnungen

146666
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Sergei_Soloviev » Облако Таня - 3

Облако Таня - 3

03.01.1972
Москва, -, Россия

Пробы утверждал генеральный директор киностудии Николай Трофимович Сизов, а представлял их ему на утверждение художественный руководитель объединения прелестнейший человек и режиссер Лев Оскарович Арнштам. Я же в те времена еще числился в таких «молодых» режиссерах, что на обсуждение меня даже не звали. Впрочем, я не сомневался, что всех утвердят, да и к чему там было цепляться: пионеры, пионерки, галстуки, барабаны, ну, один венок набекрень... Не все ли равно Сизову, кто там будет какой-то Ерголиной?

И вдруг узнаю, что именно Таню Сизов утверждать наотрез отказался.

— Это что такое? Это почему? — вдруг разобиделся я и за Таню, и за Милу, и за себя самого.

— Понимаешь, — слегка покраснев, замялся Лев Оскарович. — В чутье Трофимычу отказать нельзя. Оно у него абсолютное. Комсомольское. Не зря он во время войны возглавлял отдел ЦК ВЛКСМ по обороне. Он, понимаешь, говорит, нехорошо, когда два русских мальчика крутятся, расшибая лбы, вокруг одной еврейской девочки...

— Какой еще еврейской девочки?! — возмутился я.

— Этой самой, Тани Друбич.

— Какая она вам еврейская девочка! — я с силой ударил себя кулаком в грудь. — Я вот этими самыми глазами ее маму видел, — тыкал я себе в глаза растопыренными пальцами. — Это абсолютно русская женщина.

Тут же для подтверждения собственной правоты и ее документальных доказательств поручаю своему второму режиссеру Алику Григоровичу ехать к Таниной маме за метрикой.

Через два часа Алик вернулся до крайности удрученный.

— Ужас, — отведя глаза, сказал он, к тому же вздохнув.

— Не может быть! — ахнул я почти с восхищением, потрясенный безошибочностью сизовского чутья и глубиной настоящей кадровой выучки.

— Нет, конечно, там, наверное, и сербские, и итальянские, и греческие крови есть... — продолжал бормотать Алик, как бы оправдываясь.

Но тут уже меня заклинило: если вопрос ставится так, то вообще вариантов не будет. И что это еще в принципе за маразм собачий — разбираться в составе крови у претендентов на роли... Когда-то к тому же я учился на курсе у Ромма, как и все вгиковцы читал затертую стенограмму его памятной речи в ВТО об антисемитизме; краем уха слышал, конечно, и до этого кое-что про эти тупые первобытные дела, но на своем опыте никогда ни с чем подобным не сталкивался.

— Сережа, не надо. Ты что, не понимаешь, в какую гадость все это может вылиться? — попытался утихомирить меня мудрый битый Арнштам.

— Лев Оскарович, я отказываюсь с кем-либо вообще подобное обсуждать. Будет так, как я сказал: снимается Друбич. Или пусть не будет никак...

— Тогда уйди на два дня со студии, чтобы тебя здесь не было видно, и не подавай голосу. Я сам его доломаю...

Что там Арнштам говорил Сизову, как «доламывал» — не знаю. Но через два дня он меня вызвал сияющий:

— Все. Договорился. Снимай.

Тут же мне стало дурно и тоскливо до невозможности. Ничего общего, как вы помните, с моей выдуманной Ерголиной эта героически отвоеванная «греко-итальянская» Друбич в моем измученном сознании по-прежнему не имела. Радости от победы не было. Я хорошо понимал, что настаивал на ней из чисто идейного упрямства и просто из обычных бытовых норм естественной человеческой порядочности. Но теперь делать уже было нечего. Мы подписали с Таней договор, едем в экспедицию в Калугу.

27.12.2018 в 11:56


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame