Autoren

980
 

Aufzeichnungen

140766
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Vyacheslav_Savchuk » Предисловие

Предисловие

01.07.1914
Москва, Московская, Россия

В 80-е – начале 90-х гг., приезжая из Ростова-на-Дону в столицу, я иногда останавливался у своей троюродной сестры Наталии Сергеевны Владыченской, с чьей семьей меня связывают давние теплые отношения. Именно в ее квартире, расположенной в главном корпусе Московского университета, мне довелось познакомиться с тогда уже очень пожилой, но, как стало ясно за обычным в подобных случаях «семейным» чаем, по-прежнему многим интересовавшейся интеллигентной дамой – Натальей Владимировной Саводник. Фамилию «Саводник» я хорошо знал с детских лет: ведь О.В. и Н.В. Саводник были (по материнской линии) двоюродными сестрами Ирины Александровны Паламарчук (матери Н.С. Владыченской), а И.А. Паламарчук в свою очередь была двоюродной сестрой (по отцовской линии) моей мамы Галины Андреевны Паламарчук (Савчук). В юности я успел еще познакомиться с родными тетями сестер Саводник (их мать – Надежда Николаевна Саводник, урожденная – Шишова) – Марией Николаевной и Матреной Николаевной («тетя Мотя» по дневникам), а вот встреча с Н.В. Саводник состоялась только в конце 80-х годов, когда она, как уже говорилось, была в преклонном возрасте.

 

Прошло, вероятно, около десяти лет, и, будучи снова в Москве, я узнал о недавней кончине Натальи Владимировны Саводник и о том, что она завещала Н.С. Владыченской некоторые семейные реликвии, в том числе дневники детских и юношеских лет (ранее скончавшейся сестры Ольги и свой собственный). Прочитав некоторые страницы дневников, я сразу почувствовал, сколь удивительно непосредственно отражают они многие черты быта пред- и послереволюционной эпохи, но как-то не подумал о возможной их публикации. В последующие годы, знакомясь со все новыми работами, посвященными истории повседневности, а также с гендерными исследованиями, я все больше осознавал значение тех текстов, которые их авторами не предназначались для публикации. И вот, в январе 2006 г., вновь будучи в Москве, в гостеприимной семье Владыченских, я предложил попытаться опубликовать дневники сестер Саводник. Любопытно заметить, что мое предложение было встречено весьма настороженно и Наталией Сергеевной, и ее дочерью Ириной Петровной (обе они занимаются исследовательской работой в области биологии). Эта настороженность объясняется, очевидно, тем, что для них, как и для многих вообще людей, любая семейная реликвия – нечто интимное, то, что не должно становиться предметом рассмотрения и, тем более, анализа постороннего человека. Все же мне удалось получить согласие на публикацию, а также дополнительную информацию об авторах дневников и в целом – о семье Саводников, за что я искренне признателен Н.С. и И.П. Владыченским.

 

Отец Ольги и Натальи Саводник, Владимир Федорович Саводник, в свое время был известным профессором-филологом, хотя, вероятно, и не принадлежал к числу «властителей дум» студенческой молодежи. Уже через 30 с лишним лет после его кончины «Краткая литературная энциклопедия» поместила о нем статью следующего содержания: «Саводник, Владимир Федорович [28.IV (10.V). 1874, Ливны Орловской губ., – 13.IV.1940, Москва] – рус. сов. историк лит-ры. Род. в семье врача.

 

Окончил филологич. ф-т Моск. ун-та (1899). Был учителем словесности. В 90-х гг. начал печатать стихи в символистском духе и рецензии. С. принадлежат критич.статьи о рус. поэзии (о Е.А. Баратынском, Ф.И. Тютчеве, Ап. Григорьеве, Вл.С. Соловьеве). Его “Очерки по истории русской литературы ХIХ в.” (1906) и “Краткий курс русской словесности с древнейших времен до конца ХVIII в.” (1913) служили осн. пособием для изучения рус. лит-ры в средней школе до конца 20-х гг. Лит. процесс С. освещал в традициях историко-культурной школы. После Октябрьской револю-ции участвовал в издании Полного (юбилейного) собр. соч. Л.Н. Толстого; подготовил ценный комментарий к “Дневнику А.С. Пушкина. 1833–1835” (1923, при участии М.Н. Сперанского) и издание “Анны Карениной” с обширными комментариями (1928)» [Краткая литературная энциклопедия, 1971, с. 591][1].

 

В.Ф. Саводник учился с В.Я. Брюсовым на одном курсе исторического отделения Московского университета и в конце 1890-х–начале 1900-х гг. был близок к группе московских символистов[2]. В 1898 г. он выпустил в Москве первую книгу стихотворений, в рецензии на которую А.В. Амфитеатров отмечал: «Как лирик, г. Саводник, минуя течения декадентства и символизма, прямо и решительно примкнул к той старой, но симпатичной школе, которая главнейшим представителем теперь, за смертью Майкова, Фета и Полонского, является высокоталантливый К.Р. Это – школа истинных вдохновений и добрых, от Пушкина унаследованных традиций»[3].

 

Вдневниках и письмах Брюсова часты упоминания имени В.Ф. Саводника [Брюсов, 2002, с. 48, 50, 67, 75, 76, 83, 85, 87 и др.], ставшего постоянным сотрудником ведущего московского журнала русских символистов «Весы» [Азадовский, Максимов, 1976, с. 296] . В 1983 г. Н.В. Саводник передала в Центральный государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ) семь писем Брюсова Саводнику и рукописные воспоминания своего отца о Валерии Брюсове [Поэт и ученый, 1988, с. 99–115]. Младшая сестра Брюсова – Надежда Яковлевна (1881–1951) – была впоследствии музыковедом, автором многих книг о музыке и музыкальном образовании [Энциклопедический музыкальный словарь, 1966, с. 67], с 1921 г. – профессором Московской консерватории. В дневниках сестер Саводник о ней есть немало упоминаний.

 

Как сообщила мне Н.С. Владыченская, по окончании гимназии обе сестры Саводник учились в народной консерватории Н.Я. Брюсовой; Наталья Владимировна – у известного музыковеда и педагога Б. Ярошевского. Она окончила консерваторию, но профессиональным музыкантом не стала, хотя всю жизнь была близка к музыке и являлась активным участником музыкального кружка учеников Ярошевского.

Ольга Владимировна, родившаяся в 1901 г., консерваторию не окончила. Она училась танцевать в студии Ирмы Дункан (приемной дочери Айседоры Дункан), но профессиональной артисткой тоже не стала. В 30-е гг. она вышла замуж за А.И. Яковлева – человека без художественного образования, но с большими способностями. Они вместе работали в различных художественных мастерских, в последние годы жизни преподавали рукоделие и художественное ремесло в пионерских лагерях. Ольга Владимировна скончалась в 1986 г. в бывшем профессорском доме у Никитских ворот, где она прожила всю жизнь.

 

Наталья Владимировна своей семьи не имела, была очень близка с сестрой и жила до расселения центра в той же квартире. О ее деятельности, о преемственности поколений русской интеллигенции сообщают опубликованные в сборнике «Встречи с прошлым»[4] фрагменты хроники ЦГАЛИ, очевидно, в связи с 80-летним юбилеем Натальи Владимировны. Процитирую довольно большой отрывок: «Все гимназисты и реалисты дореволюционной России учились “по Саводнику”, иначе говоря, получали знания о русской литературе по учебникам, составленным известным педагогом Владимиром Федоровичем Саводником. Это действительно был прекрасный учебник, сыгравший весьма положительную роль в формировании культурного уровня русской интеллигенции того времени. Но Саводники оказались прикосновенными и к архивному миру: дочь В.Ф. Саводника Наталья Владимировна стала архивисткой. Правда, произошло это не сразу. Сначала музыкальная школа, работа преподавателем музыки и пения, потом – лаборант Института психологии и даже (в 1943 г.) – рабочая, строитель Московского метро. Потом – педагогический институт. И наконец, 1949 г., ЦГАЛИ. “Молодой архивный работник”, как писалось тогда в служебной характеристике, дала очень высокие “производственные показатели” и быстро заняла соответствующее место в цгалийских рядах; она была председателем месткома, председателем кассы взаимопомощи, ученым-методистом, одним из создателей нашего “Путеводителя”. Но самое главное было – разборка, изучение, научное описание фондов. И каких?! Через ее руки прошли ценнейшие “музыкальные” архивы С.С. Прокофьева, Д.Д. Шостаковича, Б.В. Асафьева, Ю.А. Шапорина, И.О. Дунаевского, В.Я. Шебалина. Здесь у нее, архивиста-музыковеда, не было соперников. Нет и сейчас. Цгалийцы отметили юбилей Н.В. Саводник тихо и скромно, может быть, потому, что это как раз соответствовало ее человеческой индивидуальности, ее удивительной скромности, полному отсутствию ученого и прочего гонора, то есть как раз тем чертам, которые всегда были характерны для лучшей части старой русской “ученой” интеллигенции, традиции которой живы еще в архивной среде и заслуживают самого глубокого уважения» [Дни нашей жизни, 1987, с. 458–459]. Последние годы жизни Наталья Владимировна, родившаяся в 1903 (1904) г., провела с племянниками, получившими квартиры в новых районах Москвы. Она скончалась в очень преклонном возрасте (в 1996 г.).

 

 

Согласно информации, полученной от Н.С. Владыченской, старший брат О.В. и Н.В. – Александр Владимирович Саводник («Шурка») – был крупным радиоинженером. Он участвовал в создании радиостанции «Север», которая была нашей основной ра-диостанцией в годы Великой Отечественной войны. За эту работу он был удостоен Сталинской премии.

 

Часто упоминаемое в дневниках имение Лукино, где прошло детство сестер Саводник, было куплено их дедом, промышленником Н.И. Шишовым[5], у своего дальнего родственника С.С. Ланского и продано незадолго до революции. Оно находится недалеко от станции Бахчиваджи Ярославской ж.д. в составе пос. Свердловский. Дом и парк целы, хотя часть дома разрушена. В этом доме была позже расположена детская колония, а сейчас помещается электроламповая фабрика. Сведения о семействе Шишовых и имении Лукино имеются в краеведческом музее г. Лосино-Петровский[6].


 

Как мне представляется, дневники сестер Саводник могут быть интересны любому читателю, стремящемуся больше узнать о повседневной жизни русского общества, причем в ту полную драматизма эпоху, когда происходила ломка не только бытовых, но и нравственных устоев. Русская классическая литература оставила нам немало замечательных повествований о «детских годах» их главных персонажей (вспомним С.Т. Аксакова, Л.Н. и А.Н. Толстых, Н.Г. Гарина-Михайловского и др.), но, как правило, это были рассказы о «детстве, отрочестве, юности» представителей дворянских, нередко – аристократических, семейств.

С другой стороны, всем памятна автобиографическая трилогия Максима Горького, в которой сами названия повестей («В людях», «Мои университеты») надолго стали своеобразным символом тяжкой доли подростка из рабочей среды. Читая дневники сестер Саводник, мы погружаемся в повседневную жизнь «интеллигентских» подростков: домашние учителя-гувернантки, гимназия, чтение книг (как на русском, так и на французском языке), игры, посещения театров, домашние спектакли и т.д.

 

Дневники удивительно непосредственно позволяют проследить процесс взросления сестер Саводник и, следовательно, дают любопытный материал для понимания детской и юношеской психологии. Вот насмешливая запись в дневнике Оли (от 24 июля 1914 г.), как их приятель оставляет для ее сестры записку, я бы сказал, наивно-трагического содержания: «Если Наташа на мне не будет жениться, я застрелюсь». Но проходит два с лишним года и та же Оля делает в своем дневнике трогательную запись (от 27 октября 1916 г.) о посещении театра с «мадмуазель», подругой Таней и приятелем Юрой: «С разными замечаниями он нагибался ко мне ужасно близко, так что я один раз, чтобы ответить на его вопрос, повернула голову, и щеки наши чуть ли не соприкоснулись». И после спектакля Оле Саводник не хочется идти домой: «Мне было очень хорошо, то есть не физически, потому что меня мутило и голова кружилась, и так легко; говорить мы не говорили, потому что мне страшно хотелось молчать и думать, да об чем, уж не знаю, об чем я думала». Читая дневники сестер Саводник, я вспомнил другой, гораздо более знаменитый, дневник – Анны Франк [Франк, 2010]. Несмотря на все отличия, есть в этих непосредственных документах эпохи и нечто общее: даже в период мировых войн любой человек, тем более – подросток, думает не только о драматически (или трагически) складывающейся ситуации, но и «открыт» для самых светлых переживаний, в частности – юношеской влюбленности.

 

Наконец (и это, не исключаю, может оказаться наиболее интересным для читателей дневников), они позволяют судить о восприятии людьми определенного социо-культурного слоя событий военного и революционного времени. Событий, отстоящих от наших дней уже на целое столетие. При этом важно иметь в виду, что само это восприятие предстает в дневниках то непосредственным, то опосредованным: сестры Саводник нередко «воспроизводят» услышанные разговоры взрослых и их оценки происходящего. Быть может, в определенном смысле подросток всегда остается «человеком второго плана», так или иначе ориентирующимся – по принципу «притяжения» или пусть даже «отталкивания» – на ценности людей ближайшего круга, родных и друзей.


 

Публикация дневников О.В. и Н.В. Саводник затянулась почти на десять лет. Мне хотелось представить потенциальным читателям сохранившиеся части дневников полностью, но это оказалось трудно реализуемым проектом. Только сейчас появилась возможность публикации (с небольшими сокращениями) этих, на мой взгляд, удивительно интересных памятников культуры и быта первой четверти ХХ века. Возникли и иные трудности: как следует публиковать подобные тексты? Ведь юные Оля и Наташа Саводник делали дневниковые записи без соблюдения норм пунктуации, а часто – и орфографии. Советы специалистов в области археографии были противоречивыми: одни говорили о необходимости соблюдения норм русского языка, другие – о сохранении неповторимой «неправильности» текстов дневников. Ведь погрешности стиля и даже обычные ошибки девочек-подростков сами по себе являются в некотором отношении источником по проблеме воспитания и образования в начале ХХ в.! Я все же склонился к тому, чтобы, максимально сохраняя стиль публикуемых текстов, а в отдельных случаях и своеобразное написание некоторых слов и выражений, исправить их, особенно пунктуацию, в соответствии с нормами современного русского языка.

Что касается комментариев, то в большинстве случаев они уже практически невозможны, если говорить об упоминаемых знакомых, друзьях авторов дневников, а также некоторых их родных. Даже Н.С. Владыченская, предоставившая мне эти дневники и заинтересованно обсуждавшая со мной многие нюансы предлагаемой работы, не могла объяснить, кто «скрывается» в дневниках под упоминаемыми детскими именами. С другой стороны, спорным является вопрос о том, нужно ли комментировать встречающиеся в предлагаемых текстах фамилии писателей и актеров того времени.

К сожалению, Наталия Сергеевна Владыченская скончалась весной 2013 года. Ее памяти я посвящаю настоящую публикацию.

 



[1]Там же указаны основные труды В.Ф. Саводника.

[2]См. коммент. в кн.: [Иван Бунин, 1973, с. 442–443].

[3]Цит. по кн.: [Перцов, 2002, с. 393].

[4]Во многих выпусках этого сборника есть упоминания как о В.Ф. Саводнике, так и о Н.В. Саводник. См., напр., публикацию Н.В. Саводник: [Музыкальная жизнь Парижа, 1985, с.198–205].

[5]В моей памяти с детских лет сохранился рассказ мамы о Н.И. Шишове, деде «тети Иры» (И.А. Паламарчук) и сестер О.В. и Н.В. Саводник. Согласно семейному преданию, он был якобы столь состоятельным человеком, что по его просьбе (и, вероятно, за немалую «мзду»!) поезда, шедшие из Москвы на юг, делали краткую (вне расписания!) остановку там, где было удобно Н.И. Шишову.

[6]Краткая информация об этой усадьбе содержится и в научном каталоге А.И. Фролова «Усадьбы Подмосковья»: «ЛУКИНО-ВАРИНО (Лукино). Богородский у., 2-й стан / Щелковский р-н. Пос. Свердловский. В 30 км от г. Ногинска. На р. Клязьме. Владельцы: генерал И.И. Измайлов (с 1770-х гг.), И.И. Одоевский (с 1789), его наследники, Ланские, в т.ч. С. Ланской (нач.-сер. ХIX в.), фабрикант Н.И. Шишов и его наследники (до 1915), промышленник Г.А. Поляков (до 1917). Гости: В.Ф. Одоевский, В.А. Жуковский, М.В. Нестеров. Памятники: 2-этажный главный усадебный дом (нач. XIX в., при С.С. Ланском перестроен). Флора: пейзажный парк. Водоемы: пруды» [Фролов, 2003. с. 315–316].

27.04.2017 в 12:53


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame