Autoren

1004
 

Aufzeichnungen

143012
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Nina1918 » После войны (1 часть)

После войны (1 часть)

01.06.1945 – 14.03.1950
Чань-Чунь, Чань-Чуньская, Япония

Из Чань-Чуня меня и Кургузова Степана Степановича послали в г. Мундэн. Остановились мы у врача-японца. Через дорогу – пленные японцы квантунской армии. Стены на капительные, раздвижные. В любую комнату из нашей можно пройти, потому неспокойно. Чистота изумительная. На полу циновки, низкая мебель. При входе в дом в тамбуре снимаешь обувь, надеваешь обувь на деревянной подошве с перемычкой для большого пальца. Около входной двери снимаешь и надеваешь комнатную обувь. Идешь в туалет по коридору – надеваешь обувь, что оставил около двери. Доходишь до туалета, снимаешь в тамбуре туалета и надеваешь специальную. И так же обратно.

Японцы очень аккуратные, чистые. Белье белоснежное. Носки только белые, безпятые. Мы тоже приобрели такие. Передвигались вокруг стопы, так как при износе рвется след. Починять не надо.

В Мукдэн их Чань-Чуня мы выезжали ночью. Было очень темно. Пассажиров, ехавших с нами, не было видно. А ехали в вагоне без крыши. Внутрь надо было попадать по лестнице, так же спускаться. Ехали молча, было опасно подавать голос, мы не знали, кто находится в вагоне: китайцы, японцы, русские? Все молчали, боялись друг друга.

Когда мы ехали по Монголии, у нас не было воды для приготовления обеда и чая. Мы, женщины, пошли на дорогу искать, где жидкая грязь, чтобы через марю отжать воду (“Из копытного следа,..  лишь вода была б - вода» - "Василий Теркин”, Твардовский ). А мужчины в двух направлениях искать воду в пустыне. Одна группа, Иван Семенович, В.П. и еще 1-2 человека – вернулись ни с чем. А другая группа наткнулись на хунгузов (разбойники), пьющих кровь убитой лошади. Они вернулись и рассказали об этом. Почти все пошли к этому месту, захватив с собой топор. Хунгузы, испугавшись, ушли, лошадь оставили. Наши нарубили мясо, принесли. К счастью, проезжала полевая кхуня воинской части с водой. Мы объединились: наше мясо, их вода. На своей мясорубке они перекрутили мясо, их повара пожарили котлет, скипятили чай. Мы с наслаждением поели. Бывали ли котлеты вкуснее тех, что мы ели? (стр. 27 новой тетради)

Мукдэн очень напомнил мне г.Ригу. Из Чань-Чуня в Россию мы выехали в сентября месяце (16.09). В Харбине, рискуя отстать от поезда, с Лидией сбегали на базар. У нее оставались неизраходованные русские деньги, немного было и у меня – кое-что купила.

Первая наша остановка в России – столице еврейской автономной области – г.Биробиджан. Первое время дили в здании бывшей школы в одной комнате человек 15-18. При освобождении квартире мы с Витей и другие получили комнаты. Прожили зиму.

***
Армия стала сокращаться, некоторых демобилизовали. Мы очень стремились к этому, и по существующему приказу нас должны были демобилизовать. Витю – как по болезни (гайморит), а меня – как женщину. Но т.к. из части надо было увольнять сразу двух человек, то нас задержали до 13 июня 1948 года до пояления нам замены. Из Биробиджана мы с Витей, Евгенией Никифоровной Жуковой, Березиной Фридой Карповной, Каплан Полиной Ефимовной, Сушковыми Юрой и Аней были направлены в Читу, в СЭЛ-67 (санэпидлаборатория) Забайкальско-Амурского военного округа.

Комнаты нас с Сушковыми дали в старых деревянных одноэтажных домах. На улице дождь, и у нас в комнате дождь. Мы накрывались палаткой, а Тому (она у нас тогда жила) проводили в коридор, где можно было спать. Когда на кухне пол наполнялся водой и вода растекалась по коридорам (их было 2), то прорубали отверстия в полу для ее стока.

13 июля 1948 года нас демобилизовали, уволили в запас. Стоял вопрос – куда ехать? Витя выбирал теплые края. Первая его точка была – Кавказ. Я против. 2-я точка – Самарканд. Я против, т.к. плохо переносила и сейчас плохо переношу жару. Наконец, согласилась на Алма-Ату. Приехавшая из Алма-А то врач уж очень нахваливала ее: арыки, деревья защищают от жары, яблоки по 1 рублю за килограмм. А в Чите мы их купили для пробы одно яблоко, и то второсортное, за 22 рубля.

Собрали вещи, купили билеты и вдруг – селевой поток. На товарную станцию не проехать, путь размыло. Пути вскоре восстановили, а вещи мы оставили друзьям – Сушковым, отправить по назначению, следом за нами

 Приехали в Алма-Ату. Были в восторге от ее красоты, дали себе слово – вот что бы то ни стало обосноваться здесь. Первое время мы жили на частных квартирах (их было 2). Когда жили на квартире на Дачной улице, летом к нам приезжали Печниковы, Камилла (дочка Лели), зиму жила мама мужа. Потом, под влиянием встретившегося двоюродного брата Вити соблазнились на приобретение собственного домика, в 1950-м году. Ремонтировали его, пристроили комнату и кухонку.

Сама я сложила кирпичный сарай из двух отделений – в одном спали летом Таля и Макар Петрович (Витя лежал с радикулитом 6 месяцев. Когда жили в Барнауле, то собака хозяев выбежала с лаем на прохожих. Витя за ней, и не упал, а только перегнулся, и произошел разрыв мышц и отрыв отростка 5-го поясничного позвонка. С этой болезнью он мучился все годы, пока не съездил в Крым на грязевой курорт «Саки” в 1957(?).

Муж вырастил хороший сад: яблони, сливы, виноград, малина и др. Делал прививки нескольких сортов на одно дерево.

26.03.2016 в 09:56


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame