Autoren

977
 

Aufzeichnungen

140480
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Сurious Walker » Дочь адмирала

Дочь адмирала

18.01.1947 – 05.09.2012
Москва, Moscow region, СССР
Актриса Виктория Фёдорова. 1946-2012
автор  

...Для всех она так и осталась чужестранкой, дочерью врага народа, пусть и кинозвезды. 18 января 1946 года в Москве родилась Виктория Федорова(1946-2012) - знаменитая советская актриса, одна из красивейших женщин мира кино, дочь Зои Федоровой и американского адмирала Джейсона Тейта. Ее судьба-это история жертвы холодной войны, лишившейся в раннем детстве родителей и долго искавшей свой путь на встречу к ним. И к счастью- нашедшей этот путь. Пусть и ненадолго. 

Вика сыграла главные роли в знаменитых советских фильмах "Двое", "О любви" Преступление и наказание", "Урок литературы", а потом-исчезла с советского экрана. Уехала в США, к отцу, которого никогда не видела, но который ждал ее всю жизнь. В Америке она осталась навсегда.
Зоя Федорова была убита в 1981 году в своей квартире на Кутузовском проспекте. Обстоятельства этого убийств не раскрыты до сих пор. Слишком громкие имена там фигируровали. Викторию не пустили на похороны матери. Она уже была американкой. Необыкновенно красивая, женственная она вышла замуж за американского летчика. У них родился сын. Но семьи не получилось. Они быстро расстались. Отец забрал сына и не давал встречаться ему с матерью. Это стало самой большой трагедией в жизни актрисы. Много рисовала. Бог наделил ее многими талантами, забыв о женском счастье.  - Зои Федоровой.
На излете ее жизни ей повстречался замечательный человек- ставший ее мужем. Американский пожарный окружил Викторию заботой, теплотой и пониманием. Сын с ней не общался. Не приехал он и на ее похороны.
Виктория Федорова угасла осенью 5 сентября 2012 года после долгой борьбы с раком головного мозга. Но даже смерть не в состоянии отнять у нас
Это таинственное чудо дивной красоты по имени Виктория. С днем рождения Вика. Мир и покой Вашей светлой душе.


                                                                                                      Владимир Скачков:

...Один из ее парадоксов – в том, что она умерла не на Родине, где родилась и жила какое-то время с матерью, а в Отчизне, где жил, долго о ней и не подозревая, ее отец. И где потом закончились и ее дни, а прах был развеян над Пенсильванскими горами. А не над Воробьевыми (в Москве она впервые стала счастливой) и не над Кавказскими (они подарили ей одного из советских мужей – страстного грузина). Но так бывает сейчас довольно часто – глобализация, знаете ли, открытые границы, свобода передвижения, общечеловеческие ценности, якобы везде одинаковые... 

...И жила она на Родине шумно и весело, а закончила в Отчизне тихо и незаметно. На руках последнего, уже американского мужа, о котором только и известно, что зовут его Джон (Иван по-нашему), и он из тамошней пожарной охраны, из которой ушел на пенсию, чтобы ухаживать за женой. У нее диагностировали рак легких, убивший ее, и опухоль головного мозга...

…Страна-Родина, как вы уже, наверное, догадались, – это СССР. И родилась она в Москве 18 января 1946 года, а умерла два года назад, 5 сентября 2012 года, в стране-Отчизне – США, с которыми была все время связана неразрывно. Ее имя – Виктория Яковлевна Федорова, как сейчас пишут, «советская и американская актриса, писательница, сценарист».

А дома у нее «хасбенды» были ого-го-го! У многих ее подруг слюнки текли, и зависть прожигала душу. Любители «жареной малинки» связывали с ней популярного футболиста с испанскими корнями Михаила (Немесио) Посуэло, игрока московских «Торпедо» и «Спартака» и ленинградского «Зенита». Славный и популярный был бойфренд. Его в 1965 году пожизненно дисквалифицировали за употребление спиртного. Вместе с еще одной тогдашней футбольной «звездой» – Юрием Севидовым, который в пьяном виде сбил человека. И не простого, а лауреата Сталинской премии, химика, члена-корреспондента АН СССР Дмитрия Рябчикова. У пострадавшего была только сломана нога, но в больнице ему по ошибке студента-практиканта сделали наркоз, а сердце и не выдержало. ЦК КПСС, борясь с пьянством в спорте, приказал «строго наказать». Случается у коммунистов иногда такой припадок – побороться с алкоголизмом. Вот 18 футболистов и попали под горячую руку. В том числе – и Немесио-Михаил, возлюбленный нашей героини...


А дома у нее «хасбенды» были ого-го-го! У многих ее подруг слюнки текли, и зависть прожигала душу. Любители «жареной малинки» связывали с ней популярного футболиста с испанскими корнями Михаила (Немесио) Посуэло, игрока московских «Торпедо» и «Спартака» и ленинградского «Зенита»

 

 


Она от него, конечно, ушла. Но уже «по профессии» – к режиссеру фильма «Двое» Михаилу Богину, который был старше на 10 лет и прославил ее на всю страну как начинающую кинозвезду. Разница в возрасте, мало приветствуемая в те годы, свела отношения и с этим бойфрендом к нулю. Известный «Портос Советского Союза» Валентин Смирнитский, снявшийся с ней в «Двоих», до сих пор, говорят, сожалеет, что у него тогда не случился роман с новой «звездочкой»...

Затем девушка решила не грешить, официально завоевывая безнравственную репутацию, которая по-ханжески тогда не приветствовалась вообще, и вышла замуж. И тоже – не просто так. А опять же «по профессии» – за Ираклия Асатиани, сына знаменитого режиссера-документалиста Георгия Асатиани. Следующим мужем ее стал восходящая звезда советской экономической науки Сергей Благоволин, погодя ставший известным широкой публике как гендиректор ОРТ. После убийства Влада Листьева. После него – опять «по профессии» – мужем стал мэтр советского кино Валентин Ежов, автор и соавтор сценариев «Баллада о солдате», «Белое солнце пустыни», «Сибириада», «Мой лучший друг генерал Василий, сын Иосифа» и т. д.

Он, как потом стали петь все, кому не лень, за Андреем Макаревичем, «был старше ее» (разница почти 25 лет), что и создало в совместной жизни определенные, мягко говоря, коллизии, позволившие ему через много лет, незадолго до своей смерти в 2004 году, обвинить свою «бывшенькую» почти в алкоголизме. Но слух о пьянстве ее был, конечно же, сильным преувеличением. А слова о нем – отчасти и обидой брошенного мужа. Спиртное тогда было одним из надежных и быстрых средств, чтобы забыться. И придать унылой жизни в сплошь заартикулированной стране некий веселый импульс-релакс. «Я пью, значит я существую и могу увидеть небо в алмазах» – вот один из тогдашних жизненных подходов молодых людей, которых воротило от насквозь фальшивого «построения коммунизма». А выпив, можно было и на партсобрании какое-то время безболезненно сидеть и слушать, как все хорошо, когда все вокруг так плохо. Скучно, неинтересно, заточено под вечное прошлое, якобы оправдывающее постное настоящее, но приближающее «светлое будущее всего человечества». Вот молодые московские мажоры и веселились во хмелю. Развлекались, как могли, имея кто звездный статус, кто – высокопоставленных родителей, ответственных если не за строительство светлого будущего, то за его воспевание, кто – умение примазаться к первым и вторым и быть там «своим»... 

А она была «американской» уже тогда, ибо отцом ее был американец, которого она увидела уже ближе к своим 30 годам, в 1975 году. Увидела в Америке и уже оттуда не вернулась. Другими словами, осуществила еще одну мечту большинства тогдашней советской «золотой молодежи» – «свалить отсюда». То есть из СССР. Хоть чучелом, хоть тушкой. Хоть евреем, хоть диссидентом. Хоть по туристической, хоть по служебной визе. 

«Свалить» – это была романтика освобождения, которая перевешивала не менее романтическую будущую ностальгию и… возможную неприкаянность. Свобода манила и пьянила. И не хотелось верить в то, что «ТАМ» приехавшие и «освободившиеся» – за редким исключением – никому не нужны

 

 


«Свалить» – это была романтика освобождения, которая перевешивала не менее романтическую будущую ностальгию и… возможную неприкаянность. Свобода манила и пьянила. И не хотелось верить в то, что «ТАМ» приехавшие и «освободившиеся» – за редким исключением – никому не нужны. Что придется начинать все заново и с нуля. Что мама с папой и профсоюз, такой нудный, но такой порой полезный, не помогут. Что не с кем словом будет перемолвиться. Разве что с редкими такими же «счастливцами», с которыми все было говорено-переговорено еще дома...

...Вика Федорова узнала все на себе. Ее американский друг, совладелец нью-йоркского ресторана «Русский самовар» Роман Каплан этой осенью, после ее смерти, рассказал журналистам, что Виктория не была счастлива в Америке. Что она не была востребована Голливудом, а ее первый американский брак не сложился. Что жила уединенно в своем доме в Пенсильвании, редко была на публике и общалась лишь с небольшой группой друзей и со вторым американским мужем Джоном, таким далеким от ее былой «звездности», но надежным, какими редко бывают и русские мужики...

...С ее смертью для меня окончательно рухнул миф о том, что можно уехать куда-то, сбежать и там стать счастливым и свободным. А она это – победу и обретение свободы вкупе со счастьем – излучала всем своим естеством в 1988 году, когда после 13 лет запрета на возвращение все-таки вернулась в СССР и гульбанила со старыми знакомыми и друзьями в захлебывающейся от перестроечной эйфории Москве. Многие тогда в столице «нашей общей бывшей», в Доме кино, в старых и новых ресторанах, возрождающихся к былой досоветской гастрономически-гурманной пышности и щедрости, опять или завидовали, или радовались ее успеху, или относились уже показательно равнодушно, мол, сами с усами. А она в успехе купалась. Как победительница, которая вернулась на коне. Хотя «конь», скажем теперь честно, был хромым на все четыре ноги. И «конем»-то был лишь потому, что возил наездницу в Америке. Но этого уже тогда, в 1988-м, было мало...

Впрочем, обо всем по порядку. Романтики и недосказанности, противоречий и неожиданностей в жизни Виктории Федоровой хватило бы на несколько жизней. Ее же они сопровождали всю жизнь, с рождения. Она была дочерью знаменитой советской актрисы, дважды лауреата Сталинской премии Зои Федоровой, которая могла себе позволить отказать в похотливо-любовных притязаниях даже всесильному любителю женщин-пышек Лаврентию Берия. Но Вика была «дитем любви» Зои. 

23 февраля 1945 года на официальном приеме у наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова в честь годовщины Красной Армии прославленная и любимая «вождем народов» Иосифом Сталиным актриса, исполнительница главных ролей в фильмах «Подруги», «Музыкальная история», «Свадьба» Зоя Федорова в свои 35 лет встречается с 46-летним замглавы морской секции военной миссии США капитаном Джексоном Роджерсом Тейтом. Он прибыл в Москву только в январе того же года, присматривался и... присмотрел. Это была любовь. Вика со слов мамы утверждала, что была она зачата именно 9 мая 1945 года и названа Викторией в честь Великой Победы, отчество – Яковлевна – оттого, что папа Джексон...

Недремлющее министерство госбезопасности зафиксировало «запретную связь» немедленно. Тем более что его шеф-куратор упомянутый Лаврентий Берия точил зуб на неподатливую женщину. Она не успела и сказать возлюбленному о беременности, как ее услали с гастролями в Крым, а ему предписали без объяснений причин в течение 48 часов как персоне нон-грата покинуть Союз

 

 


Недремлющее министерство госбезопасности зафиксировало «запретную связь» немедленно. Тем более что его шеф-куратор упомянутый Лаврентий Берия точил зуб на неподатливую женщину. Она не успела и сказать возлюбленному о беременности, как ее услали с гастролями в Крым, а ему предписали без объяснений причин в течение 48 часов как персоне нон-грата покинуть Союз. Он и покинул. Через некоторое время Тейт, безрезультатно славший в СССР запросы о судьбе Зои Федоровой, получил анонимное письмо из Швеции, сообщавшее, что его бывшая возлюбленная вышла замуж за некоего композитора и «счастливо растит с ним двоих детей». Имя отправителя письма осталось неизвестным. И только через долгих 18 лет он узнал о подлинной судьбе русской любимой и дочери. 

Вика родилась в январе 1946 года, а уже 27 декабря того же года Зою Федорову арестовали и осудили за «шпионаж» на 25 лет лагерей усиленного режима (с заменой на заключение во Владимирской тюрьме) с конфискацией всего имущества и ссылкой для всей семьи. Сестра Зои, тетя Вики – Александра была приговорена к пожизненной ссылке с детьми. Еще одна сестра, Мария – к 10 годам исправительно-трудовых лагерей с отбыванием срока на кирпичном заводе в Воркуте (умерла до окончания срока в 1952 году). Зоя, узнав о приговоре, пыталась повеситься в камере, но вохровцы ее откачали. Виктория с 1947 года жила в ссылке в селе Полудино на севере Казахстана вместе c тетей Александрой и ее детьми Ниной и Юрой. Тетю она и считала своей мамой, а с настоящей матерью воссоединилась только в феврале 1955 года. Может быть, эти обстоятельства и предопределили Викину тягу к свободе...

После школы, в 1962 году, Вика тоже захотела пойти по стопам обретенной мамы, довольно успешно вернувшейся в советское кино, и поступила в студию драматического искусства. По воспоминаниям современников, яркая, веселая, даже взбалмошная, нестандартная и удивительно красивая Вика дебютировала в кино в 1964 году, исполнив эпизодическую роль Жени в фильме Михаила Калика «До свидания, мальчики!». В 1969 году окончила ВГИК (мастерская Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой). Снялась в трагикомедии Алексея Коренева «Урок литературы», классической экранизации Льва Кулиджанова «Преступление и наказание», мелодраме Михаила Богина «О любви», психологической драме Федора Филиппова «Расплата» и ряде других известных советских фильмов 1960-х – 1970-х годов. И как мы уже знаем, лихо ходила замуж, выпивала и веселилась. И компания у нее была подходящая – Валентин Смирнитский, Олег Янковский, Борис Хмельницкий.

А в 1973 году нашли ее престарелого отца Джексона Тейта, который к тому времени стал контр-адмиралом и вышел на пенсию, и убедили его встретиться с дочерью. Старик-адмирал выслал Вике приглашение посетить Америку. «Мосфильм», разумеется, не дал характеристики, необходимой для загранпоездки трижды разведенной женщины из страны, в которой «секса нет».

Вика устроила у себя дома в Москве, не страшась никакого КГБ, пресс-конференцию для иностранных журналистов, и ее со скандалом выпустили. В апреле 1975 года ее воссоединение с отцом тоже на пресс-конференции широко освещалось в США и во всем «демократическом мире»

 

 


Вика устроила у себя дома в Москве, не страшась никакого КГБ, пресс-конференцию для иностранных журналистов, и ее со скандалом выпустили. В апреле 1975 года ее воссоединение с отцом тоже на пресс-конференции широко освещалось в США и во всем «демократическом мире». А потом в Америке на одном из приемов она встречает второго пилота авиакомпании Pan American World Airways Фредерика Ричарда Поя (его еще иногда называют Поуи, Пуи). И тоже все обстояло очень романтично. Фредерика Поя на прием пригласил отец адмирал Тейт, которому летчик, тронутый историей о разлученных жизнью дочери и отце, обещал выполнить любое его поручение. И поскольку в Америке Вике подарили пуделя по кличке Моряк, которого ей очень хотелось взять с собой в Москву, а были санитарные сложности с перевозкой животного, то отец и вспомнил о любезном летчике. Виктория и Фредерик познакомились и за несколько дней до окончания Викиной трехмесячной визы поженились. Она осталась в США и через положенные месяцы родила новому мужу сына – Кристофера Александера Федора Поя...

Незадолго до рождения внука и бабушка – Зоя Федорова – добилась от советских властей разрешения на выезд в США. И там через 31 год после их последней встречи все-таки увиделась с отцом Виктории – адмиралом Джексоном, ее «Яшей». Через два года, 19 июля 1978 года, 79-летний моряк, за несколько месяцев до этого перенесший тяжелую операцию на сердце, умер от рака в больнице муниципалитета Ориндж-Парк (Флорида)...

Он так и не узнал, что мытарства его русской возлюбленной и ее дочери на этом не закончились. 11 декабря 1981 года Зоя Федорова была убита выстрелом в затылок в своей трехкомнатной квартире №243 дома 4/2 по Кутузовскому проспекту. Убийство до сих пор не раскрыто. Говорили о причастности актрисы к тайным операциям КГБ, о связи ее с высокопоставленной компартийной «бриллиантовой мафией» Москвы и т.д. И сейчас все уверены, что убили Зою Федорову за то, что слишком много знала и, уехав и прихватив драгоценности, могла рассказать «ТАМ» и не «ТО»...

Похоронили Зою на Ваганьковском кладбище, в тихом укромном месте сразу за колумбарием, направо. Найти легко и одновременно трудно. Дочери Виктории на похороны приехать не позволили. Еще бы – «предательница», «невозвращенка»...

Но к тому времени у дочери Вики все вроде бы складывалось хорошо. Она уже получила американское гражданство, начала сниматься в эпизодических ролях в кино и на телевидении, в соавторстве с Хэскелем Франкелем в 1979 году выпустила книгу «Дочь адмирала», на титульном листе которой написала посвящение: «Моей дорогой мамочке, чья любовь согревала меня и в добрые, и в тяжкие времена, где бы я ни была – рядом или вдали от нее, – и которая всегда будет жить в моей памяти». Как будто дочь предчувствовала уход матери...

А потом все покатилось вниз и у Виктории. Заметная актерская карьера в Америке у нее действительно не сложилась. И закончилась обидно преждевременно

 

 


А потом все покатилось вниз и у Виктории. Заметная актерская карьера в Америке у нее действительно не сложилась. И закончилась обидно преждевременно. На новой родине она появилась на экране в трех сериалах, да еще в триллере Артура Пенна «Мишень» (1985). Единственная заметная роль – Виктории Томановой в популярном сериале «Секретный агент Макгайвер» в 1986 году. В 1988 году она, как было сказано выше, еще приезжала в Москву в роли победительницы, но потом все свелось больше к планам, чем к их реализации.

В 1990 году Вика развелась с Фредериком Поем, и он после развода отсудил у нее сына Федора, который так и вырос не знающим родного языка матери. Сама Виктория, в 1998 году еще раз посетив Москву, поделилась с тамошней тусовкой своими планами – продюсировать биографический фильм о Зое Федоровой по сценарию, написанному Эдуардом Володарским. А также сняться в главной роли в российско-американском фильме «Западня», посвященном «сложностям адаптации русских женщин к богатым американским мужьям». Ничего из этого не было реализовано...

Потом она вышла замуж в США вторично, поселилась в своем доме в Пенсильвании и занялась тем, что могло бы лишь скрасить закат. Российская актриса Людмила Гладунко после смерти Вики вспоминала: «37 лет в США сделали свое дело. Она живет в американской среде, редко встречалась с кем-то из друзей русских. Сын Кристофер вообще ни слова по-русски не говорит. Вика написала историческую книгу, роман, занималась керамикой, дома организовала мастерскую, свои работы выставляет на сайт в Интернете». И все. Даже сериал «Зоя» о смерти ее матери на «Первом канале» сняли без нее…

…А потом она умерла. И вот ведь что удивительно: как по иронии судьбы, незадолго до эмиграции, в 1972 году Виктория сыграла в советском фильме Омара Гвасалии и Александра Стефановича по сценарию Сергея Михалкова «Вид на жительство», как раз разоблачающем прогнивший Запад, куда сбегал главный герой. И Викторию под конец жизни уже мало кто и где ждал. Многих уже просто не было в живых – мамы и отца, третьего мужа Ежова и Янковского с Хмельницким, к которым он ее ревновал. Немесио-Михаил Посуэло давно живет в Испании и, по некоторым данным, до недавнего времени тренировал детские футбольные команды – ему не до полузабытой юношеской любви Вики. Родной американский сын Федор, как уже было сказано, не знает русского языка и матерью не интересовался. Сводный брат по отцу капитан ВМФ США Хью Тейт, сын адмирала от американской жены Хэзел, – тоже. 

...До Виктории Федоровой из людей искусства уезжали из Союза многие. В том числе и ее друзья и знакомые. Рудольф Нуреев, Наталья Макарова и Михаил Барышников, ее первый режиссер Михаил Богин, Александр Годунов, Савелий Крамаров, Олег Видов, Людмила Белоусова и Олег Протопопов, Андрей Тарковский, Андрон Кончаловский. По-разному сложилась у всех у них судьба. И даже если приходил безумный успех, им все равно чего-то не хватало, и они возвращались на родину. Кто успевал. Или кого успевали пустить назад...

...Виктория Федорова побывать на Родине успела, а вернуться – нет. Но, может быть, не зря ее пепел развеяли над Пенсильванией – ветер донесет его домой. Потому как глобализация, знаете ли, открытые границы, свобода передвижения, общечеловеческие ценности, якобы везде одинаковые...

Автор: Владимир Скачко

Источник: http://versii.com/news/311369/

 

20.01.2016 в 21:26


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame